Дело ингушской оппозиции

К уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии Магасе привлечены 44 человека. Однако уголовное преследование троих из них было прекращено.

Как минимум 34 жителя Ингушетии обвиняются в насилии против сотрудников правоохранительных органов 27 марта 2019 года. Восемь лидеров ингушской оппозиции обвиняются в организации этого насилия, создании экстремистского сообщества и участии в нём. Один активист обвиняется в подстрекательстве к неопасному для здоровья силовиков насилию.

Полное досье

Барахоев Ахмед Османович родился 19 апреля 1954 года. Житель с. Новый Редант Малгобекского района Ингушетии. Член Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ), член Совета тейпов ингушского народа. Образование высшее. Пенсионер. Женат. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ («Организация насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 282.1 УК РФ («Создание экстремистского сообщества», до 10 лет лишения свободы). Под стражей с 3 апреля 2019 года.

Мальсагов Муса Асланович родился 8 марта 1972 года. Житель г. Назрань. Председатель ИКНЕ, сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа, председатель Ингушского отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест», бывший депутат Народного Собрания Республики Ингушетия от «Единой России». Образование высшее. Женат, имеет 4 малолетних детей. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ, ч. 1 ст. 282.1 УК РФ. Под стражей с 3 апреля 2019 года.

Ужахов Малсаг Мусаевич родился 9 ноября 1952 года. Житель с. Барсуки Назрановского района Ингушетии. Председатель Совета тейпов ингушского народа, член президиума Всемирного конгресса ингушского народа. Образование высшее. Пенсионер. Женат. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318, ч. 1 ст. 282.1 УК РФ, ч. 2 ст. 239 УК РФ («Руководство некоммерческой организацией, побуждающей граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний», до 3 лет лишения свободы). Под стражей с 19 апреля 2019 года.

Нальгиев Исмаил Махмудович родился 23 октября 1991 года. Житель Ингушетии. Руководитель Региональной общественной организации «Выбор Ингушетии», член ИКНЕ. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ, ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Под стражей с 8 мая 2019 года.

Саутиева Зарифа Мухарбековна родилась 1 мая 1978 года. Жительница г. Сунжа. Член ИКНЕ. Бывшая замдиректора государственного учреждения «Мемориальный комплекс жертвам репрессий» в Ингушетии. Имеет высшее образование. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ, ч. 2 ст. 282.1 УК РФ. Под стражей с 12 июля 2019 года.

Чемурзиев Барах Ахметович родился 17 мая 1969 года. Житель ст. Троицкая Сунженского района Ингушетии. Председатель Общественного движения «Опора Ингушетии», член ИКНЕ, член президиума Всемирного конгресса ингушского народа. Женат, имеет двух малолетних детей и одного несовершеннолетнего ребёнка. Один ребёнок инвалид, с диагнозом ДЦП. Обвиняется по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ, ч. 2 ст. 282.1 УК РФ. Под стражей с 3 апреля 2019 года.

Хаутиев Багаудин Адамович родился 19 июля 1990 года. Житель Назрани в Ингушетии. Глава Совета молодежных организаций Ингушетии, член ИКНЕ. Имеет высшее образование. Женат. Имеет 4 несовершеннолетних детей. Обвинялся по ч. 2 ст. 318 УК РФ, в январе 2020 г. обвинение переквалифицировано на организацию этого преступления по ч. 3 ст. 33 («Организация насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей»). Также обвиняется по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ. Под стражей с 3 апреля 2019 года.

Ажигов Адам Батырович родился 1 мая 1992 года. Житель Ингушетии. В июле 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 5 лет лишения свободы) ст. 318 УК РФ. Был под стражей с 3 апреля 2019 года. С 26 мая 2019 года был под подпиской о невыезде. Дело в его отношении прекращено.

Ажигов Элисхан Юсупович родился в 1985 году. Житель Ингушетии. В июле 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 5 лет лишения свободы) ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 5 месяцам колонии-поселения. Находился под стражей с 13 апреля 2019 года по 13 января 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Алиев Джохар Бесланович родился в 1995 году. Житель Ингушетии. В октябре 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 5 лет лишения свободы) ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 8 месяцам колонии-поселения. Был под стражей по 16 марта 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Аушев Аслан Исрапилович родился в 1988 году. Житель г. Сунжа Ингушетии. Обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 8 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 15 мая 2019 года, освободился 24 июля 2020 года.

Аушев Рашид Бекханович родился в 1979 году. Житель Ингушетии. Обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 9 месяцам колонии-поселения. Был под стражей с 23 апреля 2019 года по 15 апреля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Бадиев Адам Мусаевич родился в 1994 году. Житель Ингушетии. Обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 10 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 11 апреля 2019 года, освободился 3 августа 2020 года.

Барханоев Руслан Абубаширович родился 17 июля 1983 года. Житель станицы Троицкое в Ингушетии. Подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Задержан 4 февраля 2020 года. Под стражей с 5 февраля 2020 года.

Батыгов Макшарип Мавлаевич родился 19 марта 1977 года. Житель станицы Троицкое в Ингушетии. 20 апреля 2019 года суд оштрафовал его на 10 тыс. рублей за участие в протестной акции в Магасе 27 марта 2019 года. Подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Задержан 4 февраля 2020 года. Под стражей с 6 февраля 2020 года.

Беков Амирхан Даудович родился 11 сентября 1995 года. Житель станицы Нестеровская в Ингушетии. Подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Задержан 4 февраля 2020 года. Под стражей с 5 февраля 2020 года.

Бапхоев Зелимхан Мустафаевич родился в 1993 году. Житель Ингушетии. 22 октября 2019 обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 6 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 1 июня 2019 года по 10 апреля 2020 года, когда был отпущен под домашний арест. 23 апреля 2020 года вновь взят под стражу. Был под стражей по 19 июня 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Бопхоев Закри Мустафаевич родился 7 января 1989 года. Житель г. Усть-Неру Якутии. Обвиняется по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Находился под стражей с 14 февраля 2020 года, с 10 апреля под домашним арестом.

Вышегуров Мустафа Магомедович родился в 1979 году. Житель Ингушетии. Обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 5 месяцам колонии-поселения. Был под стражей со 2 мая 2019 года по 21 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Гагиев Рамазан Курейшевич родился 20 февраля 1988 года. Житель с. Экажево Ингушетии. Приговорён к 4 месяцам колонии-поселения по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Находился под домашним арестом с апреля 2019 года по 4 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы. 13 августа 2020 года Ставропольский краевой суд ужесточил наказание до 8 месяцев колонии общего режима; в тот же день Гагиев был взят под стражу.

Дзейтов Руслан Аслангиреевич родился 1 ноября 1987 года. Житель Назрани. Высшее образование. Холост. 23 сентября 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 9 месяцам колонии общего режима. Был под стражей со 2 мая 2019 года по 8 апреля 2020 года, когда был отпущен под подписку о невыезде. 22 апреля 2020 года вновь взят под стражу, 6 августа 2020 года освобождён решением кассационного суда.

Дугиев Ибрагим Курейшович родился 18 марта 1994 года. Житель с. Кантышево Назрановского района Ингушетии. Среднее образование. Холост. 11 сентября 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 2 месяцам колонии-поселения. Находился под стражей с 9 апреля 2019 года по 27 сентября 2019 года, когда был помещён под домашний арест. 23 апреля 2020 года вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Зязиков Хасан Саварбекович родился в 1980 году. Житель Ингушетии. В октябре 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 1 месяцу колонии-поселения. Находился под стражей с 18 июля 2019 года по 7 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Кациев Хасан Магомедович родился в 1988 году. Житель Ингушетии. 18 октября 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 9 месяцам колонии-поселения. Находился под стражей с 23 апреля 2019 года по 15 апреля 2020 года, когда освободился по отбытии наказания.

Маматов Мухарбек Даудович родился в 1965 году. Подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Задержан 4 февраля 2020 года. Был под стражей с 5 по 20 февраля 2020 года, когда был переведён под домашний арест.

Мужахоев Ибрагим Хусейнович родился в 1997 году. Житель Ингушетии. Обвиняется по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Был под стражей с 3 апреля 2019 года. С 26 мая 2019 года был под подпиской о невыезде. Дело в его отношении прекращено.

Мякиев Багаудин Магомедович родился в 1965 году. Житель Ингушетии. Член Совета тейпов ингушского народа. 16 октября 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 10 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 13 апреля 2019 года по 8 апреля 2020 года, когда был отпущен под подписку о невыезде. 22 апреля 2020 года вновь взят под стражу.

Нальгиев Ахмед Бесланович родился 9 сентября 1992 года. Житель г. Магас. Образование высшее. В начале октября 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 9 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 23 апреля 2019 года, освободился 22 июля 2020 года.

Нальгиев Исропил Микаилович родился 22 января 1990 года. Житель села Али-Юрт в Ингушетии. 3 апреля 2019 года суд оштрафовал его на 20 тыс. рублей за участие в протестной акции в Магасе 27 марта 2019 года. Подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Задержан 4 февраля 2020 года. Под стражей с 5 февраля 2020 года.

Нальгиев Сейт-Магомед Багаудинович родился в 1990 году. Житель с. Али-Юрт Назрановского района Ингушетии. Фермер. В конце августа обвинение было переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 4 месяцам колонии-поселения. Был под стражей с 29 апреля 2019 года по 7 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Оздоев Магомед Абуезитович родился в 1982 году. Житель Ингушетии. В августе 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён 23 января 2020 года к 1 году и 4 месяцам колонии-поселения. Был под стражей с 21 июня 2019 года по 6 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Оздоев Резван Курейшович родился в 1991 году. Житель Ингушетии. В сентябре 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 7 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 14 мая 2019 года по 2 июня 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Озиев Тимур Муратович родился в 1978 году. Житель с. Кантышево Назрановского района. Женат. В сентябре 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 7 месяцам колонии-поселения. Находился под стражей с 18 апреля 2019 года по 6 февраля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Осканов Амир Мухажирович родился в 1991 году. Житель Ингушетии. В сентябре 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 11 месяцам колонии-поселения. Был под стражей с 3 апреля 2019 года по 24 апреля 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Плиев Муса Батарбекович родился в 1978 году. Житель с. Плиево Назрановского района Ингушетии. Спортсмен, директор физкультурно-оздоровительного комплекса. Женат. В июле 2019 года обвинение переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1,5 годам колонии-поселения. Был под стражей с 8 апреля 2019 года по 13 января 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Томов Зелимхан Магомедович родился в 1990 году. Житель г. Карабулак Ингушетии. В августе 2019 года обвинение было переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 5 месяцам колонии-поселения. Был под стражей с 9 апреля по 25 декабря 2019 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Хамхоев Магомед Мусаевич родился 2 июня 1987 года. Житель г. Назрани. Имеет высшее образование. Женат. Зять одного из лидеров протеста старейшины Ахмеда Барахоева и племянник муфтия Ингушетии Исы Хамхоева. Имеет пятерых малолетних детей. Обвинялся по ч. 2 ст. 318 УК РФ. В марте 2020 года обвинение переквалифицировано на ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 318 УК РФ («Подстрекательство к не опасному для жизни и здоровью насилию к представителям власти», до 5 лет лишения свободы). Следствие завершено, дело начинает рассматривать суд. Под стражей с 3 апреля 2019 года.

Хамхоев Гелани Магомедович родился 9 апреля 1994 года. Житель Назрани. Женат, имеет малолетнего ребёнка. 15 октября 2019 года обвинение было переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 9 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 3 апреля 2019 года по 19 июня 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Хамхоев Зубейр Алаудинович родился в 1997 году. Житель Ингушетии. 12 октября 2019 года обвинение было переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ. Приговорён к 1 году и 8 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 3 апреля 2019 года по 17 июня 2020 года, когда вышел на свободу в связи с окончанием срока лишения свободы.

Погоров Ахмед Саражудинович родился в 1963 году. Житель Ингушетии. Сопредседатель Ингушского национального конгресса, бывший министр внутренних дел Ингушетии (2002–2003). Подозревается по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ («Организация насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы) и по ч. 2. ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы). Находится в розыске.

Дзауров Заурбек Исраилович родился в 1991 году. Житель Ингушетии. Подозревался по ч. 2 ст. 212 УК РФ («Участие в массовых беспорядках», до 8 лет лишения свободы), ч. 3 ст. 212 УК РФ («Призывы к массовым беспорядкам», до 2 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 318 УК РФ. Находился в розыске, задержан 7 марта 2020 года по подозрению по ч. 2 ст. 318 УК РФ, под стражей.

Камурзоев Хамзат Макшарипович. Житель Ингушетии. Осуждён по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 9 месяцам колонии общего режима. Был под стражей с 28 февраля по 9 сентября 2020 года.

Чахкиев Ахмед. Житель Ингушетии. Обвиняется по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Под стражей с 5 марта 2020 года.

Описание дела

26 марта 2019 года, с 10 до 18 часов, на площади перед зданием национальной телерадиокомпании (НТРК) «Ингушетия» в столице республики Магасе, говорится в постановлениях о привлечении к уголовной ответственности, состоялся «согласованный в установленном законом порядке митинг, организованный Ужаховым М. М., Барахоевым А. О., Чемурзиевым Б. А., Мальсаговым М. А. и другими лицами, в котором приняло участие около 4000 человек» (по данным «Мемориала» - около 20 000). Митингующие требовали отставки главы, правительства и парламента Ингушетии; проведения прямых свободных выборов главы и парламента республики; выступали против принятия республиканского закона, упраздняющего норму об обязательности вынесения на референдум вопросов об изменении территории Ингушетии.

«После 18 часов большая часть митингующих покинула площадь, однако примерно 400 человек, руководимые Ужаховым М. М., Барахоевым А. О., Чемурзиевым Б. А., Мальсаговым М. А. и другими организаторами массового мероприятия, остались на месте проведения митинга, несмотря на окончание разрешённого времени его проведения. Кроме того, в связи с заведомо незаконными и необоснованными заверениями Ужахова М. М., Барахоева А. О., Чемурзиева Б. А., Мальсагова М. А. и других организаторов митинга о, якобы, имеющейся возможности его последующего продолжения, оставшимися на площади лицами объявлено о бессрочном характере массового мероприятия до выполнения всех заявленных требований», – утверждает старший следователь по особо важным делам третьего отдела управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Северо-Кавказскому федеральному округу майор юстиции Е. А. Нарыжный (руководитель следственной группы из 50 человек, собранной из разных регионов РФ) в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых.

«Утром 27 марта 2019 года сотрудниками подразделений Федеральной службы войск национальной гвардии (ФСВНГ) Российской Федерации и МВД по Республике Ингушетия, обеспечивавшими общественный порядок, митингующие обоснованно предупреждены о незаконности проводимого ими массового мероприятия и необходимости освобождения площади перед НТРК «Ингушетия», – продолжает следователь. – Несмотря на данные обстоятельства, Ужаховым М. М., Барахоевым А. О., Чемурзиевым Б. А., Мальсаговым М. А. и другими организаторами митинга было принято заведомо незаконное решение о продолжении массового мероприятия, в связи с чем указанные лица, используя имеющийся авторитет у населения республики, в том числе радикально настроенной его части, осуществляя призывы к национальному единству, манипулируя историческими фактами о депортации ингушского народа и имеющимися неразрешёнными проблемами административно-территориального устройства Республики Ингушетия, приняли меры для сплочения присутствующих на площади людей, морально поддерживая их скорым прибытием новых участников несанкционированного митинга, а также призывая к стойкости в случае попытки силового прекращения массового мероприятия сотрудниками правоохранительных органов. Кроме того, об указанных обстоятельствах и возможности силового сопротивления представителям власти Барахоев А. О. заявил в ходе беседы, состоявшейся на месте проведения несанкционированного митинга утром 27.03.2019 с министром внутренних дел Республики Ингушетия Кавой Д. Б. и другими представителями силовых структур».

«В период с 5 часов 10 минут до 7 часов 30 минут этого же дня, после последовавшего незаконного отказа покинуть место несанкционированного митинга, сотрудниками подразделений Росгвардии и ингушского МВД предпринята попытка оттеснить митингующих с площади... Не желая выполнять законные требования представителей власти… участники несанкционированного митинга, в том числе Хамхоев Г. М., Ажигов А. Б., Осканов А. М., Мужахоев И. Х., Хаутиев Б. А., Хамхоев М. М., Плиев М. Б., Дугиев И. К., Томов З. М., Бадиев А. М., Мякиев Б. М., Ажигов Э. Ю., Гагиев Р. К., Озиев Т. М. и иные лица, руководимые Ужаховым М. М., Барахоевым А. О., Чемурзиевым Б. А., Мальсаговым М. А. и другими организаторами массового мероприятия, применили в отношении сотрудников правоохранительных органов насилие, опасное для здоровья», – изначально говорилось в постановлениях о привлечении к уголовной ответственности.

Далее в этих постановлениях указывалось, что 10 сотрудникам правоохранительных органов были причинены телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе повлекшие одному тяжкий вред здоровью, другому средний, остальным – не повлекшие вреда здоровью.

«Не желая выполнять законные требования представителей власти, находящихся при исполнении своих должностных обязанностей… участники несанкционированного митинга, в том числе Хамхоев Г. М., применили в отношении них насилие, опасное для здоровья, нанеся сотрудникам правоохранительных органов удары руками и ногами по различным частям тела и конечностям, а также бросая в них камни, стулья, металлические турникеты и другие подручные предметы. Так, 27.03.2019, с 7 часов 30 минут до 7 часов 40 минут, Хамхоев Г. М. бросил фрагмент стула в сотрудников правоохранительных органов», – утверждал следователь Евгений Нарыжный в Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Г. Хамхоева. Постановления о привлечении к уголовной ответственности остальных фигурантов дела имели схожее содержание.

Основная масса обвиняемых была задержана в апреле 2019 года.

12 июля 2019 года по этому же обвинению задержана член Ингушского комитета национального единства Зарифа Саутиева, 15 июля Нальчикский городской суд удовлетворил ходатайство следователя и избрал ей меру пресечения в виде содержания в СИЗО.

С июля 2019 года обвинение в отношении большинства фигурантов было смягчено: следствие переквалифицировало его с ч. 2 («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти», до 10 лет лишения свободы) на ч. 1 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти», до 5 лет лишения свободы) ст. 318 УК РФ.

Всего к уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе разгона митинга в Магасе, были привлечены 44 человека, уголовное преследование троих из них было прекращено.

В отношении 23 человек суд первой инстанции вынес обвинительные приговоры по ч. 1 ст. 318 УК РФ – от 4 месяцев до 1 года и 11 месяцев лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении. 6 дел рассматривались в особом порядке (с применением особого порядка судебного разбирательства, т. е. без исследования доказательств вины подсудимых), поскольку обвиняемые признали свою вину.

В середине августа 2020 года стало известно, что в отношении пятерых из оставшихся фигурантов предварительное расследование было завершено, их дела переданы в суд. Всем им обвинение было переквалифицировано с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК. В отношении остальных 13 обвиняемых, по данным на начало сентября 2020 года, продолжается предварительное расследование.

По ходатайствам органов прокуратуры об изменении подсудности Верховный суд России направляет дела в Ставропольский краевой суд, который определяет, где они будут рассматриваться. Большинство дел направлены в Железноводский городской суд Ставропольского края. 

Адвокаты осуждённых утверждают, что их подзащитные признают только факт совершения ими конкретных действий в отношении сотрудников Росгвардии, но не признают, что эти их действия были организованы лидерами ингушского протестного движения. Однако обвинительные заключения и приговоры составлены таким образом, что чуть ли не в каждом абзаце имеется утверждение, что сопротивление представителям власти было организовано Ахмедом Барахоевым, Мусой Мальсаговым, Исмаилом Нальгиевым, Зарифой Саутиевой, Барахом Чемурзиевым, Малсагом Ужаховым и Ахмедом Погоровым.

В обвинительных заключениях и приговорах всех участников акции протеста в Магасе, обвиняемых по ч. 1 ст. 318 УК РФ, указано, что преступление было совершено с отягчающими обстоятельствами по мотивам политической ненависти и вражды (ч. 1 п. «е», ст. 63 УК РФ).

27 декабря 2019 года в отношении восьми лидеров ингушского протестного движения было возбуждено ещё одно уголовное дело о создании экстремистского сообщества и участии в нём. В январе 2020 года им были предъявлены обвинения. Основываясь на поступившем из Центра «Э» ГУ МВД России по СКФО рапорте, следователи обвиняют Малсага УжаховаАхмеда БарахоеваМусу Мальсагова в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ, до 10 лет лишения свободы), а Бараха ЧемурзиеваАхмеда Погорова, Багаудина ХаутиеваИсмаила Нальгиева и Зарифу Саутиеву – в участии в этом экстремистском сообществе (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ, до 6 лет лишения свободы).

В постановлении о возбуждении уголовного дела следователь Евгений Нарыжный утверждает, что не позднее мая 2018 года Ужахов, Барахоев и Мальсагов, «объединённые между собой политической враждой к действующему на тот период Главе Республики Ингушетия Евкурову Ю-Б. Б., с целью его смещения с занимаемого поста создали экстремистское сообщество», т. е. «организованную группу лиц для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности». «Экстремистское сообщество» было якобы создано для совершения «преступлений, направленных на применение насилия к представителям власти» (ч. 1 ст. 318 УК РФ) и для осуществления «руководства некоммерческой организацией, а также участие в ее деятельности, сопряженной с побуждением граждан к совершению иных противоправных деяний, а также пропаганды таких деяний» (ч. 2, 3 ст. 239 УК РФ) «по мотивам политической вражды». В постановлении прямо не сказано, какая именно некоммерческая организация имеется в виду, но неоднократно упомянут «Совет тейпов ингушского народа». 

По утверждению следователя, в созданное «экстремистское сообщество в разное время вошли» Чемурзиев, Погоров, Хаутиев, Нальгиев, Саутиева и другие лица, причём «формами и методами деятельности экстремистского сообщества являлись планирование, подготовка и организация массовых мероприятий, в том числе несанкционированных, создание видеообращений к неограниченному кругу лиц, включающему в себя в том числе жителей Республики Ингушетия, и распространение их в сети Интернет, побуждение граждан к совершению противоправных действий, воспрепятствования законной деятельности представителей власти».

В качестве «преступных деяний» следователи приводят:

– призыв Ужахова совместно с другими лицами к проведению несогласованного митинга 4 октября 2018 года;

– видеообращение Барахоева с требованием к депутатам Народного Собрания Ингушетии о принятии участия в «Шариатском суде» 15 декабря 2018 года;

– участие Барахоева в «ранее незаконно инициированном «Шариатском суде», где тот выразил недовольство подписанием соглашения об установлении границы между Ингушетией и Чечнёй, и также назвал незаконным Постановление Конституционного Суда РФ по поводу этого соглашения. «Затем, пользуясь растерянностью пришедших на «Шариатский суд» депутатов Народного Собрания, опасавшихся общественного порицания, в созданных им условиях, вынудил последних раскрыть результат тайного волеизъявления каждого из них, тем самым допустил незаконное давление на депутатов Народного Собрания, фактически пропагандируя свои противоправные деяния». В результате «в ингушском обществе сформировалось заведомо ложное устойчивое мнение о незаконности подписанного соглашения и вынесенного КС РФ Постановления, повлекшее умаление авторитета исполнительной и судебной власти Российской Федерации в глазах жителей Республики Ингушетия, а также массовое недовольство жителей республики и социальную напряженность»;

– объявление Ужаховым, Барахоевым и Мальсаговым вечером 26 марта 2019 года участникам согласованного митинга «о бессрочном характере митинга», а также то, что они и «Чемурзиев Б. А., Погоров А. С., Хаутиев Б. А., Нальгиев И. М., Саутиева З. М. и другие лица <...> распространяли ложные сведения о скором получении ими разрешения о пролонгации митинга».

16 января 2020 года одному из лидеров ингушского протеста Багаудину Хаутиеву также предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ («Организация насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей», до 10 лет лишения свободы). Таким образом, он стал восьмым «организатором насилия, опасного для здоровья» силовиков, разгонявших митинг в Магасе 27 марта 2019 года, а обвинения в самом насилии с него сняты.

«Хаутиев Б. А. своими действиями побуждал толпу к активным противоправным действиям, бросая камни в сторону сотрудников правоохранительных органов, действуя из чувства политической вражды к Главе РИ Евкурову Ю-Б. Б., руководил исполнением преступления, в результате совершения которого 27.03.2019 участниками несогласованного с Правительством РИ митинга к 66 представителям власти… применено насилие не опасное…, либо угроза применения насилия, а в отношении одного из представителей власти (Куркина И. П.)…, применено насилие, опасное для здоровья», – говорится в Постановлении о привлечении Багаудина Хаутиева в качестве обвиняемого. В остальном его обвинение совпадет с обвинениями в адрес остальных семи «организаторов насилия», приведёнными выше.

4 февраля 2020 года в Ингушетии задержали не менее 12 человек. Пятерых как подозреваемых доставили в ИВС МВД города Нальчика, остальных опросили как свидетелей в Следственном управлении Следственного комитета во Владикавказе и отпустили домой. Пятерым, Руслану Барханоеву, Макшарипу Батыгову, Амирхану Бекову, Мухарбеку Маматову и Исропилу Нальгиеву было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья…»). Они были заключены под стражу.

14 февраля 2020 года был задержан Закри Бапхоев, который оформил явку с повинной. 28 февраля был взят под стражу Хамзат Камурзоев. 5 марта 2020 года были задержаны ещё два жителя Ингушетии – Ахмед Чахкиев и Заурбек Дзауров. Всех новых фигурантов обвиняют в насилии, опасном для здоровья представителей власти по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Они помещены в СИЗО г. Нальчика.

В 8 из 9 приговоров, вынесенных судом в декабре 2019 года и в январе 2020 года, значилось, что осуждённый совершил инкриминируемые деяния под влиянием лидеров протеста и по мотиву политической вражды к руководству РИ, хотя доказательств этому обвинение не представило. В 13 приговорах, вынесенных в феврале и марте 2020 года, суд исключил эту мотивацию. 15 приговоров тогда были обжалованы прокуратурой или обеими сторонами в Ставропольском краевом суде. Прокуратура при этом, прежде всего, добивалась включения в приговоры мотива политической вражды.

Позиция апелляционной инстанции заметно менялась во времени (см. таблицу). В феврале 2020 года были рассмотрены жалобы на приговоры Рамазану ГагиевуСейт-Магомеду Нальгиеву и Мустафе Вышегурову – по этим жалобам суд не пошёл навстречу прокуратуре, мотив политической вражды не был включён в приговор, а Вышегурову срок наказания сократили на месяц. Затем последовал примерно полуторамесячный перерыв в рассмотрении апелляций. 13 апреля суд удовлетворил требования прокуратуры, добавив в приговоры Рашида Аушева и Хасана Кациева мотив политической вражды, сохранив при этом срок и место отбывания наказания. 22 и 23 апреля суд пошёл еще дальше, добавив мотив политической вражды в приговоры Багаудина МякиеваРуслана ДзейтоваГелани ХамхоеваЗубейра ХамхоеваАдама БадиеваЗелимхана БапхоеваНальгиева АхмедаАслана АушеваИбрагима Дугиева, и всем, кроме последнего, изменив место отбывания наказания на колонию общего режима. Только приговор Амиру Осканову был оставлен без изменения.

3 марта 2020 года Магомеду Хамхоеву обвинение переквалифицировано с ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей») на ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 318 («Подстрекательство к не опасному для жизни и здоровью насилию к представителям власти»УК РФ, его дело выделено в отдельное производство. 9 апреля 2020 года обвинительное заключение в отношении Хамхоева утвердил замгенпрокурора России Андрей Кикоть.

Следствие считает, что Магомед Хамхоев, «уговорами» склонял участников митинга к «неопасному для жизни и здоровья» насилию к бойцам Росгвардии и полиции. Поддавшись в т. ч. этим уговорам манифестанты «нанесли удары руками и ногами, камнями, стульями, палками, металлическими турникетами и их частями, а также другими подручными предметами в различные части тела» 65 сотрудникам Рогвардии и 1 сотруднику МВД Ингушетии. В результате 58 из них испытали физическую боль, а 8 получили телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью: ссадины, кровоподтёки, ушибы.

Свидетелем «уговоров» Хамхоевым митингующих в обвинительном заключении представлен участник акции «И. Илиев», личные данные которого следствием засекречены. «Он слышал, как Хамхоев М. М. говорил ему и мужчинам, которые стояли рядом с ним, что им всем нужно стоять до конца, даже если придётся драться с военными и сотрудниками полиции, которые могут начать разгонять митинг, что нужно брать стулья, камни, любые предметы, которые есть и драться с ними. Хамхоев М. М. говорил всем, что не нужно бояться, что скоро придут люди, которые поддержат всех, кто останется на площади и не дадут разогнать митинг. После этого Хамхоев М. М. точно также подходил к другим мужчинам, которые стояли там же на площади, ходил между такими же группами, как та, в которой стоял он, говорил им что-то, те кивали одобряюще, и видно было, что они соглашались», – приводятся в обвинительном заключении показания засекреченного свидетеля, данные им следствию 18 декабря 2019 года.

28 августа 2020 года судья Пятого кассационного суда общей юрисдикции (г. Пятигорск Ставропольского края) Михаил Чекмарёв удовлетворил ходатайство Генеральной прокуратуры об изменении подсудности уголовного дела семерых лидеров ингушского протеста – Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова, Исмаила Нальгиева, Зарифы Саутиевой, Малсага Ужахова, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева и передал его на рассмотрение в Кисловодский городской суд. Представитель прокуратуры, обосновывая в суде ходатайство ведомства, просил передать дело лидеров протеста в какой-то из судов на Ставрополье. Он ссылался на справку из УФСБ по РИ, в соответствии с которой у обвиняемых, благодаря их «обширным, в том числе родственным и тейповым связям в судебной системе республики», есть возможность оказать «непроцессуальное воздействие» на ингушских судей, а также организовывать новые масштабные акции «в целях дестабилизации политической обстановки». Срок ареста данных обвиняемых продлён на два месяца, до 25 ноября 2020 года.

Основания для признания дела политически мотивированным

Обосновывая вину «организаторов преступления», следствие приводит три «факта»:

1) Около 400 участников митинга 26 марта 2019 года остались на месте проведения митинга и объявили, что не уйдут до выполнения их требований к властям именно в результате принятого М. Ужаховым, А. Барахоевым, Б. Чемурзиевым, М. Мальсаговым и др. организаторами решения.

2) Указанные лица, осуществляя призывы к национальному единству, приняли меры для сплочения присутствующих на площади людей, морально поддерживая их скорым прибытием новых участников несанкционированного митинга, а также призывая к стойкости в случае попытки силового прекращения массового мероприятия сотрудниками правоохранительных органов.

3) Об указанных обстоятельствах и возможности силового сопротивления представителям власти А. О. Барахоев заявил в ходе беседы, состоявшейся на месте проведения несанкционированного митинга утром 27.03.2019 с министром внутренних дел Ингушетии Д. Б. Кавой и другими представителями силовых структур.

Согласно российскому уголовному праву, субъективные признаки организатора преступления характеризуются прямым умыслом. Ничего из приведенного обвинением в обоснование вины организаторов не говорит о том, что такой умысел имел место, что они фактически призывали к насилию. Приведённые следствием призывы и предупреждения не являются призывами к насилию и не свидетельствуют о том, что обвиняемые имели умысел на нанесение вреда здоровью представителей власти, стремились к нанесению вреда здоровью сотрудникам правоохранительных органов, организовывали нанесение такого вреда или руководили им.

Кроме того, видеозаписи событий и свидетельства очевидцев, показывают, что указанные лидеры призывали протестующих разойтись и не допускать столкновений с силовиками.

Так, на этом видео, снятом утром 27 марта 2019 года, старейшина Ахмет Барахоев (при этом, Муса Мальсагов держит для него мегафон, рядом находится и Исмаил Нальгиев), агитирует участников протеста: «…Чтобы не было нам вреда. Чтобы не пролилась кровь. Эти парни, которые нам противостоят – у них тоже есть отцы и матери, их тоже ждут дома. Это люди, которые приехали сюда по приказу. Нам не нужно, чтобы пролилась ни их кровь, ни наша кровь. Мы сюда пришли не кровь проливать, и не драться. Мы говорили с властями, и они нам обещали, что дадут разрешение на новый митинг. Мы подали уведомление… Я пойду впереди, а вы все следуйте за мной. Поминая Всевышнего, мы все уйдём отсюда. Мы уйдём не сломленными!».

В другом видеоматериале того же утра с 1:04:20 до 1:06:00 сек. видно, как Исмаил Нальгиев идёт вдоль строя росгвардейцев, стоящих напротив манифестантов перед штурмом, и собирает мусор с земли. На 1:08:26 сек. Барахоев обращается к активистам по мегафону и передаёт им требования силовиков - не толкать их на применение силы и расходиться, что силовики не хотят жертв. «И я вам тоже говорю: уходите, нам нельзя драться, нам нельзя проливать кровь, будет правильно, если мы разойдёмся", - говорит старейшина Ахмет Барахоев, рядом с которым стоит Муса Мальсагов. Следующий оратор призывает дождаться тех, кто собирается на «магасском круге» и не может пройти в Магас, т. к. им перекрыли путь силовики. После этого мегафон опять берёт Барахоев и просит собравшихся позвонить своим родным и знакомым и попросить их не приходить в Магас на митинг. Он говорит, что генералы пообещали сегодня удовлетворить уведомление о новом митинге в течении 10 суток и опять призывает разойтись, но люди выкрикивают, что не верят власти.

В третьем ролике с 3:25 минут видны переговоры лидеров протеста Мусы Муцольгова, Мальсага Ужахова, Хасана Кациева и др. С 27 минуты транслируется выступление Мусы Мальсагова, в котором он просит манифестантов успокоиться и не поддаваться на провокации. С 40 минуты виден, стоящий среди других протестующих, Барах Чемурзиев. С 50 минуты Ахмет Барахоев снова успокаивает участников акции.

В четвёртом с 7 по 12 минуты можно разглядеть Ахмета Барахоева и Малсага Ужахова обсуждающих с группой активистов сложившуюся обстановку, готовящийся штурм. С 15 минуты опять слышно Барахоева, он говорит, что не думает, что будет силовой разгон, надеется на переговоры.

В обоснование необходимости содержания под стражей Зарифы Саутиевой, следствие представило в суд заключение эксперта Торгово-промышленной палаты Чечни А. Алгаева, исследовавшего по просьбе начальника Управления ФСБ по Ингушетии слова, произнесённые ею на месте столкновения силовиков с манифестантами: «Не кидайте стулья, не кидайте… Строй не ломайте, идиоты! Встаньте в строй… Скажите им, чтобы выравнивались и отходили». Эксперт сделал вывод, что данные высказывания, «носят побудительный характер и направлены на совершение конкретных действий». Мы согласны с экспертом, но очевидно, что эти высказывания, направлены на побуждение митингующих прекратить столкновения, т. е. доказывают невиновность Саутиевой, а не наоборот.

Помощник-советник Главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова Магомед Гагиев дал и подписал показания (а также подписку об ответственности за дачу ложных показаний), письменно зафиксированные в протоколе «опроса лица, с его согласия» адвокатом Аральбеком Думанишевым, согласно ч. 2 ст. 86 УПК РФ. Он курировал, по долгу службы, проведение митинга и находился на месте событий. Гагиев утверждает, что видел, как 27 марта 2019 года Багаудин Хаутиев «выступал, используя громкоговоритель, и убеждал людей покинуть площадь».

«После его выступления люди постепенно стали расходиться. Уже после обеда, когда людьми была перекрыта федеральная трасса, я по поручению Главы выехал туда и снова обратился к Хаутиеву. Толпа народа была неуправляемой, я попросил Хаутиева утихомирить и забрать людей. Хаутиев согласился, уверен, что благодаря его усилиям, люди разошлись», - заявил также помощник Евкурова Магомед Гагиев.

Примерно к 8:30 утра 27 марта активисты согласились покинуть площадь. «Нам обещали, что если мы уговорим людей разойтись, нам согласуют большой митинг на несколько дней, — вспоминает руководитель известной ингушской правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов. — Нас обманули. Никто из нас не был заинтересован в беспорядках. Мы лезли под камни, чтобы уговорить всех успокоиться».

Адвокат Аральбек Думанишев, который представляет интересы Мальсагова и Хаутиева, говорит, что фактически лидеров протеста обвиняют в том, что они не сумели убедить толпу вовремя разойтись: «Якобы они могли оказать воздействие, но не оказали. При этом все они просили, чуть ли не умоляли всех разойтись».

То, что следствие переквалифицировало обвинение абсолютного большинства обвиняемых с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК (с опасного для здоровья насилия на неопасное), говорит о том, что следствию не удалось найти сколь-нибудь серьёзных доказательств того, что большинство из обвиняемых по этому делу реально применяли насилие в отношении сотрудников Росгвардии или полиции.

Семеро лидеров протестного движения Ингушетии находятся под арестом в следственных изоляторах по обвинению в организации опасного для здоровья насилия в отношении представителей власти, а ещё один – Ахмед Погоров - в розыске. Если даже поверить следствию, получается абсурд: восемь известных и уважаемых в республике общественных деятелей организовывали действия четверых человек – именно столько по состоянию на начало сентября 2020 года обвиняются в опасном для здоровья силовиков насилии. Причём, эти семеро манифестантов причинили вред здоровью двоих омоновцев.

Правозащитный центр «Мемориал» подробно изучил обстоятельства столкновения манифестантов и силовиков в Магасе утром 27 марта 2019 года. Тогда на площади оставалось несколько сот участников акции протеста. Они ни на кого не нападали, не представляли опасности для общественного порядка, не препятствовали проезду транспорта или работе учреждений. По окончанию согласованного времени митинга (18:00 26 марта) даже прекратились выступления ораторов. Не было законных оснований для силового разгона мирных активистов оппозиции, но рано утром бойцы Росгвардии (в основном, командированные из других регионов РФ) попытались вытеснить людей с площади перед НТРК «Ингушетия».

«Складывается впечатление, что решение о применении силы было принято на уровне выше главы РИ. Минимального знания местных особенностей было бы достаточно, чтобы не бросать силовиков из других регионов на толпу, в которой были старики, - это вызвало агрессию молодежи, и произошли столкновения. Две попытки вытеснить митингующих с площади закончились бегством росгвардейцев. Министр внутренних дел по РИ Д. Б. Кава самоустранился от контроля ситуации на площади, а непосредственную ответственность за описанное выше развитие ситуации несёт его заместитель М. В. Полещук. Лишь грамотное и ответственное поведение бойцов Отдельного батальона патрульно-постовой службы (ППС), укомплектованного жителями Ингушетии, позволило разрядить ситуацию: они спасли и вытащили с площади сбитых с ног и получивших травмы росгвардейцев, отделили прочих от толпы, остановив тем самым столкновения. Затем, вместе с лидером оппозиции Ахметом Барахоевым, они уговорили молодежь добровольно покинуть площадь», - делают выводы участники исследовательской миссии правозащитных организаций (с участием экспертов ПЦ «Мемориал»), работавшей на месте событий в апреле 2019 года.

Изучив документы уголовного дела и обстоятельства событий, мы пришли к выводу, что лидеры оппозиции не организовывали насилие и обвинения их в этом беспочвенны. Понимая это, следствие возбудило против них новое уголовное дело – о создании экстремистского сообщества. Это обвинение — не что иное, как признание нелепости и несостоятельности ранее выдвинутых обвинений.

Изложенная в постановлении о возбуждении дела от 27 декабря 2019 года по ст. 282.1 УК РФ (о создании экстремистского сообщества и участии в нём) конструкция криминализует законную публичную деятельность. Обычное взаимодействие людей, простая самоорганизация и сотрудничество граждан, названы распределением ролей в рамках «экстремистского сообщества». Люди, выделенные среди участников протестной активности по признаку общественного влияния, объявлены «организованной группой лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности». Невозможно рассматривать в качестве призывов к совершению противоправных деяний призывы к мирному осуществлению права на свободу собраний (ст. 31 Конституции РФ), власти народа (ст. 2 Конституции РФ) и участию граждан в управлении делами государства (ст. 32 Конституции РФ).

«Не вызывает сомнений, что главные цели конструкторов «ингушского дела» — обезглавить протестное движение в республике и преподать «урок» другим регионам России… Это очередной шаг на пути подавления законной общественной активности, прав и свобод не только жителей Ингушетии, но и граждан России в целом», - говорится в заявлении Правозащитного центра «Мемориал» от 16 января 2020 года.

Подробно ознакомившись с обвинительным заключением Магомеда Хамхоева, мы обнаружили, что его преступные призывы к насилию слышал на митинге только один засекреченный свидетель «И. Илиев». Причем, этого свидетеля следствие «обнаружило» только в декабре 2019 года, на девятом месяце следствия. Показания этого свидетеля противоречивы. Так, на первом допросе 16 декабря 2019 года «Илиев» утверждал, что, увидев, как Магомед Хамхоев «ходит среди молодёжи и разговаривает», он «подошёл к компании молодых парней» и спросил у них, «что хотел Хамхоев М. М., на что ребята сказали ему о том, что Хамхоев М. М. просил всех стоять до конца, говорил, что они все ингуши и их уже выселяли из дома, поэтому они должны любой ценой стоять на этом митинге, даже если придётся драться». Через два дня, на втором допросе 18 декабря 2019 года «Илиев» основательно поменял показания. Так, он заявил, что не может описать людей, которые ему передали вышеуказанные слова Хамхоева, так как боится их. «На самом деле он сам лично слышал все эти слова от Хамхоева М. М.», – передаются его показания в обвинительном заключении. Других доказательств вины Магомеда Хамхоева и следствия нет. Мы подозреваем, показания свидетеля «Илиева» сфабрикованы, т. к. выглядят они неправдоподобно. Но даже из них нельзя сделать однозначный вывод о том, что Хамхоев подстрекал к насилию.

Возмутительно, что такое абсолютно пустое и голословное обвинительное заключение было утверждено заместителем Генпрокурора государства и передано в суд.

34-летний Магомед Хамхоев не был среди организаторов или духовных лидеров рассматриваемого митинга. Насколько нам удалось выяснить, он вообще не занимался общественной деятельностью. Как показало следствие, в столкновениях с силовиками 27 марта он не участвовал. Исходя из этого, мы видим только одну причину, по которой Хамхоев был арестован и преследуется: давление на его близких родственников. Он приходится зятем одному из главных обвиняемых старейшине Ахмеду Барахоеву и племянником муфтию Ингушетии Исе Хамхоеву. С муфтием несколько лет конфликтовал тогдашний глава региона Юнус-Бек Евкуров. В день проведения митинга 26 марта 2019 года Евкуров публично по ингушскому телевидению назвал ингушский муфтият главным подстрекателем беспорядков в республике. С начала апреля 2019 года у муфтия, его родственников и в муфтияте неоднократно проводились обыски.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности критиков власти. Лишение свободы было применено к семерым лидерам ингушской оппозиции исключительно в связи с ненасильственным осуществлением свободы мирных собраний, при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Лишение свободы явно непропорционально (неадекватно) фактическим действиям, в совершении которых они обвиняются.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Ахмета Барахоева, Мусу Мальсагова, Исмаила Нальгиева, Зарифу Саутиеву, Малсага Ужахова, Бараха Чемурзиева, Магомеда Хамхоева, Багаудина Хаутиева политическими заключёнными и призывает их немедленно освободить. Мы требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в преследовании ингушских оппозиционеров.

После подробного изучения материалов уголовных дел остальных обвиняемых активистов ингушской оппозиции ПЦ «Мемориал» примет решение о признании или непризнании их политзаключёнными.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Как помочь

Адреса для писем:

  • 362040, Республика Северная Осетия – Алания, г. Владикавказ, ул. Мордовцева, д. 6, ФКУ СИЗО-6 ФСИН России, Мальсагову Мусе Аслановичу 1972 г. р., Ужахову Малсагу Мусаевичу 1952 г. р.

Остальным обвиняемым:

  • 360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, ФИО, год рождения.

Электронные письма узникам можно отправлять бесплатно через почтовую службу «РосУзник» http://rosuznik.org/write-letter/?to=164#letter-form или за свой счёт через интернет-сервис ФСИН-письмо: https://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create

Для помощи политзаключённым ингушам объявлен сбор пожертвований:

  • Карта «Сбербанка» №4276600023257344 на имя Марины Руслановны Х.
  • Киви-кошелёк № 89994930778

Ссылки на интересные публикации:

ПЦ «Мемориал». «Мемориал» опубликовал обновлённый список фигурантов дела о митинге в Ингушетии // https://memohrc.org/ru/news_old/memorial-opublikoval-obnovlyonnyy-spisok-figurantov-dela-o-mitinge-v-ingushetii

ОВД-инфо. Александр Литой. «Ингушское дело»: кого судят за протесты против изменения границы с Чечней // https://ovdinfo.org/articles/2020/04/15/ingushskoe-delo-kogo-sudyat-za-protesty-protiv-izmeneniya-granicy-s-chechney-gid

Интерфакс. ВС признал незаконным крупный штраф главе Совета тейпов ингушского народа за участие в протестах // http://www.interfax-russia.ru/South/news.asp?sec=1671&id=1104691

ПЦ «Мемориал». Фигурант «ингушского дела» сообщил о провокации росгвардейцев // https://memohrc.org/ru/news_old/figurant-ingushskogo-dela-soobshchil-o-provokacii-rosgvardeycev

Эхо Кавказа. Тимур Акиев. «Митинговое дело» дополнили фигурантами // https://www.ekhokavkaza.com/a/30425242.html

ПЦ «Мемориал». Вынесен приговор ещё одному участнику митинга в Магасе // https://memohrc.org/ru/news_old/vynesen-prigovor-eshchyo-odnomu-uchastniku-mitinga-v-magase

Медиазона. Елизавета Пестова, Максим Литаврин. Митинг, вертолет, СИЗО. Как устроено уголовное дело о протестах против изменения границы Ингушетии и Чечни // https://zona.media/article/2019/06/14/ingush

ПЦ «Мемориал». Ингушетия-Чечня: границы, конфликт, протесты // https://memohrc.org/ru/special-projects/ingushetiya-chechnya-granicy-konflikt-protesty

Кавказский узел. Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней // https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/326282/

Эхо Кавказа. Тимур Акиев. Выход из кризиса в Ингушетии: репрессии или диалог? // https://www.ekhokavkaza.com/a/29894715.html

Дата обновления справки: 16.09.2020 г.

Развернуть

Материалы по теме

360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, Барахоеву Ахмеду Османовичу 1954 г. р.

УК: 318 ч.2

362040, Республика Северная Осетия – Алания, г. Владикавказ, ул. Мордовцева, д. 6,  ФКУ СИЗО-6 ФСИН России, Мальсагову Мусе Аслановичу 1972 г. р.

360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, Нальгиеву Исмаилу Махмудовичу 1991 г.р.

360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, Саутиевой Зарифе Мухарбековне 1978 г.р.

362040, Республика Северная Осетия – Алания, г. Владикавказ, ул. Мордовцева, д. 6,  ФКУ СИЗО-6 ФСИН России, Ужахову Малсагу Мусаевичу 1952 г.р.

360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, ФИО, год рождения.

Электронные письма можно отправлять бесплатно через почтовую службу «РосУзник» http://rosuznik.org/write-letter/?to=164#letter-form или за свой счёт через интернет-сервис ФСИН-письмо: https://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create

360000, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Вологирова, 20, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по КБР, Чемурзиеву Бараху Ахметовичу 1969 г.р.