Суд в Назрани вынесет приговор бывшему охраннику Евкурова, из-за которого в ДТП погибли две женщины

22.10.2020

Интересы потерпевшего представляет адвокат, работающая по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал»

На 23 октября назначено последнее слово обвиняемого и приговор по делу Багаудина Мейриева — бывшего сотрудника охраны экс-главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Его обвиняют в нарушении правил дорожного движения (ПДД), повлекшем смерть двух или более лиц (ч. 5 ст. 264 УК РФ). Гособвинитель запросил для Мейриева пять лет в колонии-поселении.
26 октября 2014 года Мейриев на машине, входившей в кортеж главы республики, спровоцировал аварию, в результате которой погибли две женщины. Сначала обвиняемым был брат погибших Тимур Агиев, управлявший автомобилем. Его судили и оправдали, апелляционная инстанция приговор отменила. Только через пять лет, в 2019 году следователь прекратил дело в отношении Агиева и на скамье подсудимых оказался Мейриев, его поместили под подписку о невыезде. Агиева признали потерпевшим. Его интересы в суде представляет адвокат Елена Мисалова, работающая по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал»

21 октября судья Мадина Гайсанова объявила о завершении судебного следствия, после чего начались прения сторон.

Прокурор Назрановского района Адам Арсамаков указал, что в ходе процесса вина Мейриева была доказана. Гособвинитель попросил суд признать его виновным и назначить наказание в виде пяти лет лишения свободы в колонии-поселении.

Адвокат Мисалова также попросила признать Мейриева виновным. Она обратила внимание суда, на то, что обвиняемый, согласно выводам экспертов МВД, двигался по дороге со значительным превышением скорости (около 150 км/ч) и выехал на полосу встречного движения, что является грубым нарушением ПДД. При этом, его автомобиль официально не входил в состав кортежа главы республики, не числился в правительственном гараже и, по словам адвоката, не был оснащён световыми и звуковыми сигналами, цветографическими схемами, которые бы свидетельствовали о его принадлежности к кортежу. Мисалова считает, что на автомобиле были поддельные номера, так как в федеральной базе они не значатся. Адвокат подчеркнула, что долгое время Мейриев пытался возложить вину на её подзащитного и, используя служебные связи, добился возбуждения против него уголовного дела. Но в итоге Агиев был полностью оправдан.

Адвокат обвиняемого Ахмед Хамхоев заявил, что в действиях Мейриева нет состава преступления, так как он попал в ДТП при исполнении служебных обязанностей, а всю вину за ДТП он возложил на сотрудников ГИБДД, которые не обеспечили беспрепятственный проезд служебного автомобиля. Он попросил суд полностью оправдать его подзащитного.

23 октября обвиняемый Багаудин Мейриев выступит с последним словом. В тот же день планируется оглашение приговора.

Как проходил процесс и каковы были версии сторон

Первое заседание состоялось более года назад, 16 сентября 2019 года. В процессе были длительные перерывы, иногда по несколько месяцев, в связи с неявкой свидетелей, сторон и из-за карантина.

  • Версия потерпевшего

Тимур Агиев рассказал в суде, что 26 октября 2014 года вместе с братом Магомедом и сёстрами Радимхан и Зиной ехал к родственникам. Тимур был за рулём. Когда они подъехали к трассе «Кавказ», он остановился у знака «стоп» на перекрёстке, где расположен пост ДПС. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что на дороге нет помех, с разрешения сотрудников ГИБДД Агиев выехал на перекрёсток со скоростью примерно 10 км/ч. Он уже пересёк большую часть дороги, когда почувствовал сильный удар с правой стороны и потерял сознание. В результате столкновения он получил тяжкие телесные повреждения. Через 10 дней, 5 ноября, Тимур пришёл в себя и узнал, что его сёстры погибли, а брат сильно пострадал.

Брат Тимура Магомед Агиев, чтобы принять участие в процессе, приехал в Россию из-за границы, где долго лечился после ДТП. На суде он подтвердил показания Тимура.

Следователь Ибрагим Мархиев, расследовавший ДТП, заявил суду, что после того, как уголовное дело вернули на доследование, была проведена дополнительная экспертиза, установившая виновность Мейриева в столкновении с машиной Агиева. Следственный эксперимент показал, что Агиев не видел машины Мейриева при максимальной видимости 400 метров.

  • Версия обвиняемого

Обвиняемый Багаудин Мейриев заявил в суде, что, как сотрудник батальона охраны высших должностных лиц, находился в головной части колонны главы республики, которая выезжала на маршрут за два часа до выезда основной колонны. Скорость движения машин кортежа (до 120 км/ч) определял руководитель службы охраны Увайс Евкуров. По словам Мейриева, сотрудники ДПС знали машины кортежа и то, что перед проездом кортежа проезжают отдельные автомобили охраны.

За 200–300 м до перекрёстка Мейриев видел сотрудников ГИБДД, они не подали ему никаких сигналов. Сотрудники ГИБДД, дежурившие на перекрёстке, также не сигнализировали ему. Машину Агиева Мейриев заметил поздно, так как она выехала из-за другой машины, закрывшей обзор. Он успел только нажать на тормоз и свернуть влево, чтобы не сбить сотрудников ГИБДД. Основными виновниками ДТП Мейриев назвал сотрудников ДПС и ГИБДД, которые не выполнили свои обязанности. Также он заявил, что Тимур Агиев сидел не на водительском сидении, а на переднем пассажирском. На вопрос адвоката Елены Мисаловой, почему он не заявлял об это раньше, когда обвиняемым по делу проходил Тимур Агиев, Мейриев ответил, что думал, что следствие само разберётся.

Сослуживцы Мейриева также заявляли, что за рулём был не Тимур, а его брат Магомед. Но их показания были противоречивыми и со ссылками на других людей, имена которых они называть отказывались. Сотрудники ГИБДД Муса Ганджабаев и Юсуп Джамбулатов, дежурившие на перекрёстке в день ДТП, не подтвердили в суде эту версию.

  • Показания свидетелей

Суд допросил свидетелей защиты Мейриева — сотрудников Росгвардии, входивших в группу сопровождения Евкурова, сотрудников ГИБДД, ставших очевидцами ДТП, следователя ОМВД по Назрановскому району и директора «Специального автотранспортного предприятия при Правительстве Ингушетии» (правительственный гараж).

Большинство свидетелей защиты давали противоречивые показания или не могли вспомнить, что они говорили на предварительном следствии.

Директор правительственного гаража Хасан Чумаков рассказал, что в 2014 году к ним доставили повреждённую машину Мейриева — внедорожник «Мерседес-Бенц ML», который не состоит у них на балансе. Свидетель не смог объяснить, почему посторонний автомобиль оказался в правительственном гараже, сколько времени он там находился и кто именно его оттуда забрал. На следствии Чумаков говорил, что машину из гаража могли забрать только сотрудники охраны Евкурова, а Мейриев просил Чумакова вырезать из записи с видеорегистратора внедорожника момент ДТП.

Адвокат Мейриева хотел допросить в суде двух сотрудников батальона охраны и его бывшего начальника Увайса Евкурова, но судья отказал в удовлетворении этих ходатайств.

На суде также были исследованы видеоматериалы (записи с видеорегистраторов и камер наблюдения), озвучены результаты экспертиз и оглашены показания свидетелей, которые не смогли явится на суд.

  • 26 октября 2014 года на федеральной трассе «Кавказ», в районе сельского поселения Яндаре, «Мерседес-Бенц ML» из кортежа главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова на большой скорости столкнулся с машиной жителя Малгобека Тимура Агиева. В результате ДТП погибли две сестры Агиева. Обвиняемым по делу признали Агиева (ч. 5 ст. 264 УК — нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). 9 октября 2015 года Назрановский районный суд оправдал его.
  • 22 декабря 2015 года Верховный суд РИ отменил приговор и передал дело на новое рассмотрение.
  • 17 августа 2018 года суд вернул дело прокурору в связи с существенными нарушениями закона, допущенными на досудебной стадии.
  • 15 мая 2019 года следователь Следственного управления МВД Ингушетии прекратил дело в отношении Тимура Агиева.
  • 14 июня 2019 года обвинение было предъявлено Багаудину Мейриеву.

Поделиться: