Статья УК: 
Написать письмо

386230, Республика Ингушетия, г. Карабулак, ул. Карабулакская, 1, ФКУ СИЗО-1 ОФСИН России по Республике Ингушетия, Майсигову Рашиду Аслановичу 1987 года г. р.

Электронные письма можно отправлять через интернет-сервис «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create).

Майсигов Рашид Асланович

Майсигов Рашид Асланович родился 24 октября 1987 года. Житель города Назрань. Редактор ингушского оппозиционного интернет-издания «Фортанга.ORG». Образование высшее. Холост. Приговорён по ч. 2 ст.228 УК РФ Хранение наркотиков в крупном размере») к 3 годам колонии общего режима. Также обвинялся по ч. 1 и 2 ст. 280.1 УК РФ («Публичные призывы, направленные на нарушение территориальной целостности РФ с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей»), освобождён судом от отвественности 19 января 2021 года в связи с частичной декриминализацией статьи. Находился под стражей с 12 июля по 19 ноября 2019 года, когда был переведён под домашний арест. После оглашения приговора 16 сентября 2020 года вновь взят под стражу.

Полное описание

Описание дела

Рашида Майсигова задержали сотрудники управления ФСБ по Ингушетии рано утром 12 июля 2019 года в его доме в Назрани. Тогда примерно с 6:20 до 8:30 они провели оперативно-разыскное мероприятие (ОРМ) «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» в его доме на основании постановления Председателя Верховного Суда Ингушетии Ибрагима Фаргиева, удовлетворившего ходатайство замначальника УФСБ полковника В. В. Леся. Согласно этим документам, 26–27 марта 2019 года на страницах в соцсетях «Instagram» и «ВКонтакте», создателем и владельцем которых являлся Рашид Майсигов, им были размещены призывы к изменению территориальной целостности и насильственному изменению основ конституционного строя России.

По официальной версии, во время ОРМ «Обследование помещений…» на столике в комнате Рашида Майсигова сотрудники ФСБ нашли агитационные листовки с призывами объединить Ингушетию с Грузией, а при «личном досмотре» Рашида оперуполномоченным управления наркоконтроля МВД по Ингушетии, оформленном в соответствии с КоАП РФ, проведённом во время этого ОРМ, в заднем кармане его брюк — пакетик с порошком. Экспертиза установила, что это 3,27 грамма наркотика; его следы обнаружены в смывах с рук подозреваемого, но не найдены в организме Рашида Майсигова. На указанном пакетике отсутствуют отпечатки пальцев Майсигова.

В день задержания 12 июня 2019 года, находясь в помещении ингушского УФСБ без адвоката, Рашид Майсигов подписал текст опроса с показаниями о том, что за две-три недели до этого купил у незнакомца героин и хранил его у себя. На последующем допросе он отказался от этих показаний, заявив, что дал их под пытками, а наркотики ему подбросили.

16 июля 2019 года Магасский райсуд по ходатайству следствия арестовал Майсигова на два месяца, эта мера продлевалась несколько раз. 23 июля 2019 года ему предъявили окончательное обвинение в хранении наркотиков в крупном размере. 19 ноября Верховный суд Ингушетии удовлетворил  апелляционную жалобу адвоката Магомеда Аушева на очередное продление ареста и отпустил обвиняемого под домашний арест.

25 декабря 2019 года в Магасском райсуде Ингушетии судья Хамид Тамбиев начал рассмотрение дела о хранении наркотика Майсиговым по существу. В суде Рашид Майсигов утверждал, что пакетик с героином ему подбросили. 16 сентября 2020 года вынесен обвинительный приговор.

В конце января 2020 года в отношении Рашида Майсигова ФСБ возбудила новое уголовное дело по ч. 1 и 2 ст. 280.1 УК РФ («Публичные призывы, направленные на нарушение территориальной целостности РФ с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей»). Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, Майсигов разместил 22 февраля 2019 года на своей странице в Instagram публикацию, в которой призвал к отделению Ингушетии от России: «Ради достойной жизни будущих поколений есть только один путь — выйти из состава России и присоединиться к правовому демократическому государству Грузия. Просим руководство Грузии и мировое сообщество поддержать наш выбор и принять Ингушетию в состав Грузии — взять под свою защиту и паспортизировать всё население республики грузинскими паспортами».

Затем, по данным следствия, Майсигов напечатал на своём принтере не менее 38 листовок формата А4 «Обращение ингушского народа к мировому сообществу» с просьбой к руководству Грузии принять Ингушетию в состав своего государства, а к мировому сообществу – поддержать эти действия. 1-2 июня 2019 года он, по информации ФСБ, расклеил эти листовки на остановках общественного транспорта и стенах зданий в Назрани и Магасе. Изначально Майсигов отрицал свою причастность к листовкам и вменяемой публикации. Однако, в дальнейшем, под давлением следствия, Рашид Майсигов признал обвинение и подписал ходатайство об особом порядке рассмотрения дела в суде без проведения судебного разбирательства согласно гл. 40 УПК РФ. «Особый порядок» предусматривает более мягкие санкции: до 2/3 максимального срока лишения свободы.

Новое обвинение стало основанием для того, чтобы Росфинмониторинг внёс Майсигова в список террористов и экстремистов. Это означает блокировку его банковских счетов и другие ограничительные меры.

Основания признания политзаключённым

1) Об обвинении в хранении наркотиков

В дом Рашида Майсигова вместе с сотрудниками ФСБ в шесть утра 12 июля 2019 года прибыл и сотрудник другого ведомства - Управления по контролю за оборотом наркотиков (УНК) МВД Ингушетии Олег Майоров. Именно он «досмотрел» журналиста и «нашёл» у него в заднем кармане брюк пакетик с порошком. При этом не присутствовали ни адвокат, ни родственники Майсигова, а только привезённые специально сотрудниками ФСБ понятые и устрашающего вида бойцы спецназа в полном обмундировании с автоматическим оружием. Между тем, разрешение суда на «обследование помещений» имело только УФСБ, и не на поиск наркотиков, а по смыслу - доказательств размещения Рашидом Майсиговым в Интернете с 26 по 27 марта 2019 года «призывов к насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации».

По словам осуждённого и его родных, ворвавшись в дом, вооружённые до зубов силовики сразу разбудили в комнате на втором этаже, подали Майсигову брюки, которые он надел, и заковали его в наручники, а остальных членов семьи заблокировали на кухне отобрав все телефоны и не дав вызвать защитника. Следствие же утверждает, что сам Рашид Майсигов открыл им дверь, брюки были при этом уже надеты на нём, а наручники на него не одевали.

30 июля 2019 года в анонимном telegram-канале ОПЕР Слил, специализирующемся на публикации материалов правоохранительных органов по резонансным уголовным делам, было опубликовано видео, на котором видно, что в ходе вышеуказанного т. н. «личного досмотра» Майсигов держит руки сзади и они закованы в наручники, что является грубым нарушением закона.

Старший оперуполномоченный Майоров утверждал в суде, что имел оперативную информацию о том, что Майсигов мог хранить наркотики, но не предоставил в суде доказательств своих слов. Адвокат Магомет Аушев отметил в суде, что сотрудник наркоконтроля принёс с собой заранее заготовленное направление Майсигова на освидетельствование в наркодиспансер.

Понятых сотрудники правоохранительных органов привезли с собой. Это военнослужащие из военной части, дислоцирующейся в Чеченской Республике, Владимир Осипов и Егор Степанов. «Для участия в оперативно-розыскных мероприятиях 12.07.2019 года, они со Осиповым В. Г. (Степановым Е. В.) сотрудниками УФСБ России по Республике Ингушетия были привлечены как незаинтересованные лица в связи с сложной обстановкой в Республике Ингушетия, для удостоверения факта, что мероприятие пройдет безопасно, чтобы не подвергались риску гражданские лица», - так, слово в слово одинаково, якобы пояснили на допросе своё участие в мероприятии т. н. «представители общественности». Их «показания» в обвинительном заключении идентичны, сделаны «под копирку». Мы считаем, что эти военнослужащие являются лицами, находящими в зависимости от государства и доверять им невозможно.

Обследование жилища граждан ограничивает конституционное право человека на его неприкосновенность (ст. 25 Конституции РФ). Согласно законодательству, оно проводится с целью получения сведений путем негласного (тайного) осмотра и изучения жилого помещения граждан на основании судебного решения. В силу своего тайного характера, оно проводится без участия лица, чьё право на неприкосновенность жилья ограничено.

Вместе с тем, оперативные подразделения МВД и ФСБ РФ повсеместно применяют практику проведения гласного (открытого) обследования жилища граждан на основании судебных решений. Оно осуществляется в принудительном порядке без согласия граждан – владельцев жилища. Такие разрешения выдаются судами, как и в данном случае, в противовес соответствующим решениям Верховного Суда РФ, согласно которым обследование жилища граждан проводится негласно и не может быть направлено на обнаружение и изъятие каких-либо предметов или документов (кассационное Определение Верховного суда Российской Федерации от 09.01.2013 года по уголовному делу №45-012-77).

По смыслу закона гласное (открытое) обследование жилища должно проводиться без принуждения граждан, в отношении которых оно осуществляется, и только с их согласия. При проведении гласного обследования (осмотра и изучения) жилища не допускается фактическое проведение обыска, т. е. осуществление каких-либо принудительных, вопреки согласию владельцев, действий по отысканию и изъятию предметов и документов. В данном случае, всё было наоборот.

Кроме того, при проведении ОРМ силовики утверждают, что граждане при этом не имеют права на присутствие адвоката, ссылаясь на то, что это не указано в законе «Об оперативно-розыскной деятельности».

Однако, как указал Конституционный Суд в Постановлении от 27 июня 2000 года, Конституция РФ, закрепляя право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, не связывает предоставление помощи адвоката (защитника) с формальным признанием лица подозреваемым или обвиняемым. Поэтому данное конституционное право возникает у человека с того момента, когда ограничение его прав становится реальным. В силу данной правовой позиции, право на помощь адвоката гарантируется любому лицу, в отношении которого осуществляется деятельность, направленная на выявление фактов и обстоятельств, уличающих его в подготовке или совершении преступления. Таким образом, человеку, в отношении которого проводятся ОРМ в связи с подозрением его в причастности к подготовке или совершению преступления, должна предоставляться возможность воспользоваться помощью адвоката, если таковая, как это следует из Определения Конституционного Суда от 14 июля 1998 года, не исключается необходимостью обеспечения режима секретности, требований оперативности и конспиративности, которых не было в рассматриваемом деле.

Мы считаем, что ходатайство УФСБ о проведении «обследования помещений» и разрешение суда на него были неправомерны, т. к. в нарушение закона в них не указано, что конкретно должны обнаружить и осмотреть сотрудники ФСБ, а из текста ясно, что у Службы уже были данные для возбуждения уголовного дела против Рашида Майсигова и проведения своих действий с соответствии с УПК РФ, в котором чётко прописаны права подозреваемых и обвиняемых на защиту.

Адвокат при описанных ОРМ в доме Майсигова и его дальнейшем «опросе» ФСБ в день задержания не присутствовал.

После «обследования» жилища, журналиста увезли в неизвестном направлении. Позже выяснилось — в УФСБ по Ингушетии в г. Магасе. Почти 13 часов ни родители, ни адвокат Магомет Аушев ничего не знали о его местонахождении, хотя защитник обращался в различные правоохранительные структуры, пытаясь найти его. Как позже рассказал Майсигов, ему не позволили позвонить адвокату, все это время его держали в здании УФСБ, а ночью передали сотрудникам МВД и поместили в ИВС при ОМВД по г. Назрань. Арестант подробно рассказал как его пытали — били током, подключая провода к мочкам ушей, душили и угрожали обвинением в измене Родине, если он не подпишет признательные показания, что он и сделал. Адвокат встретился с ним только на следующий день 13 июля 2019 года. Во время официального допроса в качестве подозреваемого уже в присутствии адвоката журналист отказался от признательных показаний. 

Эксперт республиканского наркодиспансера Джохар Султыгов рассказал в суде, что не обнаружил следы героина в анализах подсудимого, а при его осмотре — внешних признаков употребления наркотика. Это совпадает с выводами  ростовского эксперта Сергея Ткаченко — он не обнаружил следов наркотиков в образцах волос Рашида Майсигова. Допрошенный в суде свидетель обвинения эксперт УФСБ Евгений Ивашин, бравший смывы с рук журналиста, в которых были обнаружены следы героина, допустил, что следы наркотиков могли попасть на руки Майсигова через ручку, которой он подписывал протоколы обыска. Он добавил, что бутылка с дистиллированной водой, которую использовали, когда брали смывы, была вскрыта до того, как он прибыл на обследование.  

Следователь следственного управления МВД по Ингушетии Илез Пугоев рассказал в суде, что оформил задержание Рашида Майсигова в 21 час 40 минут 12 июля 2019 года, сразу после его доставки к нему, т. е. спустя 13 часов после его фактического задержания сотрудниками ФСБ. Адвокат отметил в суде, что таким образом, были грубо нарушены конституционные права его подзащитного и нормы УПК РФ.

Рашид Майсигов активно освещал в «Фортанге» протесты в Ингушетии в связи с передачей Чечне части её территории. Как сообщала «Фортанга», незадолго до ареста Майсигов прервал работу в издании, сообщив, что ему поступают в связи с ней анонимные угрозы.

Все эти данные дают нам веские основания полагать, что наркотики Рашиду Майсигову были подброшены, а протокол его личного досмотра является недопустимым доказательством.

2) Об обвинении в призывах к выходу Ингушетии из состава России

Как уже неоднократно заявлял Правозащитный центр «Мемориал» (дело Дарьи Полюдовой, дело Айрата Дильмухаметова) статья 280.1 УК РФ («Публичные призывы к нарушению территориальной целостности РФ») с нашей точки зрения не имеет права на существование в нынешней редакции. Мы согласны с позицией ведущего российского центра, исследующего экстремизм в России — Информационно-аналитического центра «Сова», в соответствии с которой государство может криминализировать лишь такие проявления сепаратизма, которые связаны с насилием и с пропагандой насильственных действий с целью отторжения регионов Российской Федерации, а не теоретические рассуждения о допустимости их отделения.

«Сами по себе призывы к изменению территориальной целостности, если речь не идет о насильственных действиях, на наш взгляд, не должны рассматриваться как преступление или административное правонарушение. Это естественная реализация права граждан на свободу выражения. Человек имеет право на мнение, отличное от того, что записано в Конституции, что думает большинство, что думает Путин», — считает руководитель Программы поддержки политзаключённых и жертв незаконного уголовного преследования ПЦ «Мемориал» Сергей Давидис.

Во вменяемых Рашиду Майсигову текстах нет призывов ингушей к вооружённой борьбе за присоединение к Грузии, как и призывов к грузинской или иной армии к вторжению в Россию, нет призывов к насилию.

«С нашей точки зрения, только призывы к насильственному сепаратизму могут быть запрещены в интересах поддержания безопасности, а запрет на любое публичное обсуждение возможного территориального (пере)устройства России чрезмерно ограничивает право на свободу слова. Фактически нынешняя формулировка ст. 280.1 УК, запрещающая любые призывы к сепаратизму, допускает привлечение к ответственности за дискуссию по политическим вопросам, представляющим общественный интерес, поэтому мы выступаем за её изменение», — заключает центр «Сова». Мы считаем исчерпывающим данный анализ, а слова Майсигова — не имеющими признаков преступления.

Кроме того, «преступные» листовки были найдены и изъяты в доме журналиста в ходе незаконного ОРМ, с нарушением УПК РФ и прав обвиняемого на защиту, поэтому, по закону, не могут использоваться в качестве доказательств обвинения в суде.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное преследование Рашида Майсигова политически мотивированно, направлено на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение его журналисткой деятельности и публичной критики власти. Лишение свободы было применено исключительно в связи с ненасильственным осуществлением свободы слова, при фабрикации события одного преступления и отсутствии состава другого, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Рашида Майсигова политическим заключённым и призывает его немедленно освободить. Мы требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в его преследовании.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Адрес для писем и денежных переводов:

386230, Республика Ингушетия, г. Карабулак, ул. Карабулакская, 1, ФКУ СИЗО-1 ОФСИН России по Республике Ингушетия, Майсигову Рашиду Аслановичу 1987 года г. р.

Электронные письма можно отправлять через интернет-сервис «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create).

Ссылки на публикации в СМИ:

ПЦ «Мемориал». Ингушетия: дело журналиста Рашида Майсигова // http://memohrc.org/ru/special-projects/ingushetiya-delo-zhurnalista-rashida-maysigova

Фортанга. Журналисту Фортанги подбросили наркотики // http://instagram.com/p/Bz06HNAI7QN/

ПЦ «Мемориал». Суд приговорил экс-редактора ингушского оппозиционного портала к трём годам лишения свободы за хранение наркотиков в особо крупном размере // http://memohrc.org/ru/news_old/sud-prigovoril-eks-redaktora-ingushskogo-oppozicionnogo-portala-k-tryom-godam-lisheniya

ОВД-инфо. Пытки и пакетик с героином: что известно о деле ингушского журналиста Рашида Майсигова // http://ovdinfo.org/articles/2019/07/23/pytki-i-paketik-s-geroinom-chto-izvestno-o-dele-ingushskogo-zhurnalista-rashida

ПЦ «Мемориал». Ингушетия-Чечня: границы, конфликт, протесты // http://memohrc.org/ru/special-projects/ingushetiya-chechnya-granicy-konflikt-protesty

Дата обновления справки: 09.12.2020 г.

Развернуть