Обвинение запросило для общественника из КБР Аслана Иритова два года колонии общего режима

13.07.2021

22 июля Иритов выступит с последним словом

В Нальчикском городском суде продолжились прения по делу главы общественной организации «Вольный аул» Аслана Иритова. Его обвиняют по ч.2 ст.318 (применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителей власти) и ст.319 УК РФ (оскорбление представителя власти): 31 октября 2017 года он якобы оскорбил главу республиканского угрозыска Заура Крымукова и ударил головой в лицо заместителя начальника республиканского Центра по противодействию экстремизму Хамидби Губашиева. 12 мюля в прениях выступил адвокат Султан Тельхигов, который защищает Иритова по соглашению с Правозащитным центром (ПЦ) «Мемориал».

На прениях, начавшихся 25 июня, гособвинитель Елена Тохова практически повторила текст обвинительного заключения. По её мнению, виновность Иритова доказана. Она попросила суд назначить ему штраф 20 тыс. руб. и освободить от наказания в связи с истечением срока давности по ст.319 и приговорить к двум годам колонии общего режима по ст.318 УК РФ.

В своём выступлении 12 июля адвокат Султан Тельхигов заявил, что предварительное следствие по уголовному делу проводилось предвзято и поверхностно — учитывалась только версия обвинения.

Что произошло 31 октября

Гособвинитель и следователи настаивают, что 31 октября полицейские (разные подразделения республиканского МВД, в том числе ОМОН) пришли к Иритову вручить ему предупреждение о незаконности митинга, который он планировал провести. В ответ Иритов «проявил к ним агрессию», оскорбил одного из них и нанёс травмы другому.

Адвокат отметил, что в материалах дела есть доказательства того, что предупреждение о недопустимости проведения митинга Иритову вручили ещё 30 октября в опорном пункте полиции. Это подтвердили свидетели защиты и обвинения, в том числе участковый Мурзаев. Именно участковые службы уполномочены вручать такие предупреждения, а тут заявился целый наряд вооружённых силовиков. Тельхигов указал, что цели их визита «выходили далеко за рамки простого вручения предупреждения» — это было незаконное проникновение на территорию частной собственности без разрешения владельцев. При исследовании в суде видеозаписей с места событий видно, что домочадцы сразу начали требовать от полицейских покинуть двор. Полицейские нанесли телесные повреждения родным Иритова. Уголовное дело нужно было возбудить в отношении них за должностные нарушения, а не в отношении Иритова.

Свидетели обвинения и потерпевший

Адвокат Тельхигов продолжил, что в суде было допрошено девять свидетелей обвинения, в том числе силовики, которые участвовали в задержании общественника. Они давали противоречивые показания и по-разному описывали, когда и где Иритов ударил Губашиева. Некоторые из них являются сотрудниками ЦПЭ МВД КБР и зависят от потерпевшего.

Родственники Иритова и его сосед Карданов, которые были очевидцами событий, заявили на следствии и в суде, что не видели, чтобы Иритов кого-то ударил во дворе. Эти показания опровергают то, что рассказывают полицейские. Суд должен устранить эти противоречия, а те, что невозможно устранить, — трактовать в пользу подсудимого. Адвокат напомнил, что изученные в суде видеозаписи с места происшествия также опровергают версию обвинения. На них не видно, чтобы Иритов кого-то ударил головой, на лице Губашиева повреждений после задержания Иритова не было.

Недопустимые доказательства

Адвокат перечислил ряд документов из материалов дела, которые он просил исключить как недопустимые доказательства. Например, судебно-медицинские экспертизы (СМЭ), которые были проведены с нарушением уголовно-процессуального права — даже постановление о её назначении было вынесено не уполномоченным на это лицом.

По версии обвинения, с октября по декабрь 2017 года Губашиев находился на больничном из-за полученных травм. Из экспертизы следует (эксперт Доттуева подтвердила это в суде), что на больничный он ушёл не из-за травмы нижней губы, а из-за сотрясения мозга. Суд не установил связь между этими двумя травмами. Доттуева со слов потерпевшего отразила в экспертизе предположение, что сотрясение могло быть последствием удара головой при падения Губашиева на землю. Именно по этой причине адвокат просил назначить дополнительную СМЭ и поставить перед экспертами этот вопрос, но суд отклонил ходатайство.

С постановлением о назначении экспертизы Иритова ознакомили только после её проведения, поэтому он не смог заявить отвод эксперту, поставить перед ним дополнительные вопросы и ходатайствовать о проведении экспертизы в другом учреждении. Также Доттуева в нарушение закона самостоятельно получила медицинскую документацию по Губашиеву и вернула ему документы для дальнейшего лечения. 25 декабря 2020 года была проведена ещё одна экспертиза, и тоже с нарушениями. Следователь не указал, на каком основании назначил её; в ней были поставлены те же вопросы, что и в предыдущей, хотя это противоречит закону.

Выводы эксперта Доттуевой были основаны на информации, изложенной в индивидуальной карте амбулаторного больного Губашиева, которая якобы была утеряна. Из её дубликата следует, что 31 октября Губашиева осматривали хирург и невролог. Первый отметил у Губашиева раны правой кисти, а второй — множественные ссадины и царапины на лице и правой руке. Невролог не смог пояснить в суде, как хирург не заметил повреждения на лице.

Из заключения специалиста ФГКУ III Главного Государственного Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Льва Беляева следует, что диагноз «сотрясение головного мозга» Губашиеву поставлен необоснованно, а рана губы относится к поверхностным повреждениям, не причиняющим вред здоровью.

По мнению адвоката, ему не удалось предоставить суду ряд существенных доказательств невиновности Иритова, так как суд не удовлетворил несколько его ходатайств, например, о проведении дополнительной видеотехнической, ситуационной и судебно-медицинской экспертиз.

Обвинение в оскорблении полицейского

Адвокат Тельхигов , что непонятно, на каком основании Крымуков находился во дворе у Иритова. В его должностном регламенте отсутствуют полномочия вручать гражданам предупреждения о недопустимости нарушения федерального законодательства. Обвинение не представило суду доказательств, что Крымукову поручали задачу, выходившцю за рамки его служебных обязанностей. Более того, он был одет в гражданскую одежду, не представился, не предъявил удостоверение. Иритов и его родные не знали, что он сотрудник полиции, а по законодательству человек должен сознавать, что унижает честь и достоинство представителя власти, чтобы его можно было признать виновным.

Сам Иритов объяснил в суде, что полицейский спровоцировал его своими действиями в отношении его брата Беслана. Это подтвердили эксперты психолого-лингвистической экспертизы. Они пришли к выводу, что высказывания Крымукова содержат провокацию, а слова Иритова «могут стать основанием для формирования у адресатов речи чувства унижения чести и достоинства, однако данный аспект восходит к субъективным мироощущениям». Соответственно, нет однозначного вывода, что они являются оскорбительными.

Султан Тельхигов попросил суд оправдать его подзащитного. Он также обратила внимание суда на то, что Иритов положительно характеризуется, не привлекался к уголовной ответственности, имеет инвалидность (отсутствуют кисти рук).

Прения завершатся 22 июля, тогда же Иритов выступит с последним словом.

Программа: Горячие точки

В столице Кабардино-Балкарии Нальчике идёт судебное разбирательство в отношении Аслана Иритова, главы местной общественной организации «Вольный аул», которая добивается выделения земельных участков нуждающимся жителям одноименного микрорайона горо

Поделиться: