Прокуратура запросила для обвиняемой в вербовке москвички шесть лет колонии

22.07.2021

Подсудимая Аниса Арабиева вину отрицает

Во 2-м Западном окружном военном суде в Москве под председательством судьи Владимира Маурина завершилось судебное следствие в отношении 23-летней уроженки столицы Анисы Арабиевой (ранее — Анна Молчанова). Её обвиняют в том, что в 2015 году она вербовала «неопределённый круг лиц» в запрещённые в России террористические организации «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат-ан-Нусра» и убеждала людей переезжать в Сирию (ч.1 ст. 205.1 УК РФ). По версии следствия, сотрудники Центра «Э» пресекли отъезд чеченки Зулихан Магомадовой, которую Арабиева склоняла к переезду. Женщины утверждают, что Магомадова передумала уезжать сама ещё до задержания. В 2015 году их обеих после опросов отпустили. Но в 2020 году против Арабиевой возбудили дело, её арестовали. Вину женщина отрицает. На очередном заседании были допрошены свидетель обвинения Зулихан Магомадова и сама Аниса Арабиева. Прокуратура запросила для последней шесть лет колонии общего режима. Следующее заседание состоится 30 июля в 11:00. Защита выступит в прениях.​ 

  • Допрос главной свидетельницы обвинения Зулихан Магомадовой

На заседании 20 июля продолжился допрос по видеосвязи Зулихан Магомадовой, который из-за технических проблем прервался в прошлый раз.

Абу Умар, который познакомился с ней во «Вконтакте» (ВК) и с которым она общалась около полугода, рассказывал, что в Сирии можно жить по шариату, а женщин там обеспечивают всем необходимым. Он составил для неё маршрут переезда из её родного Сургута в Москву, а затем через Турцию в Сирию. Обещал поддержку на всех этапах.

При этом Магомадова продолжала настаивать, что решила уехать именно под влиянием Арабиевой, которая «вдохновляла» её, рассказывала о прекрасной жизни для мусульман в Сирии и убеждала совершить «хиджру» (переселение). Магомадова заявила, что не заключала брак с Абу Умаром по скайпу, как утверждает обвинение. Они по видео вообще не общались. Она отметила, что планировала уехать независимо от того, выйдет ли она затем замуж за Абу Умара или нет.

Магомадовой неизвестно, была ли Арабиева знакома с Абу Умаром, Алимом Бегиевым и его женой Вероникой Коренблит, которые в Москве нашли ей жильё и готовили поддельные документы для отъезда.

На уточняющий вопрос судьи Магомадова подтвердила, что Арабиева говорила ей, что нужно уехать в Сирию, потому что там мусульман не ущемляют, дают жить по своим убеждениям и там «для них райские сады», а не для того, чтобы присоединиться к террористам.

— Зачем тогда мы вообще здесь собрались? — удивился судья. Он добавил, что, получается, Арабиева её не вербовала в ИГ, а рассказывала про красивую жизнь в Сирии и призывала по этой причине туда ехать.

По ходатайству прокурора судья огласил показания, которые Магомадова давала на предварительном следствии. Тогда она неоднократно говорила, что Арабиева убеждала её уехать в Сирию именно для того, чтобы присоединиться к террористам ИГ и «Джебхат ан-Нусры», потому что они — «настоящие мусульмане». Магомадова сообщала, что Арабиева присылала ей ссылки на группы, где публиковалась информация о целях и задачах этих террористических организаций.

Магомадова подтвердила эти показания и сказала, что хотела быть причастной к ИГ. После нескольких попыток защиты, обвинения и суда получить внятный ответ, какие из показаний верные, она ответила, что Арабиева «не уговаривала» её напрямую, но «убеждала», что настоящие мусульмане должны жить в Сирии. Она ей говорила, что сама тоже туда уедет, когда в Москве закончит свои дела.

По словам Магомадовой, она сама передумала уезжать, когда в Москве посмотрела по телевизору передачи о том, что происходит в Сирии и какие ужасы творят террористы. Арабиева её не переубеждала.

Адвокат Марьям Махаева напомнила ей, что Арабиева ещё до её (Магомадовой) задержания в 2015 году присылала ей ссылку на сюжет канала «Россия 24», где рассказывалось о зверствах ИГ (эта переписка есть в материалах дела). Магомадова сказала, что не помнит это видео.

На следствии Магомадова говорила, что, ещё когда её задержали в 2015 году, она поняла, что Арабиева — «вербовщица». Адвокат спросила, тогда почему полтора года после этого она продолжала общаться с ней как с лучшей подругой. Магомадова ответила, что это «человеческий фактор», она простила её. Почему тогда в этой переписке извинялась перед Арабиевой за то, что «втянула её во всё это»? А это потому, что их обеих тогда задержали из-за неё. В той же переписке Магомадова обвиняет третьих лиц — «сестёр, сирийцев, давлийцев» — в том, что они им внушили идеи ИГ. Добиться внятного ответа, о ком она говорила, тоже не удалось.

  • Допрос обвиняемой Анисы Арабиевой

Арабиева рассказала, что в 2011 году у неё погиб старший брат, с которым они были очень близки, умерли обе бабушки. Ей было тогда всего 14 лет, она очень тяжело перенесла смерть родных, была в подавленном состоянии, прекратила учёбу в восьмом классе. Она решила искать успокоение в религии, и ислам ей оказался ближе по духу.

С 2012 года она стала общаться с другими мусульманами, чтобы лучше узнать об исламе. Познакомилась с Магомадовой в ВК в 2012 или 2013 году; в 2013 году — с ещё одной чеченкой, Марьям Исмаиловой, которая спустя два года уехала в Сирию. У последней была довольно популярная страница в ВК, где она рассказывала про ислам. Девушки обсуждали разные темы, в том числе, как должна себя вести мусульманка, как ей нужно одеваться. Исмаилова и Магомадова рассказывали Арабиевой о своей жизни, жаловались, что родные не разрешают им носить хиджаб. Магомадова даже говорила, что дело доходило до побоев.

Постепенно они начали вступать в закрытые группы в ВК, где обсуждались цели мусульман, воюющих в Сирии. Она «сама не заметила», как начала проникаться «радикальными формами ислама». Исмаилова присылала ей ссылки на группы в социальных сетях, в том числе на информацию об ИГ и ситуации в Сирии. Арабиева два или три раза переслала их Магомадовой. Теперь, став более осведомлённой, Арабиева признаёт, что заблуждалась, и раскаивается, что отправляла их подруге.

Арабиева настаивает, что никого не склоняла уехать в Сирию и никому не навязывала «радикальные формы ислама». Магомадова и Исмаилова сами пришли к этому. Ей было очень «всё это интересно, касательно ИГ тоже, но она не может сказать, что разделяла их взгляды». Арабиева пыталась всё это осмыслить и понять. Она пыталась черпать знания и в мечети, но ездить туда было далеко, ей было интереснее со сверстниками.

Арабиева уверена, что уехать в Сирию Магомадову уговорил Абу Умар, с которым они познакомилась в ВК. Магомадова сама попросила встретить её в аэропорту в Москве и позволить остановиться у неё в квартире на время. Магомадова рассказала ей, что познакомилась с Абу Умаром из Сирии, с которым заключили брак по скайпу, и что она собирается уехать к нему. Арабиева согласилась приютить её ненадолго, и Магомадова провела у неё одну ночь. Затем по указанию Абу Умара, с которым та была постоянно на связи, она переехала на съёмную квартиру. Ей помогали в этом Бегиев и Коренблит, с которыми Арабиева не были лично знакома — только со слов Магомадовой.

Сначала она поддерживала идею Зулихан уехать, уважала её выбор, но потом говорила ей, что в Сирии опасно и ехать туда не стоит. Они вместе поняли, что это была глупая затея. Но Магомадова боялась возвращаться домой, они ей искали работу в Москве и думали, как дальше быть.

На тот период Арабиева уже познакомилась со своим будущим мужем. Она не говорила ему, что Зулихан собиралась уехать в Сирию. Он был противником ИГ и их идей и тоже повлиял на изменение взглядов Арабиевой.

Она поняла, что в Сирии действуют террористические группировки, которые не имеют никакого отношения к исламу. Настоящий мусульманин — это тот, кто не навредит другому человеку. Она сожалеет, что разделяла «радикальные взгляды», идеи ИГ, но она поняла ещё до задержания Магомадовой в 2015 году, что всё это были заблуждения. Они обе тогда это поняли. Когда Магомадову задержали, сотрудники правоохранительных органова забрали Арабиевой тоже телефон и компьютер, полностью проверили их содержимое, не нашли в её действиях состава преступления, их обеих освободили. Она уверена, что Магомадова оговаривает её под давлением правоохранительных органов (та это отрицает), другой причины она не видит. Они продолжали общаться и когда Магомадова переехала в Чечню, у них были очень близкие отношения. Перестали общаться спустя примерно полтора года. Почему — ни Магомадова, ни Арабиева не сообщили. Сейчас у неё пятилетняя дочь, муж, она думала, что все это осталось в прошлом.

  • Ходатайства защиты

Суд отказал защите в нескольких ходатайствах, в том числе — по засекреченному свидетелю Евгении Шитиковой, которую суд допросил по аудиосвязи на прошлом заседании. Адвокаты просили рассекретить её данные, так как в материалах дела нет никаких доказательств того, что ей что-либо угрожает. Они просили исключить её показания как недопустимые доказательства. По мнению защиты, её показания ничем не подкреплены — якобы она общалась с каким-то виртуальным собеседником из Сирии, который представился ей Абу Умаром, присылал фотографии и звал её туда в качестве своей второй жены, между делом этот человек рассказал ей об Анисе и других лицах, которые помогали им (членам террористических организаций) вербовать людей в ИГ и переправлять их в Сирию. Также они просили суд направить в правоохранительные органы материалы для проведения проверки по факту дачи ложных показаний этим свидетелем.

  • Прения

На прениях гособвинитель практически просто зачитал обвинительное заключение. Даже те обстоятельства, которые были опровергнуты в суде. Например, Магомадова сказала на заседании, что не знает, была ли Арабиева знакома с Абу Умаром, Амиром и Вероникой, ничего в материалах дела не доказывает обратное. Но гособвинитель сказал, что этот факт подтвержден неопровержимыми доказательствами. Он запросил для Арабиевой шесть лет колонии общего режима. Но в перерывах заседания он говорил матери Арабиевой и защите, что не может отказаться от обвинений, так как его могут обвинить в «заинтересованности» и он сам может оказаться на скамье подсудимых. Да к тому же, обвинение «подписал заместитель прокурора Москвы, а он что, умнее него?»

  • 26 ноября 2020 года в отношении Арабиевой возбудили уголовное дело, инициированное сотрудниками ФСБ и Центра «Э».
  • Арабиева арестована и содержится в СИЗО-6 Москвы.

Поделиться: