Петербургское дело 8 о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Ахимов Магомед Раджабович, Ахмедов Артур Мурсалович, Ахмедов Ислам Джабирович, Мамедов Эльдар Мамедович, Мирзошарипов Мирзобарот Мирзоумарович, Нурматов Фарход Хамрокулович, Цветков Максим Олегович, Юсуфов Азиз Аюбджонович

8 мусульман из Санкт-Петербурга осуждены по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»), а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ Участие в деятельности экстремистской организации») по обвинению в участии в региональной ячейки организации «Хизбут-Тахрир аль-Ислами» (Партия исламского освобождения, далее — ХТ), признанной террористической и запрещенной в РФ.

Полное досье

Ахимов Магомед Раджабович родился 8 января 1986 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее образование, имел непостоянные места работы – охранником в магазине одежды, сварщиком на стройке, занимался подработкой на небольшом грузовом автомобиле в частном порядке. Ранее не судим. Женат, имеет двух несовершеннолетних детей. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»), приговорён к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ Участие в деятельности экстремистской организации»). Под стражей с 28.06.2017.

Ахмедов Артур Мурсалович родился 04 августа 1982 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее образование, официально не трудоустроен. Ранее не судим. Женат, имеет двух несовершеннолетних детей. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 08.11.2016.

Ахмедов Ислам Джабирович родился 25 апреля 1988 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее образование, не был официально трудоустроен. Ранее не судим. Женат, имеет двух несовершеннолетних детей. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 08.11.2016.

Мамедов Эльдар Мамедович родился 15 декабря 1981 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее образование, работал слесарем в ключной мастерской. Ранее не судим. Женат. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 08.11.2016.

Мирзошарипов Мирзобарот Мирзоумарович родился 02 сентября 1973 года. Гражданин Республики Таджикистан, житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее техническое образование, официально не трудоустроен. Ранее не судим (в РФ, был осуждён и отбывал наказание с 1998 по 2011 год в Республике Таджикистан). Женат, имеет двух несовершеннолетних детей. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Помимо этого, 11 ноября 2019 года 1-й Восточный окружной военный суд признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФПубличные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма»). Суд приговорил его к 3 годам лишения свободы (в результате частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору всего 5 лет лишения свободы, из которых 2 года в тюрьме, а 3 - в исправительной колонии строгого режима). Под стражей с 27.06.2017.

Нурматов Фарход Хамрокулович родился 04 ноября 1971 года. Гражданин Республики Таджикистан, житель г. Санкт-Петербург. Имеет высшее образование, официально не трудоустроен. В РФ ранее не судим (был осуждён и отбывал наказание в Республике Таджикистан). Женат. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 18.01.2017.

Цветков Максим Олегович родился 15 декабря 1991 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет неполное высшее образование, официально не трудоустроен. Ранее не судим. Женат, имеет несовершеннолетнего ребёнка. Осуждён по ч.2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 08.11.2016.

Юсуфов Азиз Аюбджонович родился 05 января 1985 года. Житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее образование, работал продавцом в магазине. Ранее не судим. Женат, имеет трёх несовершеннолетних детей. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, приговорён к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; а также по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Под стражей с 08.11.2016.

По ч. 2 ст. 282.2 УК РФ все осужденные были приговорены к штрафу в размере 30 тысяч рублей каждый, но освобождены от наказания в связи с истечением сроков давности.

Обвинительный приговор был вынесен Московским окружным военным судом 26 июля 2018 г.

Описание дела

 

Согласно приговору, как минимум с 2009 года по 2 апреля 2015 года в г. Санкт-Петербурге была организована деятельность региональной ячейки террористической организации «Хизбут-Тахрир аль-Ислами» (Партия исламского освобождения, далее — ХТ), признанной террористической и запрещенной в РФ. Организация состояла из нескольких подразделений, имела иерархию, финансирование деятельности организации осуществляли её члены. Руководство этой ячейкой в разное время осуществляли Ибрагимов К.А., Иванов Р.Г., Рамазанов Э.В., Яблоков С.Н., Рагимов И.З. и Михайлов Д.Е. (все осуждены Московским окружным военным судом). По мнению следствия, в данную ячейку входили не менее 18 человек, 8 из которых были обвиняемыми по данному уголовному делу.

Упомянутые выше руководители, как утверждал суд, вовлекли Ахимова М.Р., Ахмедова И.Д., Ахмедова А.М., Мамедова Э.М., Мирзошарипова М.М., Нурматова Ф.Х., Цветкова М.О., Юсуфова А.А. в деятельность санкт-петербургской ячейки «для осуществления задач террористической организации». Они организовали учебные группы для обучения учеников по идеологическим источникам ХТ.

Все фигуранты этого дела (шестеро граждан РФ, двое – граждане Республики Таджикистан) осуждены за причастность к международной религиозно-политической организации ХТ. Они были признаны виновными в том, что «стремясь реализовать идеологическую задачу по увеличению численности участников указанной террористической организации в Российской Федерации, используя приобретенные ими для этого специальные познания и агитационные навыки, умышленно подбирали среди верующих новых лиц с целью их последовательного склонения и вербовки в члены указанной организации».

Преступная деятельность осужденных выразилась в том, что они регулярно участвовали в периодических собраниях членов организации («шахри») и собраниях, «организованных членами ХТ с целью сплочения членов этой организации», «а также приглашенных лиц из числа сторонников» ХТ, «обсуждения развития региональной структуры организации, а также повышения религиозных и политических познаниймунахах»)»; проходили обучение по идеологическим источникам ХТ, отчитывались перед вышестоящими руководителями ХТ «о результатах своего обучения и повышения идеологических познаний, а также иной деятельности в интересах указанной организации», получали от у них информацию о деятельности организации; хранили в квартирах и автомобилях литературу, флаги и другие материалы ХТ; участвовали в конференциях, организованных членами этой организации; периодически сдавали денежные средства, которые использовались на нужды ХТ.

И. Ахмедов, А. Ахмедов, Мамедов и Цветков, согласно приговору, дали клятву, «заключающуюся в обязанности нести идеи и мысли организации Хизбут-Тахрир, безоговорочно выполнять приказы руководителя - амира, даже если это будет противоречить личным взглядам, тем самым став членом указанной террористической организации».

А. Ахмедов, Мирзошарипов, Нурматов, Цветков и Юсуфов, по утверждению суда, склоняли различных лиц «к участию в деятельности законспирированных структурных подразделений данной организации, где под предлогом изучения религии Ислам разъяснял идеологические источники террористической организации, а также пропагандировал деятельность Хизб ут-Тахрир для последующей вербовки и вступления последних в данную запрещенную организацию». В качестве примера подобной активности суд сообщает о том, что Цветков, «желая склонить к участию в деятельности террористической организации Хизб ут-Тахрир, под предлогом изучения Ислама, предлагал мусульманам детально разобраться в религии путем изучения трудов ученого шейха Т. Набхани, являющегося создателем и главным идеологом данной террористической организации». Схожим образом описана и пропагандистская деятельность остальных обвинявшихся в ней.

А. Ахмедов, Мирзошарипов, Цветков и Юсуфов были также обвинены в том, что «проводили на регулярной основе конспиративные собрания» с одним или несколькими участниками, «на которых обучали идеологии террористической организации Хизб ут-Тахрир по идеологическим источникам указанной организации».

А. Ахмедову, Магомедову и Цветкову вменили также участие в сентябре 2013 года во всероссийской акции членов указанной организации. А. Ахмедов выступил перед прихожанами мечети, двое остальных вышли с одиночными пикетами к станции метро.

Помимо того, Мамедов был обвинен в изготовлении идеологических материалов ХТ, а Цветков – в записи видеороликов ХТ.

На судебном заседании подсудимые Ахимов, Ахмедов И. Д., Мамедов, Нурматов, Цветков и Юсуфов виновными себя признали полностью. При этом, Ахимов заявил, что клятвы ХТ не давал, членом ХТ не являлся; Мирзошарипов – что был знаком с членами санкт-петербургской ячейки ХТ, обучение проходил, но в различных мероприятий участвовал в качестве приглашённого лица, а не члена ХТ. Оба утверждали, что являлись учениками «дорисами», а не членами ХТ.
 

Согласно позиции обвинения, с которой согласился суд, Ахмедов И.Д., Мамедов Э.М., Мирзошарипов М.М, Нурматов Ф.Х. и Цветков М.О. прекратили своё участие в деятельности организации 02.04.2015 года в связи с задержанием руководства региональной структуры. Юсуфов А.А. остановил любую деятельность рамках отношений с ХТ 24.06.2015 года после проведения обыска в его жилище. Ахимов М.Р. прекратил своё участие в деятельности ХТ 22.12.2014 года в связи с отъездом из страны. Лишь участие Ахмедова А.М. в деятельности ячейки ХТ было прекращено его задержанием 08.11.2016 г.

Ахимов и его защитники заявляли в суде о добровольном прекращении участия Ахимова в деятельности ХТ, в связи с чем уголовное преследование в отношении него должно быть прекращено на основании примечания к ст. 205.5 УК РФ.

Суд счел эти аргументы необоснованными, сославшись на то, что Ахимов М.Р. «в правоохранительные органы не обращался и не заявлял о своем участии в деятельности террористической организации».

Ахимов М.Р. был задержан 27.06.2017. Ахмедов И.Д., Мамедов Э.М., Цветков М.О., Ахмедов А.М., Юсуфов А.А. были задержаны 08.11.2016. Мирзошарипов М.М. был задержан 07.06.2017, Нурматов Ф.Х. был задержан 18.01.2017. Сразу после задержания им были предъявлены обвинения по ч.2 ст. 205.5 УК РФ. Суд избрал им меру пресечения в виде заключения под стражу, которая продлевалась до момента вынесения приговора 26.07.2018, в отношении всех фигурантов этого дела.

Свой приговор суд основывал, в частности, на показаниях свидетелей. Например, осужденный ранее по тому же уголовному делу свидетель Магомедов Г.Р. утверждал, что встречался с Юсуфовым А.А. во время некоторых «халакатов» (собраний), утверждает, что последний закупал продукты, участвовал конференциях и собраниях. Магомедов Г.Р. также упоминал знакомство с другими фигурантами этого дела. Другой осужденный за организацию деятельности ХТ свидетель Рагимов И.З. показал, что все подсудимые принимали участие в проводимых организацией мероприятиях - конференциях, регулярных собраниях членов ХТ. Свидетель Сеферов Ибрагим (псевдоним) также указал на то, что видел фигурантов на различных мероприятиях санкт-петербургской ячейки ХТ на то, что их руководители требовали соблюдения конспиративных мер. Ранее осужденный свидетель Шмотов В.И. подтвердил все вышеперечисленные деяния каждого из фигурантов, добавив, что Юсуфов А.А., например, «отвечал за угощения на мероприятиях, жарил шашлыки или делал плов», а Мамедов Э.М. «выезжал вместе с другими членами партии на природу».

Кроме того, суд сослался в приговоре на экспертизу материалов, изъятых при обысках в квартирах фигурантов этого дела. Экспертиза подтвердила, что они «являются идеологическими источниками организации Хизб ут-Тахрир». Также суд обосновал вывод о виновности обвиняемых материалами оперативно-розыскной деятельности, аудио- и видеозаписями, зафиксировавшими их участие в мероприятиях Хизб ут-Тахрир и т.д.

 

На приговор Московского окружного военного суда от 26 июля 2018 года адвокатами Ахимова М.Р., Ахмедова И.Д., Ахмедова А.М была подана апелляционная жалоба. Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации 27 декабря 2018 года оставила приговор без изменений. Адвокат Алексеев А.Г., представляющий интересы Ахимова М.Р., также обратился в надзорную инстанцию и направил жалобу на условия содержания под стражей, длительность досудебного содержания под стражей, нарушение принципа назначения наказания исключительно на основании закона в ЕСПЧ.

Стоит заметить, что Ахмедов И.Д., Мамедов Э.М., Нурматов Ф.Х., Цветков М.О. и Юсуфов А.А. ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке; суд указал в приговоре, что «основания и условия рассмотрения дела в особом порядке в отношении этих лиц были соблюдены, однако дело рассмотрено по независящим от них причинам в общем порядке, поскольку раздельное рассмотрение может отразиться на всесторонности и объективности разрешения дела в отношении других подсудимых».

После вступления приговора 2018 года в силу, Мирзошарипов М.М. был повторно осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФПубличные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма»), которое он якобы совершил в период отбывания наказания в исправительной колонии общего режима ИК-40 в Кемеровской области.

Исходя из приговора, вынесенного 1-м Восточным окружным военным судом, Мирзошарипов М.М. «умышленно публично оправдал терроризм», в присутствии других осуждённых «высказывал свои убеждения о правильности идеологии и практики терроризма», указывал на то, что ХТ осуществляет «правильную и эффективную деятельность по созданию всемирного исламского халифата».

Мирзошарипов М.М. своей вины не признал, указал на то, что это дело было сфабриковано сотрудниками правоохранительных органов. В своих показаниях он указал на то, что был избит в колонии другим заключённым, Григорчуком, на него оказывалось давление, чтобы сломить волю. Затем Григорчук приставлял к горлу Мирзошарипова ножницы, а еще один заключенный Дарьёев задавал вопросы о ХТ под ведущуюся аудиозапись. Вменяемая ему «беседа», в ходе которой он якобы оправдывал терроризм, фактически являлась допроса, специально осуществлявшегося для осуществления аудиозаписи. Отказаться от ответов он не мог под угрозой физического насилия. Мирзошарипов М.М. утверждает, что других заключённых при его разговоре с Дарьеёвым не было, и его высказывания не носили публичного характера.

Суд эти показания не принял и признал Мирзошарипова М.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 205.2 УК РФ. При вынесении решения суд основывался на показаниях свидетелей (оперативных сотрудников колонии, в которой Мирзошарипов отбывал наказание, и вышеупомянутых заключённых) и негласных аудиозаписях его разговора с заключённым Дарьёевым, который якобы слышали два других свидетеля (тоже заключённые), находившихся в соседнем помещении, что и придало его действиям публичность. Эксперт ФСБ, на выводы которого сослался суд, усмотрел в словах Мирзошарипова оправдание деятельности ХТ и насилия для достижений целей ХТ. Суд также посчитал его заявления подсудимого об оговоре свидетелями несостоятельным и счел, что его «заявления о признании МТО «Хизб ут-Тахрир» Верховным Судом Российской Федерации террористической организацией неверным, а осуществляемой этой организацией деятельности по созданию всемирного исламского халифата правильной и результативной, в том числе и путем джихада, и заслуживающей положительной оценки во всем мире» являются публичным оправданием терроризма, приговорив его к 3 годам лишения свободы, назначив ему по совокупности приговоров наказание в виде 5 лет лишения свободы, из которых 2 года – в тюрьме, а остальные 3 года - в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционная жалоба Мирзошарипова и его адвоката была отклонена Судебной коллегией по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации 14 апреля 2020 г.

Обвинительный приговор против всех вышеуказанных фигурантов дела был вынесен Московским окружным военным судом 26 июля 2018 года в составе председательствующего Зубова Е.В., судей Морозова А.А. и Репеты К.Н. Государственное обвинение в суде представляли старший прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры города Санкт-Петербурга Моисеев А.Г. и прокурор того же отдела советник юстиции Ларин С.В.
 

Апелляционную жалобу, поданную адвокатами Ахимова М.Р., Ахмедова И.Д., Ахмедова А.М, рассматривала судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Замашнюка А.Н., судей Дербилова О.А., Сокерина С.Г.

Второй обвинительный приговор Мирзошарипову М.М. был вынесен 1-м Восточным окружным военным судом в составе председательствующего судьи Цыбанёва А.В., судей Андросова В.А. и Уколова Ю.В. с участием государственного обвинителя в лице прокурора отдела государственных обвинителей прокуратуры Кемеровской области-Кузбасса старшего советника юстиции Толоконского Л.Э.

Основания признания политзаключёнными

В материалах дела «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется международной террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке. Более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада». По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года.

Запрет ХТ как террористической организации противоречит определению терроризма, обозначенному в Федеральном законе от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Согласно ст. 3 данного закона: «Терроризм – идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».
 

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного Суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и обвинение в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещенные на интернет-сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеям демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих ее международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы за исключением Германии ее деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими  публикациями и высказываниями.

С момента введения ст. 205.5Организация деятельности террористической организации») в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, при этом, доказывать факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз, они обвиняются в изучении идей ХТ, поиске и убеждении новых сторонников, проведении собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ, сборе взносов на нужды организации. Вышеупомянутые осуждённые не были замечены в применении насилия, подготовке терактов и озвучивании террористических угроз. То есть, следствие занималось сбором доказательной базы для следующих действий: участие в занятиях и собраниях, владение литературой ХТ и идеологическими предметами (например, флаг). Это подтверждается материалами дела, из которых следует, что фигуранты не занимались подготовкой к насильственным преступлениям. Практически всё, о чём идёт речь в показаниях свидетелей и в пересказах аудиозаписей, это чтение литературы, привлечение сторонников, агитация в интернете, посещение собраний и конференций.

Статья 28 Конституции России защищает эти действия верующего. Она гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Обвинение базируется на показаниях свидетелей и самих обвиняемых, которые описывают будничную жизнь организаций – собрания, занятия, чтение литературы, общение. Во всех подобных делах так же прослеживается криминализация мер конспирации – выключение мобильных телефонов на общих собраниях, снятие с них батарей питания.

Помимо этого, приговор Московского окружного военного суда основывается в том числе и на показаниях засекреченных свидетелей. Такие свидетели фигурируют и в других делах ХТ. Это достаточно специфичная практика, особенно в российских условиях и по подобным политически мотивированным делам. Она существенным образом нарушает право на защиту, так как обвиняемые зачастую не могут детально опровергнуть показания, не зная, кто против них показывает. Такая практика открывает широкий простор для фальсификаций, указывает на возможность провокаций, которые запрещены в оперативно-розыскной деятельности. Другие свидетели обвинения были ранее осуждены по делам ХТ, часть из них, как следует из приговора, заключила соглашение о сотрудничестве и была осуждена в особом порядке, что ставит под сомнение их показания.

Почти все фигуранты этого дела признали себя полностью виновными, однако, мы не рассматриваем признание вины осужденными как доказательство их вины во вменяемых преступлениях, поскольку, во-первых, мы не согласны с признанием Хизб ут-Тахрир террористической организацией, а признание ими вины фактически является лишь признанием участия в ХТ и связанных с этим обстоятельств, а, во-вторых, признание вины, весьма вероятно, стало вынужденным актом подсудимых, понимающих бесперспективность спора с обвинением в российском суде и объяснимо желающих получить меньшее наказание по неизбежному обвинительному приговору.

Мы хотим ещё раз подчеркнуть, что многие осужденные на момент задержания, согласно приговору, уже прекратили участие в ХТ, что очевидно снижает гипотетическую  общественную опасность преступления. 

Кроме того, один из фигурантов дела, Ахимов М.Р., утверждает, что добровольно прекратил любую деятельность в рамках указанной организации 22 декабря 2014 года, уехав после этого за границу. При этом, у него дважды проводились обыски – 22.06.2014, в ходе которого была изъята литература и чёрный флаг «шахада», и 27.06.2017, в ходе которого не было ничего найдено. Однако, правоохранительные органы произвели задержание 28.06.2017, за которым последовали арест и обвинительный приговор. Как нам стало известно, условия его содержания под стражей нарушали права Ахимова М.Р. Фигурант не мог получить лекарства без рецепта врача, не мог осуществлять ежедневные религиозные обряды, в следственном изоляторе не было халяльного меню, возможность получать посылок отсутствовала, внутренний распорядок следственного изолятора затруднял регулярные встречи с адвокатом. Мы считаем, что такие условия нарушают права, связанные со свободой и личной неприкосновенностью, запретом пыток.

Вероятно, большая часть вышеуказанных нарушений касалась и остальных фигурантов этого дела.

Второе дело против М. Мирзошарипова также определённо носит политический характер. Само по себе высказывание одобрения в отношении деятельности ХТ и отрицание ее террористического характера не представляют какой-либо общественной опасности, а учитывая место, в котором было «совершено» это преступление, вряд ли можно было рассчитывать на какую-либо значимую аудиторию. Соответственно только при недопустимо широком толковании нормы можно признать деяние Мирзошарипова М.М. «публичным оправданием терроризма». Статья 205.2 УК РФ часто используется властями для преследования неудобных лиц за мнимое оправдание терроризма. Также распространяется практика возбуждения политически мотивированных уголовных дел в отношении заключённых, которые основаны на показаниях их сокамерников. Подобные уголовные дела уже возбуждались против ряда обвиняемых в членстве в ХТ. Поскольку мы считаем признание ХТ террористической организацией неправомерным, мы находим недопустимой фактическую криминализацию выражения мнения о несогласии с запретом организации в РФ. Кроме того, обвиняемый убедительно заявлял о фальсификации дела, оказываемом на него физическом и психическом давлении, однако, суд не уделил должного внимания этим заявлениям. Так суд проигнорировал показания Мирзошарипова о насилии и угрозах насилия в отношении него, его показания о том, что иные лица не присутствовали при фактическом допросе его другими заключенными и слышать его слов не могли, отказал в ходатайствах о запросе в колонии видеозаписи, подтверждающей утверждения Мирзошарипова, о назначении повторной независимой экспертизы аудиозаписи. Также суд отказался приобщить предоставленное защитой заключение психолого-лингвистического исследования специалиста, согласно выводам которого разговор, в ходе которого имели место вменяемые Мирзошарипову высказывания, не был свободной беседой заключенных.

Мы полагаем, что при расследовании и судебном рассмотрении описанных дел следователи, прокуроры и судьи проявили предвзятость и преследовали фигурантов за их правомерную ненасильственную деятельность, не приняв во внимание фактическую законность их действий. Мы полагаем, что Ахимов М.Р., Ахмедов И.Д., Ахмедов А.М., Мамедов Э.М., Мирзошарипов М.М., Нурматов Ф.Х., Цветков М.О., Юсуфов А.А. лишены свободы с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, исключительно из-за ненасильственного осуществления свободы совести и права на объединение, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Помимо того, есть основания считать репрессии против Хизб ут-Тахрир частью частью широкой кампании, ведущейся в последние годы, направленной на подавление любого независимого от власти идеологически подкрепленного объединения граждан, особенно, связанного с организационными центрами вне РФ. Элементами этой кампании, как мы полагаем, можно считать также преследование Свидетелей Иеговы, Таблиги Джамаат, последователей С.Нурси, различных политических объединений.

Гражданский контроль за преследованиями мусульман минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Мы считаем, что дело против Ахимова М.Р., Ахмедова И.Д., Ахмедова А.М., Мамедова Э.М., Мирзошарипова М.М., Нурматова Ф.Х., Цветкова М.О., Юсуфова А.А. политически мотивировано и напрямую связано с их религиозными убеждениями, которые не соотносятся с линией крупных, традиционных и лояльных российским властям мусульманских объединений.

Согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. 

Правозащитный центр «Мемориал» считает Ахимова Магомеда Раджабовича, Ахмедова Ислама Джабировича, Ахмедова Артура Мурсаловича, Мамедова Эльдара Мамедовича, Мирзошарипова Мирзобарота Мирзоумаровича, Нурматова Фархода Хамрокуловича, Цветкова Максима Олеговича, Юсуфова Азиза Аюбджоновича политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокаты:

Алексеев А.Г., Арзамасцева Е.И., Брызгина А.И., Гринкевич И.С., Дружинин Г.А., Карцев С.В., Кострица И.В., Костылев Г.А., Левичев Д.Ю., Лужин Е.С., Надеин С.А., Надеина И.Ю., Урсул В.Н., Чекунов В.В., Червяков В.В.

Ссылки на публикации в СМИ:

Террористическую ячейку разбили по срокам // Коммерсант: http://kommersant.ru/doc/3696688
Верховный суд утвердил приговор восьми последователям "Хизб ут-Тахрир" из Петербурга // ИАЦ «Сова»: http://sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2018/12/d40468
Дарья Костромина. Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // ПЦ «Мемориал»: http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

Как помочь

Сделать пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

- Яндекс-кошелёк № 410011205892134: http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

- карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

- PayPal: [email protected]

Дата обновления справки: 29.06.2020

Развернуть