О новом уголовном деле в отношении лидеров ингушского протестного движения

16.01.2020

Заявление Правозащитного центра «Мемориал»

27 декабря 2019 года в отношении восьми лидеров ингушского протестного движения было возбуждено уголовное дело о создании экстремистского сообщества и участии в нем. 15 и 16 января 2020 года четверым из них были предъявлены обвинения. В ближайшее время это ожидает остальных.

Не вызывает сомнений, что главные цели конструкторов «ингушского дела» — обезглавить протестное движение в республике и преподать «урок» другим регионам России.

Осенью 2018 года Ингушетия показала всей России, что можно мирно и без опасности для правопорядка проводить многодневные многотысячные акции протеста. Для этого от организаторов и участников протеста нужны были организованность, дисциплина и ответственность, а от республиканской власти — спокойствие и мудрость. Федеральная власть не могла это стерпеть. Именно поэтому весной 2019 года, когда в Ингушетии возобновились протесты, было принято решение об их силовом подавлении, и 27 марта командированные из других регионов росгвардейцы были брошены на разгон мирной акции. Поэтому же сотрудники Следственного комитета России на протяжении девяти месяцев выполняли заказ: довести до обвинительного приговора дело об «организации насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти», возбужденное против лидеров протестного движения. Но этого показалось мало. 

Теперь, основываясь на поступившем из Центра «Э» ГУ МВД России по СКФО рапорте, следователи обвиняют Малсага Ужахова, Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст.282.1 УК РФ, до 10 лет лишения свободы), а Бараха Чемурзиева, Ахмеда Погорова, Багаудина Хаутиева, Исмаила Нальгиева и Зарифу Саутиеву — в участии в этом экстремистском сообществе (ч.2 ст.282.1 УК РФ, до 6 лет лишения свободы).

В постановлении о возбуждении уголовного дела следователь Е.Нарыжный утверждает, что не позднее мая 2018 года Ужахов, Барахоев и Мальсагов, «объединённые между собой политической враждой к действующему на тот период Главе Республики Ингушетия Евкурову Ю-Б.Б., с целью его смещения с занимаемого поста создали экстремистское сообщество», т.е. «организованную группу лиц для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности». «Экстремистское сообщество» было якобы создано для совершения «преступлений, направленных на применение насилия к представителям власти» (ч.1 ст.318) и для осуществления «руководства некоммерческой организацией, а также участие в ее деятельности, сопряженной с побуждением граждан к совершению иных противоправных деяний, а также пропаганды таких деяний» (ч. 2,3 ст.239 УК РФ) «по мотивам политической вражды». В постановлении прямо не сказано, какая именно некоммерческая организация имеется в виду, но неоднократно упомянут «Совет тейпов ингушского народа». 

По утверждению следователя, в созданное «экстремистское сообщество в разное время вошли» Чемурзиев, Погоров, Хаутиев, Нальгиев, Саутиева и другие лица, причем «формами и методами деятельности экстремистского сообщества являлись планирование, подготовка и организация массовых мероприятий, в том числе несанкционированных, создание видеообращений к неограниченному кругу лиц, включающему в себя в том числе жителей Республики Ингушетия, и распространение их в сети Интернет, побуждение граждан к совершению противоправных действий, воспрепятствования законной деятельности представителей власти».

В качестве примеров «преступных деяний» следователи приводят:

— призыв Ужахова совместно с другими лицами к проведению несогласованного митинга 4 октября 2018 года;

— видеообращение Барахоева с требованием к депутатам Народного Собрания Ингушетии о принятии участия в «Шариатском суде» 15 декабря 2018 года;

— участие Барахоева в «ранее незаконно инициированном «Шариатском суде», где тот выразил недовольство подписанием соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой, и также назвал незаконным Постановление Конституционного Суда РФ по поводу этого соглашения. «Затем, пользуясь растерянностью пришедших на „Шариатский суд“ депутатов Народного Собрания, опасавшихся общественного порицания, в созданных им условиях, вынудил последних раскрыть результат тайного волеизъявления каждого из них, тем самым допустил незаконное давление на депутатов Народного Собрания, фактически пропагандируя свои противоправные деяния». В результате «в ингушском обществе сформировалось заведомо ложное устойчивое мнение о незаконности подписанного соглашения и вынесенного Конституционным Судом РФ Постановления, повлекшее умаление авторитета исполнительной и судебной власти Российской Федерации в глазах жителей Республики Ингушетия, а также массовое недовольство жителей республики и социальную напряженность»;

— объявление Ужаховым, Барахоевым и Мальсаговым вечером 26 марта 2019 года участникам согласованного митинга «о бессрочном характере митинга», а также то, что они и «Чемурзиев Б.А., Погоров А.С., Хаутиев Б.А., Нальгиев И.М., Саутиева З.М. и другие лица<...> распространяли ложные сведения о скором получении ими разрешения о пролонгации митинга».

Новое уголовное дело в отношении людей, большинство из которых (Барахоев, Мальсагов, Нальгиев, Саутиева, Ужахов и Чемурзиев) ранее уже были объявлены организаторами «насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти», — не что иное, как признание нелепости и несостоятельности ранее выдвинутых обвинений. Ведь утром 27 марта 2019 года в ходе неспровоцированного жестокого силового разгона мирной протестной акции к столкновениям привели как раз безответственные действия власти, — а лидеры протеста, наоборот, остановили тогда эскалацию насилия. 

В связи с явной необоснованностью и политической мотивацией обвинений по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 (организация опасного для здоровья насилия в отношении представителей власти) УК РФ ПЦ «Мемориал» уже давно признал А. Барахоева, М. Мальсагова, И. Нальгиева, З. Саутиеву, М. Ужахова и Б. Чемурзиева политзаключенными. Новое уголовное дело ничего не меняет в этой нашей позиции. Изложенная в постановлении о возбуждении дела конструкция криминализует законную публичную деятельность. Обычное взаимодействие людей, простая самоорганизация и сотрудничество граждан названы распределением ролей в рамках «экстремистского сообщества». Люди, выделенные среди участников протестной активности по признаку общественного влияния, объявлены «организованной группой лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности». 

Как мы уже указывали, из уголовного дела и иных доступных материалов с очевидностью следует, что лидеры оппозиции не организовывали насилие, и что обвинения их по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ беспочвенны. Тем более невозможно рассматривать в качестве призывов к совершению противоправных деяний призывы к мирному осуществлению права на свободу собраний (ст.31 Конституции РФ), власти народа (ст.2 Конституции РФ) и участию граждан в управлении делами государства (ст.32 Конституции РФ).

Правозащитный центр «Мемориал» считает новое уголовное дело, возбуждённое в отношении Малсага Ужахова, Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова, Бараха Чемурзиева, Ахмеда Погорова, Багаудина Хаутиева, Исмаила Нальгиева и Зарифы Саутиевой незаконным, необоснованным и политически мотивированным. Это очередной шаг на пути подавления законной общественной активности, прав и свобод не только жителей Ингушетии, но и граждан России в целом. Мы требуем прекратить незаконное преследование участников протестов в Ингушетии.

Read this statement in English

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

К уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии М

Программа: Горячие точки

Политический кризис в Ингушетии начался осенью 2018 года.