Статья УК: 

Скрипин Кирилл Павлович

Скрипин Кирилл Павлович родился 17 ноября 1994 года, живёт в Ростове-на-Дону, до задержания работал ведущим юрисконсультом в страховой компании. Имеет ряд тяжёлых хронических заболеваний. Обвиняется по ч. 2 ст. 214 УК РФ («Вандализм группой лиц по мотивам политической ненависти», до 3 лет лишения свободы). Задержан 3 апреля 2021 года, в тот же день взят под стражу, содержался в СИЗО до 23 сентября 2021 года, в настоящее время мера пресечения в отношении Скрипина не назначена, взято обязательство о явке.

Полное описание

Описание дела

24 марта 2021 года в Ростове-на-Дону были задержаны молодые жители Ростова Вероника Горецкая, Алексей И., Михаил Селицкий и Денис Фаткуллин В этот же день было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 214 УК РФ по факту нанесения 12 марта 2021 года надписей «Путин – вор» на стены жилых домой № 62 и 64 по улице Криворожской Ростова-на-Дону.

На следующий день, ранним утром 25 марта, после произведённого в рамках данного уголовного дела обыска в своей квартире был задержан Кирилл Скрипин. Именно Скрипину было вменено нанесение двух надписей «Путин-вор» на стены домов. Он был допрошен в качестве свидетеля, эти показания изложены в протоколе, ошибочно датированном в материалах дела 25 февраля 2021 года. В показаниях говорится, что он интересовался политикой, поэтому подписался на несколько каналов в Telegram и познакомился там с четырьмя людьми под псевдонимами. В созданном ими чате в Telegram под названием «Наши» они «обсуждали действующую власть, критиковали её», а также планировали совместные действия «по факту проведения протестных акций».

Согласно показаниям Скрипина из материалов дела, в конце февраля-начале марта 2021 года состоялось несколько встреч участников чата – в показаниях они названы как Михаил [Селицкий], Вероника [Горецкая], Денис [Фаткуллин] и Алексей [И.] в кафе, в которых Скрипин также участвовал. В ходе встреч они обсуждали «различные формы протеста в виде флеш-мобов, митингов, одиночных пикетов и т.д.». Отдельно Скрипин отметил, что все эти люди «состоят в группе «отряды гражданской самообороны», сокращённо ОГСР». На одной из встреч Алексей [И.] «предложил потренироваться, кидать в стену «коктейли Молотова», для чего компания пошла к заброшенному зданию, где Алексей и Михаил бросили в стену по одному «коктейлю».

Вменяемые Скрипину надписи, согласно его показаниям, были нанесены 12 марта: «на стенах 2 жилых домов мной с Алексеем были нанесены надписи, оскорбляющие Президента РФ В.В. Путина, дословно: «Путин – Вор», а также Алексей неподалёку нарисовал нашу символику движения «ОГСР».

Позднее Скрипин пояснил вступившему в дело адвокату по соглашению, что эти показания в качестве свидетеля его заставили подписать после задержания, не читая. По его словам, в конце февраля – начале марта действительно состоялись несколько встреч участников телеграмм-чата «Наши» в кафе, во время которых обсуждались примеры социальной несправедливости, нарушения со стороны властей, необходимость изменений путём избрания независимых кандидатов на предстоящих выборах в Госдуму, участие в наблюдении на выборах. Но вменяемых ему надписей на стены домов Скрипин не наносил.

После того, как Скрипин дал показания в качестве свидетеля 25 марта, его не отпустили, а позднее в этот же день допросили уже в качестве подозреваемого в присутствии адвоката по назначению. Скрипин отказался давать показания, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. В этот же день с него взяли обязательство о явке и отпустили.

3 апреля 2021 года Скрипин был задержан и взят под стражу, поскольку, по данным следствия, 2 апреля пытался выехать за пределы РФ. Он не отрицает, что действительно направлялся на выходные в Харьков, что не является нарушением, поскольку обязательство о явке не запрещало выезд за границу.

8 апреля было вынесено постановление о привлечении Скрипина в качестве обвиняемого, где сказано, что Скрипин совместно с несовершеннолетним [Алексеем И.] и Селицким М.Ю., «грубо нарушая нормы общественной нравственности и эстетики, выразив явное неуважение к обществу, пренебрегая нормами морали и нравственности, правилами поведения в общественных местах, выражая явное неуважение к обществу, осознавая противоправность своих действий и желая наступления общественно-опасных последствий, желая проявить себя, находясь [по указанному адресу], имея умысел на порчу и осквернение жилых домов, действуя по мотивам политической ненависти, осуществил нанесение политической надписи: «ПУТИН-ВОР» на стену <….> дома с помощью красящих веществ белого и черного цветов, осквернив это здание и обезобразив его внешний вид», а затем таким же образом нанёс такую же надпись на другой дом неподалёку.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого подготовлено дознавателем ОД ОП № 1 УМВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенантом полиции Иванцовым М.В.

На допросе в качестве обвиняемого от 8 апреля Скрипин отказался от показаний, данных ранее, заявил, что никаких надписей на здания не наносил, в группе лиц не действовал, вину во вменяемых ему преступлениях не признаёт.

Скрипин содержался в СИЗО до 23 сентября 2021 года, к моменту истечения срока содержания под стражей, установленного судом, следователь не стал обращаться в суд с ходатайством о продлении этого срока, и Скрипин был освобождён. В настоящее время мера пресечения в отношении Скрипина не назначена, как и до взятия под стражу, продолжает действовать данное им обязательство о явке. Подозреваемым по делу также являются  Михаил Селицкий и Алексей И., при этом, мера пресечения в виде содержания под стражей избиралась только для Скрипина, а Денис Фаткуллин находится в статусе свидетеля.

Доказательства обвинения

В материалах дела есть ссылки следствия на то, что в результате проведённого в жилище Скрипина обыска были обнаружены трафареты, подготовленные Скрипиным, с надписями «Государство главный террорист», «больше ментов меньше порядка», «время менять власть». Это упоминается в первом допросе Скрипина в качестве свидетеля. Протоколов обыска, подтверждающих это, в материалах дела нет.

В любом случае обнаружение данных предметов не может служить доказательством вины Скрипина, поскольку ему вменяется именно нанесение конкретных надписей без использования трафаретов.

Доказательств вины Скрипина, кроме его самых первых показаний, данных в качестве свидетеля, в материалах дела нет.

Основания признания политзаключённым

Адвокат указывает на то, что в материалах дела есть указания на невиновность Скрипина, но они были проигнорированы как следствием, так и судом при заключении Скрипина под стражу.

В частности, в показаниях Вероники Горецкой, присутствовавшей при нанесении указанных надписей, сказано, что надписи наносили Алексей и Михаил, а не Скрипин. Горецкая сообщает, что «12 марта 2021 года примерно в 20 часов она встретилась с Селицким Михаилом, Скрипиным Кириллом, [И.] Алексеем, они ей сообщили, что планируют изобразить политические надписи на домах по ул. Криворожская в г. Ростове-на-Дону, ей стало интересно, и она с ними направилась к вышеуказанной улице. Примерно в 20 часов 20 минут они подошли к дому № 62 по ул. Криворожская в г. Ростове-на-Дону, из рюкзака [И.] Алексей достал 2 баллончика краски, один белой краски, другой черной, Алексей передал один баллончик Михаилу Селицкому, а второй оставил при себе. Затем Михаил и Алексей подошли к дому № 62 и начали наносить надписи краской. В итоге Михаил и Алексей совместно написали на стене дома надпись: «ПУТИН-ВОР», после чего они направились к дому № 64 по ул. Криворожская в г. Ростове-на-Дону и совместно сделали подобную надпись: «ПУТИН-ВОР». Данные действия Горецкая фотографировала на свой мобильный телефон, чтобы предоставить сотрудникам правоохранительных органов.

Данные фотографии есть в материалах дела, а также были опубликованы в СМИ, и на них не видно участия Скрипина в нанесении двух вменяемых ему надписей. Сходные показания дали и Алексей И., и Михаил Селицкий они показали, что две указанные надписи наносили они вдвоём, то есть без участия Скрипина.

Адвокат утверждает, что первоначальные показания в статусе свидетеля Скрипин дал под давлением, его заставили подписать уже отпечатанный текст. Скрипин отказался от этих показаний, как только в деле появился адвокат по соглашению. Обстоятельства проведения обыска и задержания Скрипина 25 марта адвокат описывает так: 25 марта 2021 года Скрипин в 02 часа 51 минуту проснулся в съёмной комнате от того, что человек в балаклаве, шлеме, бронежилете направил на него оружие и кричал, чтобы он лёг на пол. Он незамедлительно выполнил указания. Он был фактически лишён свободы с первой секунды обыска. После того, как Скрипину разрешили встать и одеться, силовики потребовали, чтобы он включил на своём смартфоне режим полёта. У него сразу же отняли оба имеющихся у него телефона, всю оргтехнику. Примерно в 05 часов 30 минут 25 марта 2021 года после производства обыска под конвоем его привезли в отдел полиции № 1. При этом не были оформлены документы о том, что он задержан. Ему не разъяснили права задержанного лица и не предоставили возможность сообщить адвокату, родственникам и коллегам о своём задержании. В полицейском участке ему не давали сходить в туалет, не давали пищи и воду, не оказывали медицинскую помощь. В отделе полиции он видел бледных и перепуганных школьника Алексея И. и Михаила Селицкого. После фактического задержания Скрипина сразу же начались многочасовые непрерывные допросы, продлившиеся около 12 часов, во время которых один допрашивающий сменяется другим, и которые не были запротоколированы. Сотрудники ЦПЭ ГУ МВД России по Ростовской области говорили, что все уже дали против него показания, что они всё знают, что бесполезно отпираться, тем самым он усугубляет свою ситуацию, что он должен признать вину, что просто так из отдела полиции он не уйдёт. У сотрудников центра Э на компьютере были уже готовые показания. Скрипину сказали, что если он будет «продолжать отпираться, то его «закроют». Под давлением Скрипин в качестве свидетеля подписал показания, которые есть в материалах дела.

Весьма примечательно видео, опубликованное по инициативе ФСБ в РИА «Новости». В публикации сообщается, что ФСБ задержала группу экстремистов, которые готовили нападения на отделы полиции в Ростове-на-Дону. В пресс-релизе ФСБ сказано, что задержанные собирались устраивать «акции прямого действия»: наносить оскорбительные надписи на здания и применять самодельные зажигательные устройства «в отношении зданий органов власти и территориального органа безопасности». На видео три человека, чьи лица скрыты мозаикой, последовательно рассказывают, что вступили в чат в Telegram, который «модерируется из Польши», и готовились проводить «акции прямого действия по отношению к органам власти». Характер риторики выступлений явно указывает на то, что люди читают написанный текст. Первый выступающий несовершеннолетний одиннадцатиклассник Алексей И., второй — 27-летний пианист ростовской консерватории Михаил Селицкий, третий — Денис Фаткуллин. Кирилла Скрипина на этом видео нет.

Как утверждает адвокат, Кирилла нет на видео потому, что он отказался зачитывать предъявленный сотрудниками ФСБ признательный текст, и именно его отказ признать вину объясняет тот факт, что он единственный находится под стражей при том, что доказательств его виновности нет.

О давлении после задержания рассказывал не только Скрипин, но и Михаил Селицкий, именно из-за этого давления он согласился записать это видео. Как сообщается в СМИ, связи с Алексеем И. после указанных событий нет, но есть информация, что он на свободе под жёстким контролем своих законных представителей. Денис Фаткуллин же, признавший свою вину, получил штраф в размере одной тысячи рублей по административной статье.

Изготовление и метание «коктейлей Молотова» не вменяется в качестве преступного деяния в данном уголовном деле, так что доказанность или не доказанность участия в этом Скрипина не имеет значения. Но если рассматривать ситуацию в целом, то указаний на то, что он делал это, в деле также нет.

Таким образом, получается, что по факту нанесения двух надписей краской из аэрозольного баллончика возбуждено уголовное дело, в рамках которого под стражу взят человек, которого нет на фотографиях процесса нанесения данных надписей, и его участие в нанесении надписей опровергается показаниями других свидетелей.

Из материалов дела видно, что конкретное вменённое обвинение должным образом не обосновано и не доказано.

Интересен также общий контекст данного уголовного дела. Несмотря на то, что вменены только две надписи, и в материалах дела, и в выпущенной ФСБ видеозаписи сообщается гораздо больше информации. А именно, делается упор на изготовление и «тренировки» в метании «коктейлей Молотова», на якобы существовавшие планы применять эти коктейли к отделениям полиции. Также из СМИ известно, что незадолго до задержания к участникам Telegram-чата пытался присоединиться человек, выдававший себя за военнослужащего по контракту, который хочет помочь оппозиции, включая помощь оружием. Участники чата распознали в нём провокатора и не стали продолжать общение, и, вероятно, только поэтому линия подготовки каких-либо экстремистских акций не отражена в обвинении. Всё это в совокупности создаёт впечатление искусственно созданного уголовного дела, которое в определённый момент перестало развиваться по заранее спланированному сценарию.

Суть вменённого Скрипину обвинения изначально имеет политическую составляющую, поскольку он обвиняется в вандализме, совершенном группой лиц по мотивам политической ненависти. Вменяемое преступление средней тяжести, и вина Скрипина совершенно не доказана, тем не менее, он провёл по этому обвинению под стражей более 5 месяцев. Довод следствия о необходимости заключения под стражу в связи с тем, что Скрипин пытался выехать в Харьков, несостоятелен, поскольку на тот момент Скрипиным было дано обязательство о явке, которое не запрещает выезды за границу и не было нарушено. Впоследствии Скрипин был освобождён из СИЗО, обязательство о явке продолжает действовать.

Не только участие Скрипина в нанесении надписей не доказано, но и характеристика самих надписей также не обоснована.

В обвинении утверждается, что нанесённые Скрипиным надписи демонстрируют «явное неуважение к обществу, пренебрегая нормами морали и нравственности». Тем не менее, в надписях нет нецензурных слов, все используемые слова являются литературными, так что пренебрежения нормами морали и нравственности здесь нет. Содержание надписей направлено на конкретного человека, поэтому непонятно, в чём именно состоит неуважение к обществу в целом.

Учитывая, что политическая направленность надписей, вменённых Скрипину, является чётко оппозиционной, а также учитывая общий контекст данного уголовного дела, можно сделать вывод, что данное уголовное дело политически мотивированно, преследование Скрипина осуществляется субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы было применено к Скрипину из-за его политических убеждений и отказа признавать вину в том, чего он не совершал, также оно явно непропорционально вменяемому правонарушению.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Кирилла Скрипина незаконно преследуемым по политическим мотивам и требует прекращения уголовного дела в отношении него.

Признание человека политзаключённым или незаконно преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Ирина Гак.

Как помочь

Помочь политзаключённым можно, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 или на кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Медиазона. ПровокациянаДону. К ростовским активистам пытался внедриться «военный», предлагавший купить оружие и обещавший поддержку со стороны ЧВК // http://zona.media/article/2021/04/12/rostov

РИА новости. Опубликовано видео допроса экстремистов, задержанных в Ростове-на-Дону // http://ria.ru/20210326/ekstremisty-1602963943.html

Дата обновления справки: 14.10.2021 г.

Развернуть

Новости по теме

21.07.2021 | 15:03
Правозащитный Центр «Мемориал»