Суд над ингушским активистом Мякиевым: допрошены свидетель защиты и сам подсудимый

15.03.2022

Во время бунта сотрудники СИЗО избили Мякиева, свидетель видел его на допросе у следователя со следами побоев на лице

В Нальчикском суде продолжился судебный  процесс по обвинению члена Совета тейпов ингушского народа Багаудина Мякиева, фигуранта «ингушского дела», в умышленном повреждении имущества СИЗО-1 Нальчика (ч.1 ст. 167 УК РФ). Согласно материалам уголовного дела, 17 июля 2019 года Мякиев во время бунта в СИЗО сломал ограждение санузла, разбил окно, вырвал доски пола, и нанёс учреждению ущерб в 5731 рубля. Сам он вину отрицает и утверждает, что только «разобрал ограждение и аккуратно сложил». На заседании 11 марта были допрошены  свидетель  защиты  —  фигурант «ингушского дела» Амир Осканов и сам Багаудин Мякиев. Защищает общественника адвокат Магомед Аушев.

Свидетель Амир Осканов сообщил, что в 2019 году содержался в нальчикском СИЗО и в июле его поместили в карцер за нарушение режима. 15 и 16 июля заключённые карцерного блока подняли бунт из-за неудовлетворительных условий содержания. Они тогда ломали в камерах ограждения санузлов, 16 июля он видел в коридоре (его выводили во время сдачи матрасов), что напротив некоторых камер лежали «разобранные арестантами перегородки и угольники», асбестовые листы были, преимущественно, целыми. Не было также разбитых стёкол и половых досок. Разобрать полы «возможно только с помощью специальных инструментов».

Позже Осканов, как он утверждает, узнал, что во время бунта сотрудники СИЗО избили Мякиева, а 18 июля он видел его на допросе у следователя со следами побоев на лице.

Адвокат Магомед Аушев просил суд обратить внимание на даты бунта в карцере, так как, по словам свидетеля бунт был с 15 на 16 июля 2019 года, а не 17 июля, как утверждали допрошенные в суде сотрудники СИЗО.

Багаудин Мякиев рассказал, что утром 15 июля написал заявление руководителю СИЗО — 1. Он просил организовать ему встречу с начальником отдела по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний прокуратуры КБР А. Кокоевым и сообщал, что иначе начнёт голодовку. В тот же день в старом корпусе карцерного блока начался бунт из-за нарушений прав заключенных. Своё недовольство «арестанты карцера выражали через поломку перегородок туалетов».

Вечером в тот день Мякиев «аккуратно разобрал одну из сторон перегородки» и встал на вечерний намаз. В это время сотрудники СИЗО «забежали» в карцер и вынесли угольники и шифер (он был целый) от перегородки в коридор. Позже он разобрал оставшуюся часть. Её составляющие сотрудники тоже вынесли, когда он совершал ночную молитву. Оконное стекло и пол он не ломал — ещё до его водворения в камеру, там был сломан небольшой кусок половой доски.

Адвокат пояснил, что согласно локально-сметному расчету, вся эта конструкция весит 22 кг, состоит из полосовой стали толщиной 4 мм, и задал вопрос: «Была ли листовая сталь в перегородке туалета?». Мякиев ответил, что «сталь в камере не могут использовать, так как из неё делают ножи».

Далее он рассказал, что заклеивал 15 и 16 июля объектив видеокамеры — чтобы к нему пришёл постовой, которого он хотел попросить вызвать дежурного, через которого он намеревался передать прокурору свои требования. Сотрудники просили его открыть глазок видеокамеры, Мякиев продолжал настаивать на своих требованиях. «По — другому они не слышат, игнорируют. Поэтому и бунты поднимаются», — пояснил суду общественник.

16 июля Мякиев написал заявление о начале голодовки и передал его дежурному проверяющему. Вечером к нему в камеру зашли начальник СИЗО и его помощники. Один из сотрудников крикнул начальнику: «Давай!», тот ответил: «Нет, еще рано», после чего они ушли. На следующее утро всех арестантов из карцерного блока, кроме Мякиева, вывели на прогулку. По его словам, 6-7 сотрудников вывели его самого в коридор и начали там избивать, участие в этом принимал начальник отдела режима и надзора СИЗО Назир Глыев. Затем его отвели к врачу и тот выдал ему «фиктивное заключение об одной гематоме под глазом». Мякиева вернули в карцер. Там Глыев начал снимать его на свой видеорегистратор. Сотрудники настойчиво спрашивали у него,  «ломал ли он ограждение санузла», Мякиев не менее настойчиво отвечал, что «разобрал» его. Те продолжали спрашивать, не шифером он повредил глаз, когда разбирал ограждение. Он ответил: «Да, шифер сам попал мне и в глаз,  и по голове, и по почкам». Эту часть записи сотрудники СИЗО не сохранили.

После съемки Мякиева завели в карцер, затем туда вернули и всех заключённых с прогулки. В тот же день весть об избиении Мякиева распространилась, и в СИЗО начался очередной общий бунт. По этой причине его перевели из карцера в обычную камеру. Никаких объяснений по факту поломки ограждения санузла он не давал, а в феврале 2020 года  покинул СИЗО.

В конце заседания суд отказал в удовлетворении ходатайства о назначении судебной строительно-технической экспертизы, которое защита заявляла на предыдущем заседании.

Следующее заседание назначено на 11 часов 11 апреля

  •  Багаудин Мякиев был фигурантом «ингушского дела». В 2020 году его признали виновным в применении насилия к росгвардейцам ( ч.1 ст. 318 УК) на митинге в Магасе в 2019 году. Мякиева приговорили к году и 10 месяцам колонии общего режима; вышел на свободу 27 августа 2020 года.
  • В октябре 2019 года УМВД России по Нальчику возбудил в отношении Мякиева новое уголовное дело по ч.1 ст. 167 УК РФ. Оно было приостановлено, так как следствие «не могло» найти обвиняемого, хотя он находился в нальчикском СИЗО. 

  • В марте 2021 года уголовное дело возобновили. В августе мировой судья принял его приняли к производству. Первое заседание состоялось 2 декабря. Была озвучена сумма ущерба — 5731 рублей. В неё включили замену окна, оконной рамы, половых досок, ремонт ограждения, расходы на краску. 

Участника протестной акции 23 января приговорили к двум годам колонии за то, что он, по версии следствия, толкнул металлический барьер в сторону полицейского

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

К уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии М

Программа: Горячие точки

Политический кризис в Ингушетии начался осенью 2018 года.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Мякиев Багаудин Магомедович родился в 1965 году. Житель Ингушетии. Член Совета тейпов ингушского народа. Изначально обвинялся по ч. 2 ст.

Поделиться: