«Мемориал» признал политзаключёнными десять фигурантов петербургских дел «Хизб ут-Тахрир»

30.06.2020

Все осуждённые мусульмане признаны виновными по террористической статье, хотя в их делах нет указаний на то, что они совершали или планировали совершить насильственные преступления

Правозащитный центр «Мемориал» считает десять мусульман из Санкт-Петербурга — Карима Ибрагимова, Эльдара Рамазанова, Магомеда Ахимова, Ислама Ахмедова, Артура Ахмедова, Эльдара Мамедова, Мирзобарота Мирзошарипова, Фархода Нурматова, Максима Цветкова и Азиза Юсуфова — политическими заключёнными. Мы полагаем, что их преследуют по политическим мотивам в связи с ненасильственным осуществлением прав на свободу совести, вероисповедания и объединения. Приговоры по их делам были вынесены в нарушение прав на защиту и справедливое судебное разбирательство. ПЦ «Мемориал» призывает немедленно освободить осуждённых.

Аресты и суды

Карима Ибрагимова и Эльдара Рамазанова задержали в Санкт-Петербурге в июне 2014 года; Магомеда Ахимова, Ислама Ахмедова, Артура Ахмедова, Эльдара Мамедова, Мирзобарота Мирзошарипова, Фархода Нурматова, Максима Цветкова и Азиза Юсуфова — с ноября 2016 по июнь 2017 года.

17 августа 2016 года Московский окружной военный суд вынес приговор Ибрагимову и Рамазанову. Их признали виновными по ч. 1 ст.205.2 УК (организация деятельности террористической организации).

26 июля 2018 года тот же суд приговорил к реальным срокам остальных. Их осудили по ч. 2 ст. 205.5 УК (участие в деятельности террористической организации).

Кроме того, всех их признали виновными по ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации).

Мусульман приговорили к срокам от 5 лет колонии общего режима до 17 лет колонии строгого режима. 11 ноября 2019 года 1-й Восточный окружной военный суд приговорил уже осуждённого Мирзошарипова к 3 годам колонии строгого режима по ч. 1 ст. 205.2 УК (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма).

Суть обвинений

По версии следствия, осуждённые мусульмане были вовлечены в деятельность петербургской ячейки организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», объявленной в России террористической и запрещённой на её территории.

Ибрагимова и Рамазанова обвинили в организации этой ячейки: они, по версии следствия, создали медиа-офис организации, «задачей которого являлось осуществление пропагандистской и информационно-просветительской деятельности», осуществляли политическое просвещение членов организации, освещение её работы и призывали в её ряды (ч. 1 ст. 205.5 УК).

Террористическая деятельность остальных фигурантов выражалась, по мнению следователей, в том, что они участвовали в периодических собраниях членов организации, проходили обучение по идеологическим источникам «Хизб ут-Тахрир», отчитывались перед руководителями о результатах своего обучения, хранили в квартирах и автомобилях литературу, флаги и другие материалы организации, участвовали в конференциях, периодически сдавали денежные средства на её нужды (ч.2 ст. 205.5 УК).

Некоторым из осужденных были предъявлены дополнительные обвинения в том, что они склоняли других мусульман к участию в деятельности «Хизб ут-Тахрир», изучали вместе с ними идеологические источники организации, участвовали в её всероссийских акциях, которые заключались в проведении бесед в мечетях и одиночных пикетах.

Кроме того, Мамедова обвинили в изготовлении идеологических материалов организации, а Цветкова — в записи видеороликов для неё.

Мирзошарипова осудили в публичном оправдании терроризма (ч. 1 ст. 205.2 УК РФ) уже во время отбывания срока в колонии.

Почему «Мемориал» считает их политзаключёнными

Осуждённые мусульмане оказались виновны только в том, что были участниками общественного объединения. Им не вменяли подготовку терактов или озвучивание террористических угроз. В этом деле нет ни единого указания на то, что фигуранты совершали или планировали насилие, а тем более действия, которые можно назвать террористическими с позиций здравого смысла.

«Мемориал» считает незаконным объявление «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией. В решении Верховного суда от 2003 года, которым разом запрещается деятельность большой группы исламских организаций, «Хизб ут-Тахрир» посвящён один абзац из трёх предложений. В них не содержится никаких доказательств её террористической деятельности.

Именно присвоенный организации статус позволяет признать любую её активность «террористической». Собрания, встречи, хранение литературы организации становятся террористической деятельностью. Напомним, что ст. 28 Конституции России защищает эти действия верующих. Она гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Кроме того, часть доказательств, рассмотренных в суде, кажется недостоверной, поскольку базируется на показаниях засекреченных свидетелей, которые невозможно фактически проверить и опровергнуть; такая практика играет на руку российскому правосудию, которое крайне редко выносит оправдательные приговоры. Также большинство осуждённых прекратили участие в «Хизб-ут-Тахрир» на момент задержания, что очевидно снижает общественную опасность преступления.

За годы, прошедшие с принятия решения о признании «Хизб-ут-Тахрир» террористической организацией, к уголовной ответственности по обвинениям, связанным с участием в ней, были привлечены сотни мусульман. В настоящее время за решёткой находятся порядка 300 человек.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной.

Правоохранительные органы прикладывают минимум усилий при расследовании таких «массовых» дел, лишь удовлетворяют аппетиты «палочной» системы. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан, тем самым закрепляются и расширяются властные полномочия субъектов власти.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Ознакомиться с петербургскими делами о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир» подробнее можно на сайте ПЦ «Мемориал»: здесь и здесь.

Яндекс-кошелёк 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Фонда помощи политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзэкам.

Read this statement in English

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Ахимов Магомед Раджабович, Ахмедов Артур Мурсалович, Ахмедов Ислам Джабирович, Мамедов Эльдар Мамедович, Мирзошарипов Мирзобарот Мирзоумарович, Нурматов Фарход Хамрокулович, Цветков Максим Олегович, Юсуфов Азиз Аюбджонович

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

В 2014-2105 годах в рамках дела о петербургской ячейке «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» были задержаны, кроме прочих, Ибрагимов Карим Асхатович, Рамазанов Эльдар Васильевич и Кагиров Ильяс Ахмедович.