Выбитые «оправдания терроризма»: юристы «Мемориала» подали жалобу в ЕСПЧ

16.10.2020

Ни эксперты, ни суды не нашли в речи Мирзошарипова призывов к насилию, убийствам, войне или терактам — что же считается оправданием терроризма

«Мемориал» направил в ЕСПЧ жалобу на приговор Мирзобарота Мирзошарипова, который  пересказал троим заключённым идеологию «Хизб ут-Тахрир»*​ и за это его признали виновным в оправдании терроризма (ч. 1 ст. 205.2 УК РФ). От правозащитного центра интересы заявителя представляют юристы Марина Агальцова и Абу Магомадов. 

26 июля 2018 года Мирзошарипова признали виновным в участии в запрещённой в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир» (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ). 21 марта 2019-го он прибыл в колонию, где по приезде был направлен в карантинное отделение. Там, со слов заявителя, он был избит дневальными (дежурными заключёнными), в том числе заключённым по фамилии Григорчук. После подобного издевательства Мирзошарипов допрашивался Григорчуком в инспекторском кабинете. На следующий день Григорчук вновь вызвал заявителя в кабинет, приставил к его шее ножницы и пригласил заключённого по фамилии Дарьёев, который начал задавать Мирзобароту вопросы, фактически проводя его допрос. 

Когда заявитель сказал, что отбывает срок по обвинению в участии в деятельности «Хизб ут-Тахрир», Дарьёев начал расспрашивать его о данной организации.  Мирзошарипов описал идеологию «Хизб ут-Тахрир», подчёркивая мирный характер деятельности. 

14 мая 2019 года УФСБ России по Кемеровской области-Кузбассу было возбуждено уголовное дело в отношении Мирзошарипова по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ. Поводом послужили рапорт об обнаружении признаков преступления и материалы оперативно-розыскной деятельности. По версии следствия, 22 марта заявитель в ходе беседы с другими осуждёнными допускал высказывания, содержащие публичное оправдание терроризма. Его слова эксперт в ходе следствия квалифицировал так: «С позиции лингвистической квалификации выражение положительной оценки деятельности какой-либо организации (следовательно, признание правильной, допустимой, достойной подражания) рассматривается как оправдание такой деятельности».

11 ноября 2019 года 1-й Восточный окружной военный суд признал заявителя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ и назначил наказание в виде пяти лет лишения свободы (с учётом неотбытой части наказания по предыдущему приговору). Суд постановил, что совокупность представленных доказательств не вызывает сомнений в своей достоверности и достаточна для вывода о виновности. Доводы о сфабрикованности дела суд признал несостоятельными и не стал удовлетворять ходатайство об истребовании видеозаписи с места совершения преступления, хотя камеры стоят в колонии повсеместно, и данное видео подтвердило бы факт оказания давления заключёнными. Вместо этого суд лишь отметил, что в период предварительного следствия Мирзошарипов не заявлял о применении к нему насилия и иных неправомерных действий. 

Суд также отказал в вызове эксперта, который мог подтвердить тот факт, что в разговоре принимали участие два человека, а не четыре, как утверждало следствие. Все апелляционные жалобы на приговор были отклонены. 

Нарушения Конвенции о правах человека

Ст. 6, уголовно-правовой аспект: провокация и право не свидетельствовать против себя 

Заявитель считает, что в действиях сотрудников исправительной колонии усматривается провокация, противоречащая ст. 6 § 2 Конвенции. 

Сами по себе секретные операции, как утверждает Суд, не противоречат требованиям, закреплённым в Конвенции. Тем не менее, при подобных операциях должна обеспечиваться естественная среда в отсутствие каких бы то ни было воздействий со стороны сотрудников полиции. Чем тогда можно считать фактический допрос со стороны заключённых, очевидно, сотрудничающих с администрацией колонии и следствием?

Ст. 7: нет наказания без преступления, ст. 10: свобода слова 

В жалобе юристы «Мемориала» поднимают вопрос о нарушении Россией ст. 7 (нет наказания без преступления) и ст. 10 Конвенции (свобода слова).

Заявитель считает, что настоящее уголовное преследование нарушило его свободу слова и не имело под собой законного основания. Мирзошарипов рассказывал о самой организации, привёл основы идеологии «Хизб ут-Тахрир». Ни эксперты, ни суды не нашли в его речи призывов к насилию, убийствам, войне или терактам. Он оправдывал организацию, саму принадлежность к которой отрицал, утверждая, что лишь изучал литературу и общался с членами данной партии, и тем не менее, за членство в которой уже получил наказание. Именно это и было расценено как оправдание терроризма. Российские суды согласились с такой интерпретацией, не предоставив дополнительные аргументы. 

Заявитель не мог предвидеть, что рассказ об идеологии партии будет интерпретирован как оправдание терроризма. Тем более, не мог предвидеть, что разговор между тремя людьми суды квалифицируют как публичное оправдание. Следовательно, осуждение не основано на законе, что противоречит ст. 7 и ст. 10 Конвенции.

*организация признана террористической и запрещена на территории РФ

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Мирзошарипов Мирзобарот Мирзоумарович родился 02 сентября 1973 года. Гражданин Республики Таджикистан, житель г. Санкт-Петербург. Имеет среднее техническое образование, официально не трудоустроен.

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман

Ахимов Магомед Раджабович, Ахмедов Артур Мурсалович, Ахмедов Ислам Джабирович, Мамедов Эльдар Мамедович, Мирзошарипов Мирзобарот Мирзоумарович, Нурматов Фарход Хамрокулович, Цветков Максим Олегович, Юсуфов Азиз Аюбджонович