Спецслужбы добиваются осуждения молодой женщины, которую шесть лет назад отпустили с миром

16.07.2021

Анису Арабиеву обвиняют в вербовке знакомых в запрещённые организации

Во 2-м Западном окружном военном суде в Москве под председательством судьи Владимира Маурина начался процесс в отношении 23-летней уроженки столицы Анисы Арабиевой (ранее — Анна Молчанова). Её обвиняют в том, что в 2015 году она вербовала «неопределенный круг лиц» в запрещённые террористические организации «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат-ан-Нусра» и убеждала людей переезжать в Сирию (ч.1 ст. 205.1 УК). В частности, по версии следствия, Арабиева склоняла к переезду жившую в Сургуте чеченку Зулихан Магомадову. В 2015 году сотрудники Центра «Э», по версии обвинения, пресекли побег Магомадовой в Сирию. Но девушки утверждают, что Магомадова передумала уезжать туда ещё до задержания и Арабиева её в этом поддерживала. Тогда после опросов их обеих отпустили. Только однажды, по словам Анисы, сотрудники ФСБ склоняли её к сотрудничеству, но она отказалась. С тех пор Магомадова и Арабиева вышли замуж, у последней родилась дочь. Никаких новых претензий к ним у правоохранительных органов не возникало. Но через пять лет, в 2020 году, о них вспомнили.

26 ноября в отношении Арабиевой возбудили уголовное дело, инициированное сотрудниками ФСБ и Центра «Э». Ей было предъявлено обвинение за события пятилетней давности. Её арестовали. Магомадова теперь выступает главной свидетельницей обвинения.

Арабиева вину отрицает и говорит, что они общались на религиозные темы, в том числе обсуждали войну в Сирии, но она никогда никого не склоняла туда уехать или присоединиться к террористам. Сейчас Арабиева находится в СИЗО-6 Москвы.

Комментирует член Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов: «Какой смысл в привлечении к уголовной ответственности молодой женщины, которую пять лет назад силовики сами отпустили после опросов и профилактических бесед? За прошедшие пять лет она не совершала никаких противозаконных действий. Она коренным образом поменяла и свой образ мыслей, и свою жизнь. Она вышла замуж и родила ребенка. Её муж, мусульманин, смог объяснить ей, что не радикалы и террористы — истинные приверженцы ислама.

Или сотрудники спецслужб видят свою цель в том, чтобы озлобить и снова радикализовать Арабиеву, а заодно и других окружающих ее людей? Их действия создают образ нашего государства, как жестокой и несправедливой машины. Лучшего подарка для вербовщиков в террористические сети нельзя придумать».

  • Версия обвинения

Москвичку Анису Арабиеву обвиняют в том, что с февраля по июнь 2015 года она вербовала людей в террористические организации «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат-ан-Нусру». При этом сторону обвинения не смущает, что эти организации враждовали между собой.

По версии обвинения, Арабиева общалась в соцсети «ВКонтакте» (ВК) с жительницей Сургута Зулихан Магомадовой, завоевала её доверие, отправляла ей информацию с пропагандой «идеологии насилия террористов» и склоняла уехать в Сирию, чтобы примкнуть к ним. 5 июня 2015 года несовершеннолетняя Магомадова, продав драгоценности, прилетела в Москву по паспорту старшей сестры. Оттуда она планировала сбежать в Сирию к уроженцу Таджикистана Абу Умару (другое прозвище «Абдуллах», таджик, примерно 23 лет), с которым познакомилась по интернету и заключила брак по скайпу — тот уговорил её стать ему второй женой. Арабиева встретила Магомадову в аэропорту «Внуково» и привезла к себе домой на юго-востоке Москвы.

Магомадова провела в квартире у Арабиевой два дня, после чего Абу Умар приказал ей съехать оттуда и прекратить общаться подругой, так как Зулихан уже искали правоохранительные органы — родители подали заявление об её исчезновении. Он дистанционно познакомил Магомадову с уроженцем КБР Алимом Бегиевым, который обеспечил её временным жильём в районе станции метро Фили. Тем временем для Зулихан готовили поддельные документы. Обеспечивать девушку необходимым Алиму помогала его жена Вероника Коренблит.

Несмотря на запрет Абу Умара, Зулихан общалась с Арабиевой и встречалась с ней. Она начала сомневаться в решении уехать в Сирию.

19 июня 2015 года сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД нашли Магомадову и одновременно пресекли преступную деятельность Арабиевой.

Магомадову вернули в семью, а Арабиеву после опросов и профилактических бесед отпустили. Чем обусловлено возбуждение уголовного дела по прошествии пяти лет, из материалов дела неясно.

  • Версия Арабиевой

По словам Анисы Арабиевой, в 2011 году, когда ей было 14 лет, у неё умерли родной брат и две бабушки. Это было очень тяжёлое время для неё, она бросила учёбу в восьмом классе, пыталась найти успокоение в религии и пришла в ислам. Начала общаться с мусульманами в соцсетях.

Примерно в 2012 году она познакомилась в ВК с Зулихан Магомадовой, а в 2013 году — с чеченкой Марьям Исмаиловой, ещё она общалась тогда с «мальчиком по имени Магомед». От Исмаиловой и Магомеда она узнала о «радикальных формах ислама». Они присылали ей ссылки на различные закрытые группы и видеоролики, где «обсуждались цели воюющих в Сирии мусульман». Они также рассказывали ей о том, что эти группировки победят в Сирии «неверных» и там будет мир. Марьям говорила, что мусульмане должны переселяться в страну с шариатской формой правления, в 2015 году она действительно сбежала в Сирию с уроженцем Дагестана Нариманом.

Арабиева утверждает, что никогда никого ни к чему не призывала, только два или три раза «по глупости и незнанию» отправила Зулихан ссылки, что ей присылали Марьям и Магомед.

Когда Зулихан решила уехать в Сирию к Абу Умару, Аниса отнеслась к этому с уважением. Магомадова приехала в Москву и остановилась у подруги, но провела в её квартире только одну ночь. Потом некий Алим помог Зулихан с жильём, обеспечивал необходимым и готовил поддельные документы. Ни с Абу Умаром, ни с Алимом и его женой Арабиева, по её словам, знакома не была. Слышала о них только от Зулихан.

Ещё до того, как Магомадову задержали, они обе сами пришли к выводу, что ошибались, поверили лжецам о ситуации в Сирии, что Зулихан не нужно туда ехать.

Арабиева даже отправляла ей тогда ссылку на сюжет канала «Россия 24», где рассказывалось о зверствах ИГ (эта переписка присутствует в материалах уголовного дела).

  • Судебный процесс

14 июля, на первом заседании суда по существу дела, были допрошены свидетели обвинения и исследованы материалы дела. Интересы Арабиевой защищали адвокаты Карина Колобкова и Марьям Махаева. Сторону обвинения представляла прокурор Юлия Васильева.

Жительница Владивостока «Елена Шитикова» проходит в деле как засекреченный свидетель. По аудиосвязи она рассказала, как познакомилась в Facebook с Абу Умаром, как он пытался её убедить стать ему второй женой, хотя она сама неверующая и просто интересовалась Востоком. Как долго и когда именно в 2015 году они общались, она не помнит. Они с Абу Умаром обменялись телефонами и дальше стали общаться в Telegram, туда он прислал ей свою фотографию. Он был снят в камуфлированной одежде на фоне разрушенных зданий, это настораживало. Она знала, что в Сирии идёт война между правительством и террористами.

Абу Умар почему-то рассказал ей, как уже звал замуж Зулихан, что в итоге всё сорвалось, что ей помогала Аниса, у которой раньше было другое имя — Анна. Последнюю он ставил в пример новой кандидатке на свою вторую жену. Он сказал также, что у него есть ещё знакомые в Москве, которые помогают уехать в Сирию желающим, — Алим и его супруга Вероника. Он пытался свести «Елену» с ними, и, хотя ему не удалось убедить её, он передал ей контакты Алима и Анисы — чтобы она им позвонила, так как эти двое «помогают убеждать сомневающихся и наставляют их на путь истинный».

«Шитикова» не вспомнила, как быстро Абу Умар стал откровенничать и «сливать» все контакты в Москве человеку, которого ещё ни в чём не убедил.

Когда Абу Умар понял, что девушка точно не собирается ехать в Сирию и выходить за него замуж, он начал ей угрожать. Она испугалась, заблокировала его в соцсетях, удалила свою страницу в Facebook и приложение Telegram. У неё не сохранились его контакты и переписки с ним, но номера Анисы и Алима остались — «они автоматически переходили из контактной книги, когда она меняла телефоны». Сейчас у неё их нет, так как в последний раз она поменяла телефон и сим-карту в 2019 или 2020 году и ничего оттуда не сохранила. Защита поинтересовалась, как правоохранители, которые допрашивали её в феврале 2021 года, сделали скриншоты экрана её телефона с номерами Анисы и Алима. Девушка сослалась на забывчивость, и сказала, что могла поменять телефон и сим-карту уже после допроса.

На вопросы прокурора и защиты, какую причину переезда в Сирию называл Абу Умар, она ответила, что, по его словам, там было исламское государство, где мусульмане могли жить по законам шариата.

Адвокаты поинтересовались, если она знала, что в Сирии воюют террористы, а Абу Умар присылал ей фотографии в камуфлированной форме, почему она сразу не перестала с ним общаться и откуда она знала, что с ней общается человек, изображённый на фотографии, хотя по видеосвязи они не разговаривали. Внятного ответа не последовало. Суд посчитал, что всё это неважно.

Уроженка Дагестана Эльвира Кумакова рассказала, что довольно тесно общалась с Зулихан Магомадовой — они были одноклассницами в Сургуте. Зулихан познакомила её с Анисой.

По словам Кумаковой, Магомадова была довольно закрытым человеком, придерживалась радикальных религиозных взглядов, хотела уехать в Сирию, говорила, что там исламское государство и можно жить по шариату, звала туда Эльвиру, но она не захотела. Зулихан рассказывала и про Абу Умара. Говорила, что в Москве ей помогут перебраться к нему в Сирию.

Эльвира не считает, что Зулихан была под влиянием Анисы. Все три девушки общались в различных группах в соцсетях. Зулихан говорила Эльвире, что Аниса ей отправляла аудиосообщения от девушек, которые уже уехали в Сирию, но они рассказывали о том, как это тяжело и опасно. Самой Эльвире Аниса не присыла ничего об ИГ или других запрещённых группировках, они общались на другие темы, которые ко всему этому не имели отношения.

  • Переписка Магомадовой с Арабиевой и её экспертиза

Адвокат ходатайствовала, чтобы перед допросом Магомадовой суд исследовал имеющуеся в материалах дела распечатку её переписки с Арабиевой в ВК с 1 июля 2015 года до 18 марта 2016 года, а также экспертизу переписки, которую сделали на предварительном следствии. Согласно экспертизе, «в представленных на исследование материалах не содержатся высказывания Арабиевой, направленные на побуждение других лиц к осуществлению какой-либо деятельности».

В переписке Магомадова несколько раз просит прощения у Арабиевой «за те неприятности, что ей нанесла, и всё зло, которое причинила». Она пишет, что «втянула их обеих в эту грязь», корит себя, осуждает ИГ, говорит, что ей стыдно перед родными. Она сообщает, что её задержали 3 июля, а 4-го «забрали» (по версии следствия, её задержали 19 июня). Суд прервал исследование переписки, так как в заключении цитировались показания Магомадовой, а её ещё не допросили в суде.

Зулихан Магомадова, которая давала показания по видеосвязи из Грозного, начала с того, что «в связи с этой ситуацией испытывает личную неприязнь» к Арабиевой. По её словам, они познакомились в ВК в 2014 году, ей было 14 лет. Они сначала просто общались, потом начали обсуждать религиозные темы. Для Зулихан, по её словам, всё это было ново, так как она из светской семьи и хиджаб не носила.

Аниса скидывали ей ссылки на статьи о «переселенцах» в Сирию, рассказывала, какая там хорошая жизнь для мусульман, положительно оценивала деятельность ИГ. Она «увлеклась», так как Арабиева была для неё авторитетом, дома у неё начались из-за этого разногласия с родителями.

В 2015 году Аниса стала говорить, что хочет уехать в Сирию. Тогда же она познакомила Зулихан с Марьям Исмаиловой, спустя некоторое время последняя уехала в Сирию. Примерно в то же время на связь с Зулихан вышел Абу Умар. Он звал её в Сирию, уговаривал стать ему второй женой, и она согласилась. Арабиева предложила ей в Москве остановиться у неё. Она прилетела к ней 5 июня, примерно через два дня Абу Умар сказал ей, что нужно съехать, она так и поступила, помогли ей Алим и Вероника.

Сейчас она «думает», что Арабиева и Абу Умар действовали сообща, иначе «как так совпало?». Или же, предположила она, Арабиевой «просто не повезло».

На новой квартире она начала смотреть телевизор, увидела, что происходит в Сирии, поняла, что там война, что игиловцы на самом деле — террористы. Зулихан передумала ехать в Сирию, Арабиева «не настаивала, чтобы она уезжала». Девушки обсуждали это в переписке и, когда гуляли вместе, осуждали ИГ. Арабиева тогда уже вышла замуж (в июне или июле), муж ей запрещал смотреть «всякие ролики» и тоже повлиял на перемены во взглядах девушки.

Зулихан сообщила о своём решении не ехать в Сирию Абу Умару, тот отреагировал плохо, сказал, что люди «старались для неё». Через несколько дней её задержали. Она собиралась позвонить родителям, но так и не решилась — ей было стыдно.

После этого видеосвязь со свидетельницей прервалась, и её не удалось восстановить.

Допрос продолжится на следующем заседании, 20 июля в 11:00.

Поделиться: