Апелляционный военный суд оставил в силе приговор Анисе Арабиевой

17.01.2022

«Неужели они не понимают, что тем самым фактически помогают реальным вербовщикам в террористические сети?»

Апелляционный военный суд России 17 января 2022 года оставил в силе приговор 24-летней уроженки Москвы Анисы Арабиевой (ранее — Анна Молчанова), которую 30 июля 2021 года 2-ой Западный окружной военный суд приговорил к трём годам колонии общего режима.  По версии следствия, сотрудники Центра «Э» пресекли в 2015 году отъезд чеченки Зулихан Магомадовой в Сирию, которую к такому решению склоняла Арабиева. Женщины утверждают, что Магомадова передумала уезжать сама ещё до задержания и Арабиева её в этом поддерживала.

Её признали виновной в том, что в 2015 году она вербовала «неопределённый круг лиц» в запрещённые в России террористические организации «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат-ан-Нусра», убеждала людей переезжать в Сирию (ч.1 ст. 205.1 УК РФ — содействие террористической деятельности). В том же году обеих женщин после опросов отпустили. С тех пор Магомадова и Арабиева вышли замуж, у последней родилась дочь. Никаких новых претензий к ним у правоохранительных органов не возникало. Но в ноябре 2020 года против Арабиевой возбудили дело, инициированное сотрудниками ФСБ и Центра «Э», её арестовали. Арабиева вину отрицает  и утверждает, что не склоняла Зулихан Магомадову к преступным действиям. 

Защищает Арабиеву адвокат Марьям Махаева. Она просила отменить приговор суда первой инстанции, как  неправосудный, и оправдать её подзащитную по следующим основаниям:

  • Версия обвинения не подтвердилась в суде 

Арабиевой инкриминируют, что через социальную сеть «ВКонтакте» она познакомилась с жительницей Сургута Зулихан Магомадовой, присылала ей экстремистские материалы, чтобы «формировать» у неё «взгляды, поддерживающие терроризм». Также Арабиева убеждала Магомадову уехать в Сирию и присоединиться к террористическим организациям. Магомадова сбежала из дома и прилетела в Москву, Арабиева встретила её в аэропорту «Внуково», и в период с 05 по 19 июня 2015 года (точное время следствием не установлено) привезла к себе на квартиру и разместила там. Всё это время она продолжала убеждать Магомадову в необходимости выйти замуж «за правильного мусульманина и вступить в НВФ».

Сама Арабиева отрицает эти обвинения. Она с 2013 года общалась в ВК с Магомадовой на тему религии и происходящих в Сирии событий. В 2015 году Магомадова решила уехать туда к некому Абдуллаху по прозвищу Абу Умар, за которого вышла замуж по видеосвязи. Арабиева уговаривала её не делать этого, и та в итоге передумала — хотела остаться в Москве, найти работу. Арабиева не была знакома ни с Абу Умаром, ни с его подельниками в Москве, которые помогали Магомадовой — готовили поддельные документы, обеспечивали жильём и всем необходимым.

Магомадова стала ключевым свидетелем обвинения в деле Арабиевой. Но во время допроса в суде Магомадова не говорила, что бывшая подруга «убеждала или уговаривала» её уехать в Сирию. 

  • Показания Магомадовой противоречивы 

Магомадова показала в суде, что Арабиева в «Вконтакте» рассказывала ей об обязанностях женщины в исламе, и что она хочет уехать в Сирию, так как там живут истинные мусульмане. Эти беседы «воодушевляли» Магомадову — получается, что Арабиева рассказывала ей только о своём желании уехать.

Свидетель рассказала о знакомстве в соцсети с Абу Умаром, который уговорил её выйти за него замуж и перебраться к нему в Сирию. Она пояснила, что ей неизвестно, была ли Арабиева знакома с Абу Умаром, и его подельниками в Москве.

Эти показания в суде противоречили тем, которые она давала на предварительном следствии и которые были оглашены по ходатайству прокурора в суде.

В протоколе допроса от 3 ноября 2020 года Магомадова «предполагает», что Арабиева была знакома с Абу Умаром и они действовали сообща — Арабиева психологически готовила её к знакомству с несостоявшимся супругом. Адвокат отмечает, что по закону показания свидетеля, основанные на его догадках и предположениях, являются недопустимыми доказательствами.

В протоколе от 26 ноября свидетель утверждает, что Арабиева убеждала её уехать в Сирию и помогать там террористическим организациям.   

  • Переписка между Арабиевой и Магомадовой 

Исследованные в суде переписка между девушками, которую они вели до и после задержания Магомадовой в Москве летом 2015 года, и её комплексная психолого-лингвистическая экспертиза опровергают показания Магомадовой.

Ещё до задержания Магомадовой, Арабиева пишет ей, что не нужно уезжать, посылает ссылку на видеоролик, который рассказывает о зверствах террористов из ИГ, осуждает их. Она также предостерегает подругу от общения с мусульманками, которые переселились на подконтрольную ИГ территорию.

Магомадова в этой переписке винит себя в произошедшем (уже после задержания) и пишет, что доставила ей «много неприятностей». Она рассказывает Арабиевой о «сёстрах из ИГ», с которыми общалась — в суде же она утверждала, что на тему террористических организаций в Сирии общалась только с Арабиевой и Абу Умаром. В других сообщениях она обвиняет Абу Умара в том, что он уговорил её бежать из дома и приехать к нему в Сирию, или подтверждает, что Арабиева раньше неё «осознала, что ИГ не имеет отношения к исламу и это тропа смерти», а сама она «медленно всё переосмыслила» и даже после задержания и освобождения «сомневалась». В своей вербовке она продолжает винить третьих лиц.

Эксперты в своём заключении сделали вывод, что заявления Магомадовой в этой переписке противоречат её показаниям — якобы  Арабиева была инициатором их  знакомства и общения, и присылала ей экстремистские материалы. Также по мнению экспертов, Арабиева в переписке «демонстрировала негативное отношение к ИГ». 

  • Другие свидетели обвинения 

Допрошенная в суде уроженка Дагестана Эльвира Кумакова рассказала, что довольно тесно общалась с Зулихан Магомадовой — они были одноклассницами в Сургуте. По её словам, Магомадова была замкнутой, у неё «прослеживался фанатичный интерес к радикальному исламу, она была слишком категорична и на уме у неё была только дорога в Сирию». Зулихан рассказывала ей и про Абу Умара, с которым заключила брак по видеосвязи и к которому она намеревалась уехать в Сирию. Эльвира не считает, что Зулихан была под влиянием Анисы. 

Показания засекреченного свидетеля «Евгении Шитиковой» ничем не подкреплены — якобы она общалась с каким-то виртуальным собеседником из Сирии, который представился ей Абу Умаром, присылал фотографии и звал её туда в качестве своей второй жены, между делом этот человек рассказал ей о некой Анисе и других лицах, которые помогали им (членам террористических организаций) вербовать людей в ИГ и переправлять их в Сирию. Обвинение засекретила её данные необоснованно — в материалах дела нет никаких доказательств того, что ей что-либо угрожает. Защита считает её показания недопустимыми доказательствами.

Свидетель М.Номанова в суде «опознала» подсудимую и пояснила, что она видела её два раза, в том числе в компании подельников Абу Умара в Москве — Арабиева отрицает, что знакома с ними или когда-либо их видела. По закону процедуру опознания в уголовном процессе нужно проводить в определённых условиях. Например, следователь для опознания должен предъявить не менее трёх лиц, по возможности внешне схожих. Но опознание Арабиевой в соответствии с законом не проводилось ни на стадии предварительного следствия, ни в суде. Фактически свидетель Номанова была приглашена в суд для того, чтобы выяснить, знает ли она Арабиеву. Таким образом, показания Номановой получены с нарушением закона.

*****

Приговор комментирует член Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов: «Приговор очевидным образом несправедлив. Мало того, что вина Анисы Арабиевой не была доказана в судах. Но зачем в принципе помещать в колонию молодую женщину, у которой пятилетний ребёнок, которая после её задержания и проведения с ней профилактических бесед на протяжении пяти лет не совершила никаких противозаконных действий?!  Её муж, мусульманин, смог объяснить ей, что не радикалы и террористы — истинные приверженцы ислама. 

Получается, что и сотрудники спецслужб, и судьи  видят свою цель в том, чтобы озлобить и снова радикализовать Арабиеву, а заодно и других окружающих её людей? Их действия создают образ нашего государства, как жестокой и несправедливой силы.  Неужели они не понимают, что тем самым фактически помогают реальным вербовщикам в террористические сети?»

Поделиться: