Статья УК: 
Написать письмо

Написать письмо можно по адресу: 127055, Москва, ул. Новослободская д. 45, СИЗО-2 Бутырка, Крисевичу Павлу Олеговичу, 07.07.2000. Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

Крисевич Павел Олегович

Крисевич Павел Олегович родился 7 июля 2000 года в Санкт-Петербурге. Акционист, художник, автор перформансов, посвящённых политическим заключённым, бывший студент МГИМО и РУДН. Обвиняется по ч. 2 ст. 213 УК РФ («Хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору», до семи лет лишения свободы). Под стражей с 11 июня 2021 года.

Полное описание

11 июня 2021 года около полудня Павел Крисевич вышел на Красную площадь в Москве, и, произведя два предупредительных выстрела в воздух из охолощённого пистолета, выстрелил себе в голову и упал. Перед выстрелом он произнёс манифест: 

«Как в этой тишине работы машины репрессий избавиться от страха? Сбежать? Залечь на дно? У нас есть для вас одно... одно решение. <...> Государство вешает на протест стигму преступления. Заставляет нас в камерах и чатах себя представлять преступниками. Но кто оно без государственного устрашения? Ясно, что пустое место. <...> Эй! Полицейское государство! Будущее failed state! На силу и репрессии мы ответим бесстрашием! Ведь страха больше не будет! Перед кремлёвским занавесом последуют выстрелы».

Не успел Крисевич подняться на ноги, полицейские прижали его лицом к брусчатке, заковали в наручники и увели с площади. Они также задержали снимавшую его корреспондентку издания Sota.Vision Нику Самусик. Обоих доставили в ОВД по Китай-городу. Через несколько часов стало известно о возбуждении в отношении Крисевича и Самусик уголовного дела. 

12 июня было вынесено постановление о привлечении Крисевича в качестве обвиняемого по делу о хулиганстве, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК РФ). 13 июня Таганский районный суд Москвы на два месяца арестовал Павла Крисевича. В этот же день с адвоката активиста Мансура Гильманова взяли подписку о неразглашении.

Задержанную с Крисевичем журналистку Нику Самусик, изначально проходящую по делу в качестве подозреваемой, 13 июня отпустили из ИВС под обязательство о явке. 17 июня в комнате общежития СПБГУ в её отсутствие произвели обыск. 30 сентября 2021 года стало известно, что МВД полностью прекратило уголовное дело против журналистки.

9 августа Таганский районный суд Москвы на месяц продлили срок содержания Павла Крисевича, а 9 сентября — ещё на два месяца. 

Следователь: К. В. Гончаров (капитан юстиций 4 отдел СЧ по РОПД СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве) 

 

Основания признания политзаключённым

  • Квалификация действий не верна 

На наш взгляд, не вполне обоснованна сама квалификация действий Крисевича как хулиганства. Понятие «хулиганства», согласно ст. 213 УК РФ, это «грубое нарушение порядка, выражающее явное неуважение к обществу». 

Согласно позиции Пленума Верховного Суда, при решении вопроса о наличии грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать «способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства». Указывается, что действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц, а также, что «явное неуважение к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним».

На кадрах видеосъёмки с Красной площади, представленных в материалах следствия, видно, что между моментом, когда Крисевич вышел на место проведения акции в центре Красной площади и моментом, когда к нему подбежали трое сотрудников правоохранительных органов (а затем ещё несколько человек) и увели его в сторону ГУМа, прошло лишь чуть более минуты. С точки зрения продолжительности, можно утверждать, что якобы противоправная деятельность Крисевича была прекращена практически мгновенно: реакция правоохранителей была немедленной. Перед началом акции художник поставил о ней в известность окружающих - перед тем, как выстрелить, он произнёс вышеизложенный манифест. Из результатов следственной проверки оружия ясно следует, что пистолет не является боевым, предназначен исключительно для имитации выстрела и не мог представлять угрозы для окружающих (Крисевич смог выстрелить из него себе в висок и не получить никаких повреждений). 

Совокупность этих обстоятельств: непродолжительность действий, предупреждение окружающих о своих действиях, заведомое отсутствие опасности для других людей, - делают крайне спорной оценку действий Крисевича и как являющихся грубым нарушением общественного порядка, и как выражающих явное неуважение к обществу.

Однако ещё более значимой для квалификации действий Крисевича является их направленность. Текст, который произнёс Крисевич в ходе акции, по сути своей являющийся гражданским ответом на полицейский произвол и массовые репрессии, которые продолжаются в России уже несколько лет и особенно усилились после мирных акций протеста зимой-весной 2021 года, явным образом доказывает, что акция его не была демонстрацией неуважения к обществу. Конституцией РФ закреплено, что Россия является демократическим государством, в котором никто не может преследоваться из-за своих политических убеждений. Привлекая внимание к проблеме политических заключённых, Павел Крисевич таким образом действовал в интересах российского гражданского общества и демократии, демонстрировал уважение к обществу. Выбор в качестве проведения акции именной центральной площади города, с учётом тематики перформанса, очевидно, носил символические характер и был направлен на то, чтобы привлечь к акции и её месседжу внимание большего количества людей.

Помимо этого, необоснованной представляется квалификация действий Крисевича как совершённых «группой лиц по предварительному сговору».

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ, «Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления». 

Между тем, сам Крисевич заявил, что готовил свою акцию один. Согласно результатам проверки, оружие было куплено самим активистом 9 июня в магазине «Охотник на Каланчёвской». На кадрах видеосъёмки, которыми следствие подтверждает это обстоятельство, его при этом сопровождал мужчина в маске. Они вместе осматривают ассортимент магазина, после чего Крисевич покупает пистолет. Однако даже если в подготовке акции ему кто-то и помогал, действия, которые следствие рассматривает как грубое нарушение общественного порядка, Крисевич на Красной площади осуществлял один. Журналистка Ника Самусик, задержанная одновременно с художником на месте проведения акции, во время задержания находилась на редакционном задании, имела при себе подтверждающие это документы и общественного порядка никаким образом не нарушала. 30 сентября 2021 дело против неё было полностью прекращено из-за «непричастности к преступлению». После этого Крисевич остался единственным фигурантом по делу. 

Важным для квалификации является именно тот факт, что у следствия нет никаких доказательств того, что кто-либо участвовал в том, что вменяется в вину Крисевичу — грубом нарушении общественного порядка с применением предметов, используемых в качестве оружия. Более того, сам формат художественной акции, которую провёл художник, исключает возможность такого соучастия. Фото- и видеосъемка нарушения общественного порядка, его наблюдение с целью последующего описания нарушениями общественного порядка не являются. 

Мы полагаем, что эти обстоятельства делают квалификацию произошедшего как хулиганства, совершенного группой лиц, несостоятельной.

  • Политический характер преследования

.
Павел Крисевич известен тем, что регулярно проводил перформансы на острые политические темы, за что его так же регулярно задерживали. История его политического акционизма началась с митинга 2017 года «Он вам не Димон», после которого он стал активным участником протестного движения. Как победитель всероссийской олимпиады «Умники и умницы» он без экзаменов поступил в МГИМО, однако в конце первого курса добровольно забрал документы и ушёл в армию. Находясь на службе, Крисевич следил за происходящими в стране — митингами в Москве, делом «Сети», «московским делом» и др. — и решил, что по возвращении домой не останется в стороне.

В июле 2020 года в Петербурге он устроил свою первую акцию: перед оглашением приговора по делу питерской «Сети» у здания суда он выкрикивал «Отпускай», «ФСБ — главный террорист», а затем зажёг файер и приковал себя наручниками к ограде. В августе того же года был перформанс у Люблинского суда в Москве во время приговора по делу «Нового величия». Художник в форме полицейского выступил с речью в поддержку фигурантов дела, а затем «зарезал» манекен, пояснив, что таким образом совершил «жертвоприношение». Тогда на Крисевича составили протокол по статье о нарушении правил участия в публичном мероприятии (ч. 5 ст. 20.2 КоАП) и оштрафовали на 10 тысяч рублей. В августе же он «повесился» на Троицком мосту в Петербурге в поддержку российских политзаключённых и задержанных на митингах в Беларуси. В день отравления Алексея Навального он стоял с подносом и бурлящей чашкой «томского чая» у здания Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Тогда его задержали, после чего арестовали за акцию с «повешением»: его признали виновным по статье о мелком хулиганстве (ч. 1 ст. 20.1 КоАП): полицейские заявили, что во время мероприятия на спине у Крисевича были написаны нецензурные слова. Суд отправил его на пять суток в спецприёмник. 

В ноябре 2020 года его арестовали уже на более длительный срок: 15 суток активист получил за свою акцию у здания ФСБ на Лубянке, где он «распял» себя на кресте над горящей грудой политически мотивированных уголовных дел. Тогда его признали виновным по статье о неповиновении законным требованиям сотрудников полиции (ст. 19.3 КоАП). За эту акцию Крисевича отчисли из РУДН. Проректор по работе со студентами сказал: «Павел Олегович борется с властью, такие нам здесь не нужны». 24 января 2021 года он на Арбате в Москве провёл акцию «Сфера души русского человека». За неё активисту дали сначала 14 суток по статье о неисполнении требований полицейского (ч. 1 ст. 19.3 КоАП), а затем на выходе из спецприёмника снова задержали, уже по статье о повторном нарушении правил участия в публичном мероприятии (ч. 8 ст. 20.2 КоАП) и арестовали ещё на 25 суток. На этой же акции в первый раз с Крисевичем арестовали на 10 суток журналистку Нику Самусик. 

Как видим, ни один из проведённых активистом перформансов не имел своей целью причинение какого-либо вреда, никому не угрожал. Все они были направлены исключительно на публичное выражение позиции активиста по общественно значимым вопросам и производились в ненасильственной форме.

Тем не менее наказания за каждую последующую акцию становились всё суровее и особенно ужесточились в 2021 году, что соответствует общей динамике на усиление репрессивного ответа государства на протест после зимних массовых акций этого года. Именно в 2021 году государство через правоохранительные органы и суды начало особенно активно транслировать гражданскому обществу установку на абсолютную нетерпимость к любой форме критики и несогласия. Резкое расширение в 2021 году применения законодательства о статусе иностранных агентов и ужесточение требований, предъявляемых к организациям, признанным таковыми; увеличение количества случаев преследования организаций и СМИ по законодательству о нежелательных организациях; признание структур Алексея Навального экстремистскими и массовое преследование его сторонников по административным и уголовным статьям с нарушением всех принципов права — все это является чётким сигналом обществу об опасности выражения оппозиционных взглядов, угрозе преследования любой оппозиционной деятельности на основании закона. Динамика репрессий в отношении Крисевича укладывается в эту тенденцию.

Политические преследования деятелей культуры и искусства являются одной из наиболее порочных практик нынешнего режима, достаточно давно утвердившейся в качестве инструмента подавления критики и инакомыслия: от гонений на Владимира Сорокина в начале 2000-х до лишения свободы для Pussy Riot. Правоохранительные органы также регулярно демонстрируют абсолютную нетерпимость к любым политическим высказываниям в провокативной форме (преследование Карима Ямадаева, Руслана Соколовского, дело о «кукле Путина» и многие другие). 

  • Мера пресечения, связанная с лишением свободы, явно непропорциональна правонарушению

Мы полагаем, что заключение Павла Крисевича в СИЗО на период предварительного расследования и суда необоснованно и неадекватно степени опасности инкриминируемого ему деяния. Заключение под стражу является наиболее строгой из возможных мер пресечения, которая, по закону, должна применяться только при невозможности применения более мягкой (домашний арест, подписка о невыезде и др.). Однако, как следователь, так и суды не представили убедительных доказательств, почему в его отношении необходима именно самая строгая мера пресечения. 

Следователь обосновал продление ареста необходимостью проведения дополнительных следственных действий, таких как: повторный осмотр телефонов Крисевича и Самусик, получение результата судебно-психиатрической экспертизы, получение информации о соединениях между абонентскими устройствами Крисевича и Самусик, проведение очной ставки между Крисевичем и потерпевшими (в деле нет указаний на конкретных лиц, которых следствие считает потерпевшими) и свидетелями, сбор характеризующего материала, допрос редактора Sota.Vision. 

В части, разъясняющей позицию суда об отказе в смягчении выбранной меры пресечения и продлении ареста, судья указывает, что Крисевич обвиняется в совершении тяжкого преступления, а также «он отчислен из высшего учебного заведения за проведение художественных акций, что обжалуется им установленном порядке» и, что «ранее Крисевич П.О. неоднократно привлекался к административной ответственности, в том числе и за административное правонарушение, посягающее на общественный порядок и общественную безопасность, с наказанием в виде административного ареста сроком на 25 суток». 

Из перечисленного судом и следователем остаётся совершенно неясным, почему для обвиняемого невозможно избрание более мягкой меры пресечения. Самих по себе факта незавершённости следственных мероприятий, и то, что вменяемое Крисевичу обвинение квалифицируется как тяжкое, недостаточно для обоснования избрания именно ареста. Следователь никак не обосновывает, почему вышеперечисленные следственные действия не могут быть произведены при условии избрания иной меры пресечения, тем более что Крисевич уже никак не может уничтожать улики, находящиеся в распоряжении правоохранительных органов. Круг потерпевших, на которых обвиняемый мог бы якобы оказывать давление, никак не определён, в деле они не фигурируют. Общение с подозреваемой по делу Никой Самусик возможно было бы ограничить и в рамках запрета определённых действий. Примечательно, что в отношении журналистки, которая проходила по делу подозреваемой, выбирать какую-либо меру пресечения вообще не стали. 

Защита Крисевича указывала, что у обвиняемого есть возможность проживать на территории Москвы, прочные социальные связи — близкие родственники в Санкт-Петербурге, а 128 человек готовы лично поручиться за соблюдение им более мягкой меры пресечения. Суд, однако, эти аргументы не принял и полностью встал на сторону обвинения. 

Мы полагаем, что содержание Павла Крисевича в СИЗО на протяжении нескольких месяцев не соответствует общественной опасности его деяния, антигуманно и не основано на праве. Нам представляется, что избрание самой строгой из возможных мер пресечения имеет целью давление на Крисевича, а также устрашение активистов и деятелей культуры, привлекающих внимание к проблеме наличия в нашей стране практики преследования людей исключительно за ненасильственную реализацию ими права на свободу слова, веры и мирных ассоциаций. Заключение Павла Крисевича призвано показать обществу, что любая общественно-политическая активность без одобрения государственных структур представляется властям нежелательной, и опасна для её участников.

В связи с вышеизложенным, принимая во внимание провокационный и, возможно, скандальный характер проведённой акции, мы считаем Павла Крисевича подвергающимся уголовному преследованию, имеющему явные признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона.

Включение людей в список лиц, подвергающихся уголовному преследованию, в котором с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона, не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в такой список не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Мы продолжаем пристально следить за этим делом и, в случае вынесения приговора, связанного с лишением свободы, вернёмся к вопросу о признании Павла Крисевича политзаключённым.

Адвокаты: Мансур Гильямов («Апология протеста»), Леонид Соловьёв («Апология протеста»)

Как помочь 

Адрес для писем: СИЗО-2 Бутырка, 127055, Москва, ул. Новослободская д. 45, Крисевичу Павлу Олеговичу, 07.07.2000

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org)

Пожертвовать деньги на передачи в СИЗО можно по следующим реквизитам: 5469 3800 9405 3369 (Саиданвар Аббосович С.)

Также помочь Павлу Крисевичу и другим политзаключённым можно, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными: - карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 - кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134

Ссылки на интересные публикации 

BBC. «"Устранение страха". Акционисту Крисевичу грозит реальный срок за акцию на Красной площади» // https://www.bbc.com/russian/news-57448515

Colta. Роман Дорофеев. «Павел Крисевич, русский мальчик» // https://www.colta.ru/articles/society/25666-pavel-krisevich-monolog-put-k-aktsionizmu

FreeMuse. Interview with Russian visual artist Pavel Krisevich // https://freemuse.org/news/interview-with-russian-visual-artist-pavel-krisevich/ 

SeverReal. «"Все находятся в зоне риска". Павел Крисевич о распятии на Лубянке и аресте» // https://www.severreal.org/a/30963145.html 

Sota.Vision. Алина Винтер. «Павел Крисевич: преступник или отчаянный гражданин» // https://teletype.in/@sota/IGSzca52LUL

YouTube канал «Русский акционизм» // https://www.youtube.com/c/Русскийакционизм

Развернуть