Политзаключённые и политические репрессии в России в 2021 году

Дата публикации: 15.03.2022

Скачать файл

1.Списки политзаключённых: методология и статистика

1.1.Как Правозащитный центр «Мемориал» ведет списки политзаключённых

Составление списков политических заключённых — одно из важнейших направлений работы Правозащитного центра «Мемориал». Организация занимается этим с 2009 года. В этом разделе мы вкратце расскажем, как и для чего это делаем.

Кого мы считаем политзаключёнными

В своей работе по признанию политзаключёнными ПЦ «Мемориал» опирается на «Руководство по определению понятия „политический заключённый“», разработанное правозащитниками разных стран на основе Резолюции ПАСЕ № 1900 (2012). В соответствии с этим Руководством, чтобы ПЦ «Мемориал» признал кого-либо политзаключённым, должны выполняться следующие условия:

  1. преследуемый лишён свободы в силу государственного принуждения (находится в СИЗО, колонии, под домашним арестом, в Центре временного содержания граждан, на принудительном лечении в психиатрической больнице и т. д. — на практике в большинстве случаев речь идет об уголовном преследовании);
  2. имеет место хотя бы один из следующих факторов:

а) лишение свободы было применено исключительно из-за политических, религиозных или иных убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;

б) лишение свободы было применено исключительно из-за ненасильственной деятельности, направленной на защиту прав человека и основных свобод;

в) лишение свободы было применено исключительно по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, национального, этнического, социального или родового происхождения, рождения, гражданства, сексуальной ориентации и гендерной идентичности, имущественного положения или иным признакам либо исходя из наличия устойчивой связи с сообществами, объединёнными такими признаками;

  1. уголовное преследование политически мотивировано (о том, что такое «политический мотив», — см. ниже) и имеет место хотя бы один из следующих факторов:

а) лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;

б) лишение свободы было основано на фальсификации доказательств, либо отсутствовало событие или состав правонарушения, либо правонарушение было совершено иным лицом;

в) продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором лицо подозревается, обвиняется либо было признано виновным;

г) лицо лишено свободы избирательно по сравнению с другими лицами;

  1. преследуемый не совершал насильственного преступления против личности (за исключением случаев самообороны или крайней необходимости), а также не совершал преступления против личности и имущества на почве ненависти и не призывал к насилию по национальному, этническому, расовому, религиозному или другим подобным признакам.

Это не единственный возможный подход к определению понятия «политзаключённый». У нас, как и ни у кого другого, нет монополии на этот термин, и всякий человек волен вкладывать в него другие, собственные смыслы. Тем не менее для содержательного обсуждения проблемы и единства подходов к ситуациям в различных странах общее понимание, основанное на резолюции ПАСЕ, представляется ценным.

Как мы определяем политический мотив

Согласно Руководству по определению понятия «политический заключённый», политический мотив — это «реальные основания неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

а) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;

б) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности».

Выражаясь проще, власти декларируют одни причины преследования, которые выражают в формальном обвинении, но реальные причины их атаки на человека другие: он/она им мешает или им почему-либо ещё выгодно сфабриковать уголовное дело.

Пункт б) интуитивно понятен: речь идёт о преследованиях правозащитников, журналистов, оппозиционных политиков, организаторов и участников протестных акций, блогеров — лидеров мнений. Репрессии в данном случае — инструмент, чтобы напугать таких людей, вынудить их уехать или просто физически изолировать их в тюрьме.

Яркий пример 2020 года — давление на адвоката Ивана Павлова, который много лет защищает обвиняемых в госизмене и шпионаже и привлекает внимание общества к фабрикации таких уголовных дел. Для начала против него возбудили дело о разглашении гостайны из-за его работы в деле бывшего журналиста Ивана Сафронова. Павлову запретили пользоваться телефоном и интернетом, что сделало адвокатскую деятельность почти невозможной. Сайт его организации «Команда 29» заблокировали из-за цитирования материалов «нежелательной организации» из Чехии. Павлов был вынужден закрыть организацию и, опасаясь дальнейшего преследования, уехать из России. Уже после этого его и некоторых его бывших коллег по «Команде 29» признали «иностранными агентами».

Иногда давление осуществляется через преследование родственников. Например, под арест по обвинению в ненасильственном преступлении отправили Юрия Жданова — пожилого отца бывшего директора ФБК Ивана Жданова, находящегося за границей.

Пункт a) несколько сложнее и представляет собой скорее группу мотивов:

  • запугивание общества — власть рассчитывает на то, что не только сам преследуемый, но и те, кто знает о преследовании, откажутся выходить на митинги, выражать мнение в соцсетях, публиковать журналистские расследования и т. д.;
  • пропаганда — власти стремятся либо дискредитировать своих противников, выставив их, например, мелкими мошенниками, либо, наоборот, создать образ опасного врага, иногда даже из случайных жертв, чтобы, например, оправдать в сознании общества расширение полномочий силовиков;
  • успокоение общества — правоохранительные органы имитируют, что они эффективно борются с серьёзными угрозами (чаще всего речь идёт о терроризме);
  • усиление переговорных позиций (проще говоря, взятие заложников) — российские власти готовы отпустить преследуемых, если другие страны пойдут на уступки.

Такое понимание политического мотива неизбежно весьма широко. В частности, не всегда просто установить его наличие или отсутствие в конкретных случаях преследований в рамках репрессивных кампаний. Государство ведёт репрессивные (иногда имитационные) кампании, имеющие следствием большое количество сфабрикованных дел по разным темам: борьба с наркотиками, сексуализированным насилием над детьми, коррупцией и т. д. В каждом случае приходится отдельно исследовать контекст и выяснять, имеем ли мы дело с политическим мотивом.

Тем не менее есть случаи, в которых мы почти всегда говорим о политическом мотиве обвинения: если оно «явным образом вписывается в рамки конкретной государственной пропагандистской и репрессивной кампании и при этом связано с обвинением по экстремистским и террористическим статьям, статьям о массовых беспорядках, хулиганстве, вандализме, шпионаже и государственной измене».

Вспомогательным мотивом преследования часто бывает желание конкретных силовиков улучшить отчётность, получить повышение по службе или иные выгоды. Такая ситуация представляет собой своеобразный ответ снизу на репрессивный запрос сверху.

Почему наши списки политзаключённых заведомо неполны

Количество людей в списках политзаключённых Правозащитного центра «Мемориал» следует считать минимальной оценкой масштабов репрессий. Многие преследуемые по политическим мотивам не признаны политзаключёнными, и на это есть несколько причин.

Нехватка информации. Мы стараемся максимально полно, насколько это возможно, изучить позицию и аргументы обвинения и опираться на документы: обвинительное заключение, другие материалы дела, приговор суда. Важны и аргументы защиты: нам важно знать, что была проведена экспертиза, доказывающая невиновность преследуемого, или что были допущены существенные процессуальные нарушения.

Чтобы получить связанные с делом документы, нужно, чтобы преследуемые, их родственники или адвокаты хотели и могли их нам предоставить. В делах о госизмене и шпионаже это практически невозможно: материалы дела обычно содержат гостайну. Во многих других случаях с адвокатов берут подписку о неразглашении во время следствия. Иногда преследуемые и их защитники попросту считают, что огласка им может навредить, и не идут на контакт.

Конечно, политические преследования могут быть предельно простыми — например, когда людей арестовывают за причастность к Свидетелям Иеговы или за неоднократное участие в мирных демонстрациях. В этих случаях нам может хватить и информации из СМИ. Но некоторые дела — например, о подготовке терактов или об экономических преступлениях — требуют куда более тщательного анализа. Часто приходится ждать, когда окончится следствие, а иногда и суд, чтобы получить достаточно информации. При этом стоит отметить, что посещение судебных заседаний с начала пандемии COVID-19 весьма затруднено.

Наконец, о большинстве политических преследований, особенно если их жертвы — случайные люди, мы просто не знаем, а преследуемые, в свою очередь, не знают, как и кому о себе рассказать.

Ограниченность ресурсов. Над изучением политических дел в программе поддержки политзаключённых трудится несколько человек. Как уже сказано выше, некоторые дела просты и очевидны, а некоторые требуют большой работы: нужно найти документы, ознакомиться с ними, проанализировать, разобраться в контексте, подготовить аргументы.

Дополнительное время часто требуется и для обсуждения кейсов потенциальных политзаключённых в коллегиальном органе, принимающем в конечном счёте решение о признании. В 2021 году таким органом был руководящий орган ПЦ «Мемориал» — Совет. Членам Совета нужно время, чтобы ознакомиться с информационной справкой по делу и определиться со своей позицией. Иногда решение принимается только после длительной дискуссии после многочисленных уточнений обстоятельств и аргументов.

Если каких-то преследуемых пока нет в списке — возможно, их дело ждёт своей очереди.

Проблема применения исключений. Выше говорилось, что даже если подвергшийся преследованию по политическим мотивам человек соответствует критериям отнесения к политзаключённым, мы не признаем его таковым, если он совершил насильственное преступление против личности, призывал к насилию или совершал насилие на почве ненависти. Иной подход был бы не правозащитным, а политическим, практически лишающим понятие «политзаключённый» объективного содержания и делающим его простым маркером «своего» в дихотомическом делении на «своих» и «чужих».

Это правило часто приводит к болезненным и жарким спорам в обществе. Многие готовы поддерживать людей, призывавших к насилию и даже его совершавших, и считают их политзаключёнными, а наш список без них — неполным.

Мы, со своей стороны, понимаем, насколько важно освещать незаконные политические преследования в том числе и в отношении таких людей, требовать соблюдения их прав, поэтому создали ещё один список жертв политических преследований (об устройстве наших списков — см. ниже), в который включаем в том числе и тех, кого по разным причинам не можем признать политзаключёнными.

Как устроены наши списки политзаключённых и жертв политических преследований

  1. Общий список политзаключённых. В него попадают все политзаключённые, кроме тех, кто лишён свободы в связи с реализацией права на свободу вероисповедания и религиозной принадлежностью. Мы стремимся включить в этот список всех, кто соответствует его критериям.
  2. Список политзаключённых, преследуемых в связи с религией. Люди в этом списке соответствуют всем критериям отнесения к политзаключённым, но из-за их многочисленности нам пришлось подсчитывать их отдельно — для удобства восприятия. В «религиозном» списке в четыре раза больше людей, чем в обычном «светском» или «общегражданском». Причина этому, в первую очередь, — конвейерные групповые дела о причастности к «Хизб ут-Тахрир» и Свидетелям Иеговы.

В этот список мы также стараемся включить всех известных «религиозных» политзаключённых.

  1. Список преследуемых без лишения свободы. Это люди, чьё преследование соответствует критериям признания политзаключёнными, но не лишённые свободы, то есть, например, находящиеся под подпиской о невыезде, получившие условный срок или вынужденные эмигрировать из-за политического преследования. Если их арестуют, мы автоматически переведём их в список политзаключённых. Этот список не претендует на полноту, мы не ставим перед собой задачи учесть всех, кто подпадает под его критерии.
  2. Не вошедшие в списки жертвы политических преследований. Сюда мы добавляем тех узников, в чьём преследовании видим очевидные признаки политического мотива и нарушения закона или иных оснований отнесения к политзаключённым, но кого мы ещё или уже не признали политзаключёнными. Иногда это те, чьи дела мы не смогли по тем или иным причинам проанализировать с подробностью, необходимой для признания политзаключёнными, а иногда те, кто, несмотря на соответствие остальным критериям политзаключённого, призывал к насилию или совершал его.

Зачем нужны списки политзаключённых

Первая и основная их функция — дать приблизительную минимальную оценку масштабам политических репрессий в России. Количество политзаключённых в наших списках (и особенно — изменение этого количества от года к году) является важной характеристикой происходящего в стране, степени жестокости авторитарного режима.

Во-вторых, мы пытаемся привлечь общественную поддержку к политзаключённым. Мы проводим подготовительную работу, собираем информацию, тщательно аргументируем, почему преследование неправомерное и политическое. Большинство сочувствующих не имеют времени и сил для такого подробного изучения дел. Узнав о том, что ПЦ «Мемориал» признал кого-то политзаключённым, они обычно понимают, что преследуемый заслуживает поддержки и скорейшего освобождения или пересмотра дела. Чем меньше фигурант преследования известен, тем большее значение может иметь для него попадание в наши списки.

В-третьих, на нашем сайте можно найти информацию об обстоятельствах уголовных дел политзаключённых и их анализ. Мы стараемся распространять её в российском обществе и за рубежом.

В-четвёртых, в меру своих возможностей мы стараемся помогать политзаключённым и их семьям финансово и юридически. Впрочем, для получения помощи не обязательно принадлежать к списку, мы распространяем помощь и на тех, кто политзаключённым не признан, но про кого понимаем, что этот человек неправомерно преследуется по политическим мотивам.

1.2.Статистика ПЦ «Мемориал»

На 21 декабря 2021 года в списках ПЦ «Мемориал»:

  • 83 политзаключённых в «общем» списке;
  • 343 политзаключённых в религиозном списке.

Несмотря на то, что списки ПЦ «Мемориал» дают лишь минимальную оценку количества жертв политических репрессий, по их изменению можно судить о тенденциях ужесточения российского политического режима в последние годы (см. Таблицу 1). В конце 2014 года количество политзаключённых существенно сократилось благодаря амнистии и помилованиям накануне Олимпийских Игр в Сочи, однако после этого мы наблюдаем постоянный рост численности политзаключённых, причём интенсивность этого роста исключает возможность его объяснения факторами, связанными с методикой составления списков ПЦ «Мемориал». Общее число политзаключённых с начала 2015 года выросло почти в 10 раз. Особенно высокими темпами растёт список лишённых свободы в связи с реализацией права на свободу вероисповедания (это объясняется «конвейерными» делами против «Хизб ут-Тахрир» и Свидетелей Иеговы).

Таблица 1. Численность политзаключённых в РФ в 2015 — 2021 годах

(данные указаны на начало соответствующего года)

 

2015

2016

2017

2018

2019

2020

2021

На конец декабря 2021

Общий список

36

40

52

46

53

63

61

83

Религиозный список

10

10

50

84

167

245

287

343

Всего

46

50

102

130

220

308

348

426

Количество людей в «общем» списке политзаключённых за десять месяцев 2021 года выросло на треть. Это самый высокий темп его роста с 2015 года. Из 61 человека, которые находились в этом списке на конец 2020 года, освободились 10. При этом в список были включены ещё 32 человека. Из них шестеро были лишены свободы раньше, а признаны политзаключёнными в 2021 году, а 26 — лишены свободы в 2021 году. Преследования почти половины из них связаны с деятельностью Алексея Навального и его команды, а также с акциями в его поддержку.

«Религиозный» список на 21 декабря 2021 года состоит на:

60 % — из лишённых свободы за причастность к «Хизб ут-Тахрир»;

31 % — из Свидетелей Иеговы;

9 % — из представителей других религиозных течений.

«Религиозный» список за почти 12 месяцев 2021 года увеличился на 56 человек. За это время освободился 41 человек, а в список добавились 97 человек. Из «новоприбывших» — 32 были лишены свободы до 2021 года, но признаны политзаключёнными в 2021 году, а 65 лишены свободы уже в рассматриваемый период. Почти все из арестованных в 2021 году новых политзаключённых в религиозном списке — это Свидетели Иеговы, обвинённые в экстремизме.

***

В нашем докладе мы не претендуем на полное описание всех политических репрессий, имевших место в 2021 году, но стараемся отразить наиболее заметные репрессивные кампании этого года и дать общее представление о разнообразии, характере, целях, охвате, инструментах и объектах преследований, имеющих признаки политической мотивации, необоснованности и незаконности, в первую очередь уголовных. Понятно, что отнесение многих конкретных случаев политически мотивированного уголовного преследования к тому или иному разделу условно. Многие из упомянутых в докладе дел могут быть отнесены сразу к нескольким разделам. Мы относили их к тому или иному, исходя из того, какой аспект преследования казался нам наиболее существенным.

2.Основные репрессивные кампании 2021 года

2.1.Преследования Алексея Навального и его сторонников

Алексей Навальный — популярный оппозиционный политик национал-демократических взглядов, юрист, инициатор антикоррупционных расследований, блогер.

Стал набирать популярность в 2009–2010 годах, когда опубликовал в Живом Журнале собственные расследования хищений в ВТБ и «Транснефти». Создал проект «РосПил», посвящённый борьбе со злоупотреблениями в госзакупках, позже стал учредителем Фонда борьбы с коррупцией.

В 2011 году назвал «Единую Россию» в эфире радио Finam FM «партией жуликов и воров», а к выборам в Госдуму запустил кампанию «Голосуй за любую партию, кроме партии жуликов и воров», во многом консолидировавшую протестные настроения. В 2012 году занял первое место на неофициальных выборах в Координационный совет оппозиции.

В 2013 году участвовал в выборах мэра Москвы и получил 27,24 % голосов, заняв второе место.

Тогда же, в 2013 году, был приговорён к 5 годам колонии по делу «Кировлеса» — Навального обвинили в том, что, будучи советником губернатора Кировской области, он вынудил госпредприятие «Кировлес» продать «Вятской лесной компании» древесину по заниженной цене, а та в свою очередь перепродала товар по цене рыночной (подробнее о деле — на сайте ПЦ «Мемориал»). После того как Навального взяли под стражу, в Москве состоялась многотысячная акция протеста. На следующий день, по ходатайству прокуратуры, оппозиционера освободили до апелляции. Впоследствии реальный срок заменили условным.

Многократно подвергался административным арестам после задержаний на акциях протеста. Безуспешно пытался зарегистрировать политическую партию. В 2017 году объявил, что будет баллотироваться на пост президента России, развил сеть региональных штабов и подготовился к сбору подписей. ЦИК отказала Навальному в регистрации из-за судимости по делу «Кировлеса».

Покушение на жизнь Алексея Навального в 2020 году

Хотя попытка отравления Навального была предпринята в 2020 году, это событие имело огромную значимость, фактически именно с него идёт отсчёт нового качества репрессивной политики российской власти в отношении оппозиции. Именно поэтому мы считаем необходимым рассказать о нём в докладе, посвящённом репрессиям 2021 года.

20 августа 2020 года Алексей Навальный почувствовал сильное недомогание в самолёте, летевшем из Томска в Москву. Экипаж посадил самолёт в аэропорту Омска. Врачи «Скорой помощи» поставили Навальному предварительный диагноз «отравление» и доставили в отделение токсикореанимации Омской больницы скорой помощи № 1, где пациента ввели в искусственную кому и подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких.

Впоследствии руководство больницы заявило, что признаков отравления у Навального нет, а резкое недомогание вызвано понижением сахара в крови. По данным анонимных источников Reuters, врачи «Скорой» на месте проверяли уровень сахара в крови Навального и значения были в норме.

Сразу же после госпитализации Навального канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон заявили о готовности оказать оппозиционеру медицинскую помощь в своих странах. Утром 21 августа в Омск прибыл реанимационный самолёт, который должен был отвезти Навального в Берлин для лечения в клинике «Шарите». Почти сутки консилиум российских врачей отказывал в транспортировке, ссылаясь на нестабильное состояние пациента, однако 22 августа вылет разрешили.

24 августа «Шарите» опубликовала заявление о том, что клиническая картина состояния Навального указывает на отравление ингибитором холинэстеразы (такое действие, в частности, оказывают вещества из группы «Новичок»). Для проведения экспертизы «Шарите» обратилась к токсикологам Бундесвера (вооружённых сил Германии). 2 сентября канцлер Германии Ангела Меркель публично объявила, что, по данным лаборатории Бундесвера, в организме Навального есть следы нервно-паралитического вещества из группы «Новичок». 14 сентября правительство Германии сообщило, что специальные лаборатории Франции и Швеции пришли к аналогичным выводам. Наконец, 6 октября наличие следов «Новичка» во взятых у Навального анализах подтвердила Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО).

По мнению специалистов «Шарите», жизнь Навальному удалось спасти, потому что российские врачи первоначально диагностировали отравление и ввели инъекции атропина, служащего антидотом к ингибиторам холинэстеразы.

«Новичок»

Название группы фторфосфороорганических боевых отравляющих веществ. Имеют сходство с зарином и зоманом, но обладают более высокой токсичностью. Их разработка была начата в СССР в 1970-е годы. При попадании в организм «Новички» оказывают нервно-паралитическое действие. В организм могут проникать в том числе через кожу.

На международном уровне о «Новичках» публично заговорили после покушения в марте 2018 года в британском городе Солсбери на бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь Юлию Скрипаль. Британские эксперты и эксперты ОЗХО установили, что Скрипали были отравлены веществом из группы «Новичок». Главными подозреваемыми британское следствие назвало двух офицеров ГРУ, въехавших в страну с поддельными паспортами на имена Александра Петрова и Руслана Боширова.

7 сентября Навального вывели из искусственной комы, а через неделю отключили от аппарата ИВЛ. В последующие четыре месяца он проходил реабилитацию в Германии.

14 декабря группа СМИ (The Insider, Bellingcat, CNN, Der Spiegel) совместно с Фондом борьбы с коррупцией объявили, что провели гражданское расследование покушения и подозревают в попытке отравления Навального восьмерых сотрудников ФСБ. Одного из них, полковника Станислава Макшакова, расследователи назвали руководителем группы отравителей.

В ходе изучения доступных на российском «чёрном рынке» баз персональных данных, данных о телефонных звонках и авиабилетах выяснилось, что несколько сотрудников спецподразделениия Института криминалистики ФСБ с 2017 года перемещались по России следом за Навальным. Всего члены этой группы совершили 47 поездок, маршруты которых совпадали с перемещениями Навального. При этом объяснить это простой слежкой нельзя: во-первых, они часто летали другими рейсами, иногда на день раньше оппозиционера; во-вторых, значительная их часть были врачами и химиками.

Поездки начались после того, как Навальный объявил в 2017 году, что будет претендовать на пост президента России, временно прекратились после того, как ЦИК отказал ему в регистрации, а в 2020 году возобновились.

Предположительно, попытка отравления 19–20 августа была не первой. Навальный рассказал, что в одной из поездок в 2017 году у него были похожие симптомы, а 6 июля 2020 года во время отпуска в Калининграде воздействию яда, вероятно, подверглась его жена Юлия. В обоих случаях доза отравляющего вещества, по предположению Навального, была недостаточной для убийства человека, а непонятное недомогание через некоторое время прекращалось само.

Когда Навальный отправился в Новосибирск и Томск, параллельно с ним перемещались сотрудники ФСБ Алексей Александров, Иван Осипов и Владимир Паняев. Их расследователи считают исполнителями отравления. В те же дни активизировались созвоны, в том числе ночные, между остальными предполагаемыми участниками группы отравителей и их начальством. После покушения Александров, Осипов и Паняев, а также Олег Таякин, до этого находившийся в Москве, отправились в Горно-Алтайск. Авторы расследования предполагают, что они посещали Институт проблем химико-энергетических технологий в соседнем городе Бийске, где избавлялись от следов яда на своей одежде и консультировались, как скрыть следы в организме и на одежде Навального. 25 августа в Омск летал химик из ФСБ Константин Кудрявцев.

До публикации расследования, рассказывает Навальный, он обзванивал участников группы отравителей, используя программу, которая скрыла его реальный номер телефона и показывала адресатам звонка номер ФСБ. Большинство из них не стали с ним разговаривать, но Кудрявцева ему удалось ввести в заблуждение. Навальный представился помощником секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева и попросил отчёт, почему провалилась операция по убийству Навального. Из разговора с Кудрявцевым стало понятно, что ФСБ действительно проводила эту операцию, что в ней участвовали как минимум некоторые из упомянутых в журналистском расследовании сотрудников спецслужб. Кудрявцев рассказал вымышленному помощнику Патрушева и о своей роли в преступлении: он дважды летал в Омск после покушения, чтобы скрыть следы яда, обработав одежду Навального специальными растворами. Особый акцент он делал на обработку трусов. Расследователи предположили, что именно на нижнее бельё после стирки в гостинице был нанесён яд.

В России правоохранительные органы отказались возбуждать уголовное дело об отравлении Навального. Власти придерживаются позиции, что отравления не было. Так, Владимир Путин заявил на ежегодной пресс-конференции, что за Навальным действительно ездили сотрудники ФСБ, но только чтобы «присматривать» за ним, потому что он контактирует с западными спецслужбами. «Но это совсем не значит, что его травить нужно, кому он нужен-то? (смеётся) Если уж хотели, наверное, довели бы до конца», — сказал Путин.

В конце 2020 года расследователь из Bellingcat Христо Грозев выложил данные обо всех поездках сотрудников ФСБ, которых ранее заподозрили в покушении на Навального. Новое расследование The Insider и Bellingcat опубликовали 27 января 2021 года. По их данным, поездки предполагаемых отравителей Навального по России совпали по времени и месту с внезапными смертями журналиста и правозащитника из Кабардино-Балкарии Тимура Куашева, общественного активиста из Дагестана Руслана Магомедрагимова и московского политика Никиты Исаева. В дальнейшем расследователи, опираясь на данные, заявили, что та же группа сотрудников ФСБ причастна к попыткам отравления политика и журналиста Владимира Кара-Мурзы младшего и писателя Дмитрия Быкова.

Арест и тюремное заключение Алексея Навального по делу «Ив Роше»

28 декабря 2020 года, за два дня до окончания испытательного срока Алексея Навального по делу «Ив-Роше», московское УФСИН сообщило его адвокату Вадиму Кобзеву, что Навальный должен явиться к ним на следующий день в 9 утра для регистрации. Сам Навальный в это время проходил реабилитацию в Германии и требование властей выполнить не мог.

11 января 2021 года ФСИН обратилась в Симоновский районный суд Москвы с ходатайством о замене Навальному условного срока реальным. Ещё через три дня ведомство заявило, что оппозиционер с 29 декабря 2020 года объявлен в розыск и будет задержан по прибытии в Россию.

17 января 2021 года Навальный вылетел из Берлина в Москву. Его самолёт должен был приземлиться во «Внуково», там собрались журналисты и сочувствующие, чтобы встретить политика. Около 60 человек из них, по данным «ОВД-Инфо», были задержаны. Самолёт при этом изменил курс и сел в «Шереметьево» — туда успели добраться немногие из желающих встретить Навального.

Около стойки паспортного контроля Навального задержали сотрудники отдела розыска оперативного управления УФСИН по Москве. Его оставили на ночь во 2-м отделе полиции города Химки. В здании этого отдела на следующий день 18 января прошло заседание Химкинского городского суда, постановившего взять политика под стражу на 30 дней до рассмотрения дела о замене условного срока реальным. В своём решении суд сослался на ст. 46 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, которая посвящена исключительно уклонению от отбывания исправительных работ, а не нарушениям условий испытательного срока. Между тем взятие под стражу до суда о замене условного срока реальным российским законодательством не предусмотрено. В этом и не было смысла: Навальный не только не скрывался от российских властей, но и добровольно вернулся в Россию, а несколько СМИ и блогеров в прямом эфире показывали буквально каждый его шаг, так что его местонахождение было публично известно. Единственным мотивом немедленного ареста Навального могло быть желание властей прекратить его выступления и общение с соратниками и сторонниками.

2 февраля состоялось заседание Симоновского районного суда (оно проходило в здании Мосгорсуда) о замене Навальному условного срока реальным. ФСИН настаивала, что Навальный с начала года семь раз не явился на регистрацию в установленные дни, кроме того, согласно справке из клиники «Шарите», он был выписан из больницы 23 сентября 2020 года, а дальнейшее его местонахождение было ФСИН не известно, период реабилитации документами не был подтверждён. При этом сотрудники ФСИН дважды с сентября 2020 года приходили домой к Навальному, но им никто не открыл.

Защита настаивала, что в документах о лечении Навального в Германии была информация о том, что терапия продолжалась и после выписки из больницы, а также, что Навальный уведомил ФСИН о своём адресе в Германии. Справку об окончании амбулаторного лечения оппозиционер должен был предоставить уже в Москве. Впервые ФСИН связалась с адвокатом Вадимом Кобзевым только накануне объявления Навального в розыск, а до этого, по словам Кобзева, не звонили ни ему, ни родственникам Навального.

«Я ходил несколько лет по четвергам, потом они захотели, чтобы я ходил по понедельникам. Но я взрослый человек, у меня есть семья, у меня есть работа и есть планы, я как ходил по четвергам, так и ходил по четвергам, два раза в месяц. Поэтому уважаемый суд, уважаемый государственный обвинитель, я в течение нескольких лет, даже зная, что решение суда незаконно, ходил в инспекцию два раза в месяц, и никто не может упрекнуть меня, что я скрывался и не исполнял, потому что я ходил два раза в месяц по четвергам, почти всегда, и это инспекцию полностью устраивало. Потом они изменили, но во время пандемии сама инспекция проверяла меня по четвергам, но так или иначе два раза в месяц по приговору суда я приходил, вот и все», — говорил на суде Навальный в ответ на обвинения, что он не являлся в инспекцию на регистрацию.

Судья Репникова удовлетворила ходатайство ФСИН о замене условного срока реальным. С учётом времени, которое Навальный провёл в 2014 году под домашним арестом, он должен провести в колонии общего режима 2 года 8 месяцев.

Дело «Ив Роше»

Возбуждено в декабре 2012 года по статьям о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и легализации денежных средств, полученных преступным путём (ч. 2 ст. 174.1 УК РФ).

Обвиняемые: братья Алексей и Олег Навальные.

Олега Навального обвинили в том, что, будучи сотрудником «Почты России», в 2008 году он убедил компанию «Ив Роше Восток» — клиентов «Почты России» — воспользоваться услугами по доставке грузов его собственной частной компании ОАО «Главное подписное агентство», сообщив, что у «Почты России» нет возможности перевозить такой объём посылок. За 4,5 года «Ив Роше Восток» заплатила «Главному подписному агентству» около 55,2 миллиона рублей, «Главное подписное агентство», в свою очередь, заказало транспортные услуги у субподрядчика, заплатив ему около 31,6 миллиона рублей. Разницу в цене следствие сочло не законной прибылью предпринимателя, а похищенными деньгами.

В 2013 году появилась ещё одна потерпевшая компания — «Многопрофильная процессинговая компания». Следствие заявило, что «Главное подписное агентство» таким же образом «похитило» у неё 3,8 миллиона рублей.

Вина Алексея Навального, по версии следствия, заключалась в том, что он учредил «Главное подписное агентство» на своё имя. Кроме того, эта компания перечислила средства «Кобяковской фабрике лозоплетения», которой владели родители Навальных, — это было расценено следствием как легализация денег.

Суд смягчил обвинение, заменив статью о мошенничестве на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности (ч. 2 и 3 ст. 159.4 УК РФ). 30 декабря 2014 года обоих братьев Навальных признали виновными.

Олег Навальный получил 3 года 6 месяцев реального срока, был взят под стражу в зале суда и полностью отбыл наказание в колонии общего режима. ПЦ «Мемориал» признавал его политзаключённым.

Алексея Навального приговорили к условному сроку 3 года 6 месяцев с испытательным сроком 5 лет. До приговора он порядка 10 месяцев находился под домашним арестом.

В 2017 году суд по ходатайству ФСИН продлил Алексею Навальному испытательный срок на год в связи с тем, что он был привлечён к административной ответственности за участие в митинге. Испытательный срок, таким образом, должен был закончиться 30 декабря 2020 года.

ПЦ «Мемориал» считает, что Навальных осудили за законную предпринимательскую деятельность. «Ив Роше Восток» и МПК пользовались услугами добровольно, услуги были оказаны в соответствии с договорами, компании несколько лет не предъявляли претензии и продлевали контракты, так как находили их выгодными для своего бизнеса.

ЕСПЧ признал, что решение по делу «Ив Роше» было вынесено с нарушением права обвиняемых на справедливый суд. Россия выплатила компенсацию Навальным, но не отменила приговор.

Особенности содержания Навального в колонии

В марте 2021 года Алексея Навального доставили в ИК-2 Владимирской области. Он сообщил, что сотрудники колонии будят его ночью каждый час, потому что он поставлен на учёт как склонный к побегу.

В конце марта Навальный рассказал, что страдает сильными болями в спине и у него немеет нога. Администрация, по его словам, не оказывала медицинской помощи. 31 марта он объявил голодовку с требованием допустить к нему приглашённого врача. 23 апреля он прекратил голодовку, пояснив, что из-за большого резонанса его дважды обследовал консилиум гражданских врачей и ему стали выдавать медицинские заключения и результаты анализов, которые раньше и вовсе не делались.

Уже в августе в письменном интервью New York Times Навальный рассказывал: «Благодаря огромному количеству замечательных людей по всему миру, организовавших кампанию за оказание медицинской помощи, — я очень-очень благодарен всем им — ко мне допустили гражданских врачей. Жизнь без риска оказаться в инвалидной коляске из-за отказывающих ног гораздо веселее. А уж когда меня перестали будить по ночам через каждый час, проверяя как склонного к побегу, вообще стало хорошо. Меня и сейчас проверяют, но каждые два часа, и теперь честно стараются не будить».

В октябре Навального и вовсе сняли с учёта как склонного к побегу, но вместо этого поставили на учёт как «террориста и экстремиста». На практике это означает, что ночные проверки прекратились.

5 ноября телеканал «Дождь» выпустил репортаж, в котором Нариман Османов, отбывавший ранее наказание в ИК-2, рассказал, что для Навального в колонии создали специальный отряд. Заключённым в этом отряде запретили общаться с политиком. Часть заключённых получала задания от оперативников провоцировать Навального на драку, мешать ему спать, демонстративно записывать каждое его слово и движение. Когда оппозиционер держал голодовку, при нём жарили колбасу. Осуждённым показывали фильм о том, что среди соратников Навального есть геи — в тюремной субкультуре контакт с геем переводит мужчину в «низшую касту». При этом физического насилия ни к Навальному, ни к кому-то другому в присутствии Навального не применяли.

Другие уголовные дела против Алексея Навального

Дело о мошенничестве с пожертвованиями

29 декабря 2020 года Следственный комитет заявил, что из 588 миллионов рублей, которые были собраны в качестве пожертвований Фондом борьбы с коррупцией и другими организациями, Алексей Навальный потратил на личные цели 356 миллионов рублей. В связи с этим было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупных размерах (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Максимальное наказание за такое преступление — 10 лет колонии.

Дело о клевете на ветерана

В июне 2020 года провластный телеканал RT выпустил ролик в поддержку поправок в Конституцию. В ролике снялись разные, в том числе известные россияне. «О, вот они, голубчики. Надо признать, что пока команда продажных холуев выглядит слабовато. Посмотрите на них: это позор страны. Люди без совести», — написал в твиттере Алексей Навальный.

Поправки в Конституцию

В 2020 году в Конституцию России были внесены поправки. Главной из них было «обнуление» президентских сроков Владимира Путина — разрешение ему после изменения Конституции занимать президентский пост ещё два срока по шесть лет.

Кроме того, в Конституцию внесли целый ряд консервативных и социальных деклараций.

Формально изменения могли быть утверждены после одобрения федеральным и региональными парламентами, но власти назначили на 1 июля 2020 года всенародное голосование для легитимизации поправок.

15 июня 2020 года Следственный комитет объявил, что против Навального возбуждено уголовное дело по статье о клевете в публичном выступлении (ч. 2 ст. 128.1 УК РФ). Хотя слова Навального касались всех снявшихся в ролике, единственным потерпевшим стал ветеран Великой Отечественной войны Игнат Артёменко. Вероятно, это было сделано в пропагандистских целях: оскорбление ветерана скорее может вызвать возмущение в обществе, нежели оскорбление других людей.

Квалификация высказывания Навального как клеветы, с нашей точки зрения, была явно необоснованной и незаконной: в этом высказывании не было никаких утверждений о фактах, правдивых или ложных, только оценочные суждения. Тем не менее 20 февраля 2021 года мировая судья участка № 321 Вера Акимова приговорила Навального к штрафу 850 тысяч рублей.

После приговора Госдума расширила уголовную статью о реабилитации нацизма (ст. 354.1 УК): к этому преступлению стали относить и клевету на ветеранов Великой Отечественной войны.

Дело об оскорблении судьи

В мае 2021 года стало известно, что против Алексея Навального возбудили дело об оскорблении судьи Веры Акимовой, слушавшей дело о клевете на ветерана. Какие конкретно слова в адрес судьи ему вменили, пока не известно. По статье об оскорблении судьи (ч. 2 ст. 297 УК РФ) максимальное наказание — 6 месяцев ареста.

Дела о создании некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан, и о создании экстремистского сообщества описаны ниже в разделе «Уголовные преследования в связи с деятельностью ФБК».

Преследования в связи с демонстрациями в поддержку Навального.

Акции протеста в поддержку Навального

23 января 2021 года во многих городах России прошли протесты. Демонстранты были возмущены как арестом Алексея Навального, так и роскошью предполагаемой резиденции Владимира Путина, о которой говорилось в вышедшем 19 января расследовании Фонда борьбы с коррупцией.

Через неделю, 31 января, протесты продолжились.

2 февраля сочувствующие пытались собраться у здания Московского городского суда, где проходило заседание о замене Навальному условного срока реальным. Вечером этого же дня, после того как суд принял решение отправить Навального в колонию, люди по призыву штаба Навального вышли в центр Москвы.

Фильм «Дворец для Путина»

На следующий день после ареста Алексея Навального Фонд борьбы с коррупцией опубликовал фильм «Дворец для Путина. История самой большой взятки». В фильме рассказывается о предполагаемой резиденции Владимира Путина на черноморском побережье в Геленджикском районе Краснодарского края. Авторам фильма удалось заснять с дрона дворец площадью порядка 17,5 тыс. кв. м. и прилегающую территорию площадью 68 га с дендрарием, оранжереей, церковью, двумя вертолётными площадками, подземным ледовым дворцом, чайным домиком, амфитеатром, подземным тоннелем к пляжу. ФБК также показал внутренний план дворца и интерьеры с личным театром и казино, аквадискотекой, кальянной, бильярдной и комнатой игровых автоматов. В фильме показаны виноградники и винный завод, располагающиеся по соседству с дворцом. На ещё один строящийся по соседству винный завод площадью почти 14 тыс. кв. м., рассказывается в расследовании, заказывали сверхдорогие предметы мебели и интерьера, в частности туалетный ёршик за 700 евро и держатель для туалетной бумаги за 1038 евро. Навальный и его соратники описали, как, по их мнению, была формально замаскирована собственность Путина на дворец и винодельни.

За первые два часа фильм набрал 20 миллионов просмотров, а 28 января — 100 миллионов просмотров. Владимир Путин заявил, что объекты недвижимости, показанные в фильме, ему не принадлежат.

Таблица. Масштабы зимних протестных акций и задержаний на этих акциях

Приблизительная оценка численности протестующих (выполнена Кириллом Роговым и Абы Шукюровым в рамках фонда «Либеральная миссия»)

Примерное количество задержанных по данным «ОВД-Инфо»

23 января

В среднем 140 тысяч человек почти в 200 населённых пунктах, из них больше 20 тысяч в Москве, около 10 тысяч в Нижнем Новгороде, больше 5 тысяч в Перми, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Краснодаре

Более 4 тысяч человек в 125 городах, из них не меньше 1558 в Москве и не меньше 574 в Санкт-Петербурге

31 января

В среднем 74 тысячи человек примерно в 120 населённых пунктах, из них около 15 тысяч в Москве, больше 10 тысяч в Санкт-Петербурге, больше 5 тысяч в Екатеринбурге и Новосибирске

Не меньше 5754 человек в 87 городах, из них не меньше 1800 в Москве и не меньше 1176 в Санкт-Петербурге

2 февраля

Нет оценок. В частности, из-за того, что акции были рассредоточены по городу и задержания часто происходили быстрее, чем люди могли собраться

Утром возле Мосгорсуда около 370 человек. Вечером не меньше 1512 по России, из них не меньше 1236 в Москве и не меньше 261 в Петербурге

В официальном ответе Управлению Верховного комиссара ООН по правам человека представительство России при ООН называет цифру в 17,6 тысяч задержанных в ходе протестов января – февраля 2021 года.

Разгоны акций сопровождались насилием со стороны полиции. «ОВД-Инфо» известно более чем о ста случаях избиения. Силовики задерживали десятки журналистов и мешали работе прессы. В ОВД «Донской» в Москве полицейские применяли насилие к задержанным, которые отказывались разблокировать телефон, а одна из задержанных — Елена Китаева — рассказала, как её душили надетым на голову пакетом.

С 23 января по 2 февраля московские суды арестовали 942 участника акций. Среди подвергнутых наказанию были случайные прохожие, не участвовавшие в акциях. Из-за переполнения спецприёмников в Москве арестованных отправляли в Центры временного содержания иностранных граждан в Сахарово (в 60 километрах от Москвы) и Егорьевске (в 110 километрах) и другие города Московской области.

После 2 февраля массовые уличные протесты временно прекратились. Новая крупная акция прошла 21 апреля и была связана с требованием допустить к Навальному в колонию врача. По усреднённой оценке фонда «Либеральная миссия», в ней участвовало около 67 тысяч человек примерно в 100 населённых пунктах, из них 22-23 тысячи в Москве, порядка 9 тысяч в Екатеринбурге и 7-8 тысяч в Санкт-Петербурге.

Наибольшее число задержанных, по данным «ОВД-Инфо», было в Санкт-Петербурге — не меньше 839 человек, из них 56 отправили под арест на срок от 3 до 15 суток. В Москве полиция изменила тактику: на самой акции задержаний не было, но в последующие два месяца участников, идентифицированных системой распознавания лиц, задерживали по одному, некоторых арестовывали.

«Санитарные» дела

24 января 2021 года Следственный комитет возбудил дело о нарушении санитарно-эпидемиологических норм (ч. 1 ст. 236 УК РФ) на московской акции 23 января. 27–28 января прошли обыски у подозреваемых, их родственников, а также у свидетелей.

Десяти обвиняемым вменялись призывы участвовать в акции протеста 23 января. По версии следствия, этим призывам последовали люди, больные коронавирусом, тем самым авторы призывов создали угрозу массового заражения. Изначально обвиняемым по данному делу вменяли собственно нарушение санитарно-эпидемиологических правил, но 17 марта дело переквалифицировали на подстрекательство к их нарушению.

22 апреля стало известно, что в деле есть как минимум один обвиняемый, который болел коронавирусом, но пришёл на акцию — Дани Акель. Ему как раз вменили само нарушение санитарных норм без подстрекательства. Акель признал вину.

Фигуранты санитарного дела в Москве

Дани Акель

участник акции 23 января

Приговор: штраф 100 тысяч рублей.

До суда был под запретом определённых действий.

Олег Навальный

художник, брат Алексея Навального

Приговор: 1 год колонии условно с 1 годом испытательного срока.

До приговора: 2 месяца под домашним арестом и 4 месяца под запретом определённых действий.

Кира Ярмыш

бывший пресс-секретарь Алексея Навального и ФБК

Приговор: 1 год и 6 месяцев ограничения свободы.

До приговора: 6,5 месяцев под домашним арестом.

Любовь Соболь

бывший юрист ФБК

Приговор: 1 год и 6 месяцев ограничения свободы

До приговора: 2 месяца под домашним арестом и 4 месяца под запретом определённых действий.

Дмитрий Барановский

муниципальный депутат в районе Северное Измайлово

Приговор: 1 год 6 месяцев ограничения свободы.

До приговора: 7 месяцев под домашним арестом.

Николай Ляскин

бывший сотрудник ФБК

Приговор: 1 год ограничения свободы.

До приговора: 6 месяцев под запретом определённых действий.

Олег Степанов

бывший координатор штаба Навального в Москве

Приговор: 1 год ограничения свободы.

До приговора: 7 месяцев под домашним арестом.

Мария Алёхина

участница Pussy Riot

Приговор: 1 год ограничения свободы.

До приговора: 7,5 месяцев под домашним арестом.

Люся Штейн

муниципальный депутат в Басманном районе, участница Pussy Riot

Приговор: 1 год ограничения свободы.

До приговора: 2 месяца под домашним арестом и 4,5 месяца под запретом определённых действий.

Анастасия Васильева

глава профсоюза «Альянс врачей»

Приговор: 1 год ограничения свободы.

До приговора: 1 месяц под домашним арестом и 7,5 месяцев под запретом определённых действий.

Константин Янкаускас

муниципальный депутат в районе Зюзино

Обвинения сняты.

Провёл 2 месяца под домашним арестом и 2,5 месяца под запретом определённых действий.

С 29 января по 8 февраля суд отправил под домашний арест девять фигурантов дела, а Николаю Ляскину назначил запрет определённых действий, сопоставимый с домашним арестом: ему было разрешено гулять во дворе только два часа в день.

Впоследствии некоторым обвиняемым смягчили меру пресечения.

Кира Ярмыш, Дмитрий Барановский, Олег Степанов и Мария Алёхина оставались под домашним арестом до приговоров, вынесенных в августе – сентябре.

Меры пресечения в ряде случаев отделяли обвиняемых от родственников и партнёров. Так, Анастасию Васильеву изначально поместили под домашний арест в квартиру её бывшего мужа, а её дети остались в другой квартире. 17 февраля она вынуждена была нарушить домашний арест, потому что у её дочери случился сильный приступ аллергии. Только после этого 18 февраля следователь разрешил Васильевой жить в квартире с её детьми. Константин Янкаускас добивался возможности навещать в больнице отца, госпитализированного 26 марта, и ухаживать за ним. Он смог это делать после замены домашнего ареста запретом определённых действий 7 апреля, а вот официальное разрешение нарушить домашний арест следователь отправил Янкаускасу уже после того, как его отец умер.

С Константина Янкаускаса летом сняли обвинения. Приговоры остальным обвиняемым начали выносить в августе. Олег Навальный получил условный срок, ещё семь человек приговорили к ограничению свободы от года до полутора лет.

Ограничение свободы, как правило, обязывает фигурантов находиться ночью дома, запрещает уезжать из Москвы и посещать массовые мероприятия.

Фигуранты санитарного дела в Нижнем Новгороде

Наталья Резонтова

обозревательница издания «Нижний сейчас»

9 месяцев находится под запретом определённых действий.

Роман Трегубов

бывший координатор нижегородского штаба Навального

Подозреваемый. Мера пресечения не избрана.

Уехал из России.

В Нижнем Новгороде обыски у активистов начались 31 января. Через месяц, 28 февраля, дело возбудили против Романа Трегубова, а 1 марта предъявили обвинение Наталье Резонтовой. Ей назначили запрет определённых действий: в частности, запрет пользоваться интернетом и телефоном, что делает невозможным журналистскую работу. Трегубов пока остаётся подозреваемым.

Фигурант санитарного дела в Саратове

Дмитрий Цибирев

бывший координатор саратовского штаба Навального

С 27 сентября под подпиской о невыезде.

Обыск у Дмитрия Цибирева в Саратове прошёл ещё 30 января, когда он сам был под административным арестом за организацию несогласованной акции, но обвинение ему предъявили только 27 сентября.

Фигурант санитарного дела в Балаково (Саратовской области)

Владимир Нечаев

Задержан 13 октября в Петербурге, доставлен на допрос в Балаково.

После допроса отпущен под подписку о невыезде.

Обвинения людей, которые призывали в соцсетях своих читателей выйти на митинг, в том, что они подстрекали нарушить санитарно-эпидемиологические правила, не только не состоятельны, но и вызывающе избирательны. Если человек, который должен соблюдать самоизоляцию, придёт в магазин или кафе, вряд ли кто-то станет привлекать к ответственности эти заведения за то, что они приглашали посетителей.

Согласно официальным данным, количество новых заражений коронавирусом в день в России после декабря 2020 года неуклонно снижалось вплоть до весны 2021 года, далее оставалось относительно стабильным, и только в июне начался рост (что, кстати, не помешало властям провести в Санкт-Петербурге традиционный общегородской праздник «Алые паруса» с огромным скоплением народа в центре города). В деле нет данных о том, что митинги негативно повлияли на эпидемиологическую обстановку. При этом 21 января 2021 года власти Москвы сняли значительную часть карантинных ограничений.

В действительности «санитарное дело» преследовало политические цели. В краткосрочном периоде оно явно было нацелено сорвать ближайший митинг 31 января, изолировав возможных организаторов и инфлюенсеров. В среднесрочном — помешать ряду фигурантов, которые собирались баллотироваться в Госдуму в 2021 году, вести предвыборные кампании. В долгосрочном — отбить у осуждённых и других граждан желание организовывать протестную активность.

Дела о насилии над полицейскими

«ОВД-Инфо» насчитало по меньшей мере 57 фигурантов дел о насилии над представителями власти (ст. 318 УК РФ) по следам зимних акций в поддержку Алексея Навального. Часть имён преследуемых при этом остаются неизвестными. Абсолютное большинство этих дел — 53 — возбуждено по обвинению в насилии, не опасном для жизни и здоровья (ч. 1 ст. 318 УК РФ, до 5 лет колонии), и только 4 дела по статье об опасном для здоровья насилии (ч. 2 ст. 318 УК РФ, до 10 лет колонии).

14 таких дел связаны с акцией в Москве, 11 — в Санкт-Петербурге, остальные дела связаны с акциями в 19 других городах России.

По большинству известных дел на 22 октября вынесены приговоры. Как минимум 20 человек приговорены к реальному лишению свободы — от 8 месяцев колонии-поселения до 5 лет общего режима. Как минимум 21 человек приговорен к альтернативным наказаниям: условному лишению свободы, принудительным работам, исправительным работам, штрафам. При этом в Москве наказания в целом более жёсткие: 10 из 14 приговоров — к лишению свободы на сроки от 1 до 5 лет (тогда как в остальных регионах только 10 из 27 приговоров — к лишению свободы).

ПЦ «Мемориал» на 22 октября смог подробно изучить восемь таких дел и признать их фигурантов политзаключёнными.

Осуждённые по делам о насилии над полицейскими на акциях в поддержку Алексея Навального, признанные «Мемориалом» политзаключёнными

Сайд-Мухамад Джумаев

Суть обвинения: нанёс несколько ударов омоновцам кулаками и ногой, когда они наступали на толпу демонстрантов.

Акция: 23 января в Москве.

Приговор: 5 лет колонии общего режима.

Павел Грин-Романов

Суть обвинения: распылил в лицо бойцу ОМОН газовый баллончик, чем вызвал у того химический ожог глаз. Возможно, доказательства, что у потерпевшего были повреждены глаза, сфальсифицированы: на видеозаписи эпизода видно, что его забрало закрыто; его больничный был открыт раньше, чем он обратился в ведомственную поликлинику.

Акция: 31 января в Москве.

Приговор: 3 года 6 месяцев колонии общего режима.

Илья Першин

Суть обвинения: отбиваясь от схватившего его сзади бойца ОМОН, ударил дважды локтями в грудь и один раз ногой по колену. Единственное доказательство удара по колену — слова потерпевшего. Этот удар не запечатлён на видео, и его не видели свидетели.

Акция: 31 января в Санкт-Петербурге.

Приговор: 3 года колонии-поселения.

Ольга Бендас

Суть обвинения: дважды ударила полицейского рукой по голове. Полицейский был в шлеме. Защита утверждает, что Бендас махала руками, но до головы потерпевшего не дотянулась.

Акция: 23 января в Москве.

Приговор: 2 года колонии общего режима.

Валерий Евсин

Суть обвинения: толкнул металлическим заграждением сотрудника Росгвардии в грудь. Говорил, что сделал это на эмоциях, когда увидел жёсткое задержание парня лет 16-ти.

Акция: 23 января в Москве.

Приговор: 2 года колонии общего режима.

Роман Пичужин

Суть обвинения: толкнул бойца ОМОН кулаком в плечо, от чего тот упал и ушиб локоть. Потерпевший был в защитной экипировке.

Акция: 31 января в Москве.

Приговор: 2 года колонии общего режима.

Александр Федеряков

Суть обвинения: распылил газовый баллончик в лицо бойцу ОМОН. Отрицает, что у него вообще был с собой баллончик. На одежде не нашли следов газа. В основе обвинения видеозапись плохого качества, где нападающий на омоновца снят только со спины и не имеет особых отличительных примет.

Акция: 23 января в Москве.

Приговор: 1 год и 6 месяцев колонии общего режима.

Эльдар Гарипов

Суть обвинения: порвал бойцу ОМОН штанину, отбиваясь при задержании, и ударил его по правому бедру. Сам Гарипов при задержании четырьмя бойцами ОМОН был избит: они повалили его на снег, выкручивая ему руки, по лицу Гарипова текла кровь, медики диагностировали у него ушиб головы и шейного отдела позвоночника.

Акция: 31 января в Санкт-Петербурге.

С 11 февраля под стражей в СИЗО № 1 Санкт-Петербурга.

Даже в тех случаях, где формально имело место насилие со стороны протестующих, следует рассматривать его в общем контексте. Акции, изначально мирные, жестоко разгонялись полицией, демонстрантов не только задерживали, но и часто избивали. «ОВД-Инфо» зафиксировало сообщения от 64 человек о необоснованном насилии со стороны полиции только на акциях 23 января. Участники митингов пытались защитить себя, других людей, иногда в состоянии эмоционального возбуждения вступали в заведомо неравную драку с силовиками. При этом полицейских к ответственности за нарушение права на свободу собраний и чрезмерное насилие, даже если оно было задокументировано, не привлекали.

Приговоры участникам акций были слишком суровыми не только относительно общественной опасности и вредным последствиям деяний осужденных, но и по сравнению с обычной «неполитической» практикой применения ст. 318 УК РФ. Согласно исследованию «Новой газеты», вне политического контекста за прямой удар кулаком в челюсть прибывшему на вызов сотруднику полиции можно получить штраф 50 тысяч рублей, а за замах на полицейского топором — 6 месяцев колонии-поселения.

Дела о хулиганстве, повреждении имущества и вандализме

По данным «ОВД-Инфо», по следам зимних акций как минимум против восьми человек были возбуждены уголовные дела о хулиганстве (ст. 213 УК РФ), против как минимум четырёх человек — об уничтожении или повреждении чужого имущества (ст. 167 УК РФ), ещё как минимум восемь человек стали фигурантами дел о вандализме (ст. 214 УК РФ). Часть этих дел прекращены.

Как минимум три фигуранта дел арестованы. Сергея Василенко обвинили в поджоге колеса машины Росгвардии в Москве и приговорили к 3 годам и 3 месяцам лишения свободы в колонии общего режима по статье о поджоге (ч. 2 ст. 167 УК РФ). Константин Лакеев, которого обвиняют в том, что он бросал снежки в машину ФСБ, по той же статье приговорён к 2 годам и 8 месяцам колонии общего режима. А Вячеслав Игумнов, который, по версии следствия, бросил зажжённый фаер в сторону полиции, обвинён в хулиганстве и находится под стражей в ожидании суда.

В Краснодаре виновным в хулиганстве по мотивам политической ненависти (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ) признали Владимира Егорова. Он 23 января забрался на памятник казакам около администрации Краснодарского края, надел на копыто скульптуры коня синие трусы, символизирующие попытку отравления Алексея Навального, оголил ягодицы, выставил их в сторону администрации и похлопал по ним руками. Демонстранта приговорили к 2 годам условно с 3 годами испытательного срока.

Дела о перекрытии дорог

После зимних акций в поддержку Алексея Навального впервые против участников протестных акций начала применяться статья о блокировании транспортных коммуникаций (ч. 1 ст. 267 УК РФ, до 1 года колонии). Статья о блокировке транспортных коммуникаций была изменена Госдумой в декабре 2020 года, и именно это позволило использовать её против участников мирных протестов. Если раньше ответственность по этой статье наступала в случае, когда кому-либо реально причинён тяжкий вред здоровью или нанесён крупный имущественный ущерб, то после поправок стало возможным карать лишь за «угрозу» негативных последствий. Это внесло в статью значительную неопределённость и дало государству возможность произвольного толкования. Кроме того, новая редакция статьи запретила мешать движению не только транспорта, но и пешеходов.

«ОВД-Инфо» известно как минимум о 24 обвиняемых и подозреваемых по этой статье в четырёх городах: Москве, Санкт-Петербурге, Челябинске и Владивостоке. По сути, их привлекли к ответственности за выход на проезжую часть во время митингов. Из них лишён свободы только один человек — московский активист Глеб Марьясов.

Глеб Марьясов

активист Либертарианской партии

Приговор: 10 месяцев колонии общего режима.

Содержится в СИЗО № 4 Москвы.

До приговора 8 месяцев был под запретом определённых действий.

Признан ПЦ «Мемориал» политзаключённым.

Людей, на которых завели уголовное дело о блокировке транспортных коммуникаций, как правило, выбирали не случайно: и в Челябинске, и во Владивостоке фигурантами стали в том числе и сейчас уже бывшие координаторы местных штабов Навального.

Похожее обвинение — вывод людей на проезжую часть — в Ижевске предъявили Анастасии Понькиной, но в данном случае использовалась статья о хулиганстве по мотивам политической вражды (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ).

Дела о призывах к экстремизму и массовым беспорядкам

Как минимум четырёх человек обвинили в публичных призывах к экстремизму (ч. 1 и 2 ст. 280 УК РФ, до 5 лет колонии), не меньше девяти человек — в призывах к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК РФ, до 2 лет колонии) и ещё как минимум четверым людям вменили обе статьи. Поводом служили посты в соцсетях, в которых правоохранительные органы видели призывы к насилию над полицейскими, представителями власти, членами «Единой России».

Известно о двух приговорах к реальным срокам лишения свободы в связи с предположительно агрессивными публикациями: Василию Олейнику из Приморского края назначили 2 года колонии-поселения, а Эльдару Ефимову из Казани — 1,5 года колонии-поселения. В Казани в СИЗО также содержали Камиллу Хайбуллину, её затем приговорили к условному сроку.

Дела о неоднократных нарушениях на акциях

Ст. 212.1 УК РФ («дадинская» статья)

Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Максимальное наказание — 5 лет колонии.

Статья начала действовать в 2015 году. Первым осуждённым по ней, причём к реальному сроку, стал Ильдар Дадин, после этого статью стали называть «дадинской». Для привлечения к ответственности по этой ст. 212.1 УК РФ нужно за последние полгода быть подвергнутым как минимум трём административным наказаниям за нарушения правил проведения публичного мероприятия: например, за участие в акции, которую правоохранительные органы сочли «незаконной» из-за несогласования органами власти, или за призывы выйти на такую акцию. Четвёртое нарушение может рассматриваться как преступление.

ПЦ «Мемориал» считает, что само существование данной статьи нарушает право на свободу собраний. Любое преследование по ней неправомерно.

После акций в поддержку Навального дела о неоднократном нарушении правил публичных мероприятий завели на семерых человек. За шесть предыдущих лет применения этой статьи — с 2015 по 2020 год — её фигурантами были восемь человек.

Яна Дробноход

Новосибирск

Мера пресечения: была под домашним арестом с 31 января по 16 февраля, затем отправлена в СИЗО из-за новых выходов на акции.

Результат: 18 марта суд закрыл дело и назначил Дробноход судебный штраф. В сентябре прокуратура добилась того, что кассационный суд отправил дело на пересмотр.

Павел Хохлов

Красноярск

Мера пресечения: содержался в СИЗО со 2 февраля до конца марта, когда был отпущен под подписку о невыезде.

Результат: 5 июля суд закрыл дело из-за «деятельного раскаяния» и отсутствия «реального ущерба».

Алексей Ворсин

Хабаровск

Мера пресечения: домашний арест с 19 марта.

Результат: 3 года лишения свободы условно.

Виктор Рау

Барнаул

Мера пресечения: не избирали.

Результат: уехал из России.

Александр Кашеваров

Челябинск

Мера пресечения: с 1 мая находился под подпиской о невыезде, которую позже отменили.

Результат: уехал из России.

Евгения Федулова

Калининград

Мера пресечения: не избирали, но до суда по ме