Третье бахчисарайское дело запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Крымские мусульмане Сейтумер Шукриевич Сейтумеров, Рустем Абдураманович Сейтмеметов, Амет Рефатович Сулейманов, Осман Шукриевич Сейтумеров и Сейтумер Велиевич Сейтумеров обвиняются в причастности к деятельности «Хизб ут-Тахрир» — международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической. ПЦ «Мемориал» считает это признание неправомерным. Сейтумер Велиевич Сейтумеров обвиняется по ч. 1 ст. 205.5  Организация деятельности террористической организации») УК РФСейтумер Шукриевич Сейтумеров, Рустем Абдураманович Сейтмеметов, Амет Рефатович Сулейманов и Осман Шукриевич Сейтумеров — по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации»). Сейтумер Шукриевич Сейтумеров, Рустем Абдураманович Сейтмеметов и Осман Шукриевич Сейтумеров находятся под стражей с 11 марта 2020 года. Амет Рефатович Сулейманов — под домашним арестом с 12 марта 2020 года. Сейтумер Велиевич Сейтумеров находится в розыске.

Полное досье

Сейтумеров Сейтумер Шукриевич родился 28 июня 1988 года. Житель Бахчисарая в Крыму. Активист крымскотатарского движения «Крымская солидарность». Гражданин Украины и РФ. Имеет высшее образование по специальности историка. Работал каменщиком. Женат. Имеет малолетнего ребёнка. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы), ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы). Под стражей с 11 марта 2020 года.

Сейтумеров Осман Шукриевич родился 4 июня 1992 года. Житель Бахчисарая в Крыму. Активист «Крымской солидарности». Гражданин Украины и РФ. Имеет высшее образование. Работал таксистом. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 11 марта 2020 года.

Сулейманов Амет Рефатович родился 25 октября 1984 года. Житель Бахчисарая в Крыму. Активист «Крымской солидарности». Гражданин Украины и РФ. Имеет среднее специальное образование. Столяр. Женат. Имеет троих детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под домашним арестом с 12 марта 2020 года.

Сейтмеметов Рустем Абдураманович родился 28 марта 1973 года. Житель Бахчисарая в Крыму. Гражданин Украины и РФ. Имеет высшее педагогическое образование. Работал строителем. Женат. Имеет двоих малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФПод стражей с 11 марта 2020 года.

Сейтумеров Сейтумер Велиевич родился 9 октября 1985 года. Житель Киева. Активист крымскотатарского движения «Крымская солидарность». Работает ведущим на крымскотатарском телеканале ATR. Гражданин Украины. Имеет высшее образование. Женат. Имеет троих детей. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ УК РФ. Находится на свободе, в розыске.

Описание дела

Пятерых крымских татар обвиняют в причастности к международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее – ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным Судом РФ.

11 марта 2020 года в Бахчисарайском районе Крыма сотрудники ФСБ провели восемь обысков. Силовики изъяли в домах крымских татар компьютеры, телефоны, другие электронные носители информации и книги. Задержали пятерых местных жителей: Сейтумера Сейтумерова, Рустема Сейтмеметова, Амета Сулейманова, Османа Сейтумерова и Энвера Мустафаева. Последнего после допроса отпустили в статусе свидетеля.

12 марта 2020 года Киевским районным судом Симферополя Сейтумер Шукриевич Сейтумеров, Осман Сейтумеров и Рустем Сейтмеметов арестованы и отправлены в СИЗО на время предварительного следствия. Амет Сулейманов помещён под домашний арест в связи с хроническими заболеваниями сердца. Эти меры пресечения неоднократно продлялись.

Все они сначала обвинялись по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»), но затем С. Ш. Сейтумерову ужесточили обвинение, поменяв ч. 2 на ч. 1 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации»). Позднее крымчанам предъявили также обвинение по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы). 

Согласно обвинительному заключению, С. Ш. Сейтумеров вместе с С. В. Сейтумеровым не позднее 11 мая 2017 года, организовали в Бахчисарае ячейку ХТ. Не позднее того же числа они, по данным ФСБ, вовлекли в участие в парторганизации О. Ш. Сейтумерова, Р. А. Сейтмеметова, и А. Р. Сулейманова. Ячейка функционировала до задержания её членов 11 марта 2020 года. Активисты, якобы проводили «обучающие, религиозно-политические, агитационно-пропагандистские занятия, т. н. «сухбеты», а также конспиративные собрания членов этой ячейки, т. н., «халакаты», по изучению идеологии и источников указанной террористической организации».

Как указывается в обвинительном заключении, фигуранты в Бахчисарае «осуществляли скрытную антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения, склоняя местных жителей к участию в деятельности» террористической организации «Хизб ут-Тахрир» путём:

  • склонения новых лиц к участию в деятельности ХТ;

  • распространения среди верующих теологических познаний, подменяя традиционные в исламе понятия идеями подстрекательства мусульман к экстремистской деятельности;

  • формирования у верующих мусульман тенденциозного мышления при оценке событий, происходящих в РФ и межгосударственных отношениях, а также устойчивой идеологической зависимости и экстремистских, сепаратистских убеждений, используя идеологические материалы ХТ;

  • тайного объединения и подготовки мусульман к антиконституционной деятельности в России, осуществлению экстремистской, сепаратистской деятельности в Крыму, то есть в регионе с высокой концентрацией мусульман.

В январе 2021 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону начал рассмотрение дела по существу в отношении четырёх фигурантов, находящихся под арестом. Дело С. В. Сейтумерова выделено в отдельное производство и не передано в суд в связи с розыском обвиняемого. Он находится на свободе в Киеве и у российских силовых структур нет возможности его арестовать.

Обвиняемые отрицают свою вину.

Уголовное дело вёл старший следователь по особо важным делам следственного отдела УФСБ России по Республике Крым и городу Севастополю майор юстиции Д. С. Грамашов. Обвинительное заключение согласовано Начальником этого отдела полковником юстиции С. С. Молчановым.

Основания признания политзаключёнными

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного Суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы уже более 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения насильственных действий, использования или планирования использования оружия.

В данном деле, как и в других известных нам делах о причастности к ХТ, фигурантам не вменяется подготовка теракта или озвучивание террористических угроз. Согласно материалам дела, обвиняемые не имели оружия, взрывчатки, боеприпасов.

Материалы дела содержат аудиозаписи, в которых зафиксировано, что мужчины вели дискуссии на религиозные и политические темы. Что фактически и явилось единственным доказательством совершения ими преступления террористического характера.

«Фоноскопия не смогла определить голоса, более того фонографическая экспертиза полна ошибок, в частности, фигурируют лица, которые не привлекаются по данному уголовному делу. Тем не менее, специалистов-фоноскопистов подменили так называемые скрытые свидетели, которые якобы опознали голоса наших подзащитных», — рассказала адвокат Лиля Гемеджи.

В ходе судебных заседаний в марте 2021 года Рустем Сейтмеметов и Амет Сулейманов обратились к судье Виктору Костину с ходатайством не опираться на показания засекреченных свидетелей под псевдонимами «Керимов» и «Османов», которые утверждают, что подсудимые являлись активными участниками «террористической ячейки» в Крыму.

Рустем Сейтмеметов заявляет, что секретный свидетель «Керимов» ему знаком по имени Константин. Они встретились, по словам подсудимого, на вечерней молитве в 2015 году, после чего никогда не виделись и не общались.

Сейтмеметов пояснил суду, что не называл Константину своей фамилии и отчества, и на каких-либо собраниях с ним не находился. Соответственно, уверяет обвиняемый, «Керимов» практически ничего не знает о нём, а его слова, что он видел его в Бахчисарае и общался с ним — ложь. «Он даже мою фамилию с бумаги не может прочитать правильно! Всё время при ответе на вопрос называет меня то Сейтумеров Рустем, то Сейтмеметов Рустем, так как обо мне ничего не знает... путается в своих ответах», — говорит подсудимый.

Отметим, на большинство вопросов защиты, свидетель «Керимов» отвечал: «Не знаю», «Не помню», «Вопрос не имеет отношения к делу».

Сейтмеметов также заявил, что голос на аудиозаписях с речью ему не принадлежит. Он полагает, что голос, приписываемый ему обвинением, слышен на разных фрагментах аудиозаписи, как голоса разных людей, причём есть и с дефектом речи, которого у него нет. Подсудимый напомнил суду, что эксперты в области звучащей речи также не нашли на фонограмме голоса подсудимого.

Секретный свидетель «Османов» был опознан подсудимым Аметом Сулеймановым. Последний утверждает, что этот свидетель известен многим жителям Бахчисарая, как имеющий проблемы с законом, а поэтому зависит от силовиков и готов на любую ложь по их заданию. Сулейманов не видит смысла его сокрытия и призвал рассекретить «Османова», однако суд отказался это сделать.

Подсудимый также обратил внимание на то, что указанный свидетель плохо владеет русским языком, так как невнятно отвечает на вопросы и производит впечатление человека, который не понимает, что у него спрашивают. Он привёл пример, когда на вопрос прокурора об идеологии «Хизб ут-Тахрир», Османов ответил: «Сейтумеров Сейтумер дал поручение купить телефон у Сулейманова Амета по данному адресу».

Когда же к допросу приступает сторона защиты у свидетеля «наступает амнезия», и он не может ответить на подавляющее число вопросов, включая самые элементарные, - заявил в суде Сулейманов. В частности, «Османов» говорил, что посещал мечеть «Тахталы Джами», но не помнит, где в ней находится михраб (ниша в стене мечети, обычно украшенная двумя колоннами и аркой, указывает направление на Мекку - в эту сторону молятся прихожане). «Это как на концерт прийти, но не видеть и не слышать выступающих и музыку на концерте», — привёл пример обвиняемый.

На первые 17 вопросов адвокатов «Османов» ответил «Не помню», после чего у него поинтересовались, не страдает ли он потерей памяти, на что он ответил отрицательно.

Приведя в суде ещё несколько неправдоподобных данных в показаниях секретного свидетеля «Османова», Амет Сулейманов потребовал у судьи привлечь его к уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Строить доказательства обвинения со слов тайных свидетелей — устоявшаяся практика в уголовных делах, ведущихся ФСБ. Свидетели дают показания не присутствуя в зале суда, с изменёнными компьютером голосами, их лица не демонстрируются на экране в суде, а личность может быть известна только следователю и суду. Мы считаем эту практику упрощающей фабрикацию доказательств и ограничивающей право обвиняемых на защиту. В этом и других делах о причастности к ХТ, нет оснований полагать, что подобные меры были действительно необходимы для обеспечения безопасности свидетелей, их родственников и близких, наличие угроз их безопасности следствием не обосновано.. Полагаем, что суд должен особенно критически относиться к показаниям секретных свидетелей и принимать их как достоверные, только при наличии других неоспоримых доказательств, их подтверждающих.

Обвинение по ст. 205.5 УК свелось к тому, чтобы доказать связь обвиняемых с ХТ: что они имели литературу этой религиозной партии, обсуждали её идеи, рассказывали другим местным мусульманам о них.

Обвинение в приготовлении к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя РФ по ст. 278 УК РФ обосновывается следствием практически тем же, что и по ст. 205.5. Отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о подготовке свержения конституционного строя РФ и захвата власти.

Ознакомившись с обвинительным заключением и ходом судебного процесса, мы видим, что, пытаясь обосновать обвинения в «терроризме», «сепаратизме», «экстремизме», «захвате власти» следствие приводит доказательства: собрания верующих, обсуждение религиозных тем, чтение исламской литературы.

Подобные обоснования обвинений сочетают описание вполне законных действий (распространение теологических знаний, формирование у верующих «тенденциозного» мышления, участие в собраниях и т. п.) с извращённым и необоснованным толкованием доктрины «Хизб ут-Тахрир», описывающей религиозное видение перспектив неопределенного будущего в виде создания объединяющего всех мусульман государства.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять её новой без наличия на то веских оснований (ЖК IV, ст. 64).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. Уголовное преследование, лишение свободы жителей Крыма по таким обвинениям нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы.

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, а с 2014 года и в Крыму, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Четверо из пяти обвиняемых принимали участие в деятельности общественного движения «Крымская солидарность». Это объединение оказывает правовую, информационную и материальную помощь крымским татарам и мусульманам, подвергшимся преследованиям со стороны российских властей и их семьям. Оно практически ежедневно обнародует данные о нарушениях российскими правоохранительными органами прав и свобод человека в Крыму, критикует российские власти. «Крымская солидарность» расценивает уголовное преследование своих активистов, как спланированный удар по деятельности организации, с целью заставить замолчать критиков власти.

В этой ситуации нам весьма вероятным кажется, что удобное и привычное обвинение в причастности к ХТ, стало инструментом для подавления общественной солидарности и гражданской активности жителей Крыма.

Мы считаем, что преследование фигурантов этого дела связано с их ненасильственной правозащитной деятельностью, критикой российских правоохранительных органов, религиозной и национальной принадлежностью. Оно является частью длящейся кампании репрессий против крымских татар, которых власть считает своими оппонентами. Права на публичное выражение своего мнения, на объединения являются фундаментальной основой конституционного строя России, закрепленными Конституцией Российской Федерации, законами РФ, международными договорами. Уголовное преследование данных лиц представляется политически мотивированным, осуществляемым субъектами власти с целью упрочения властных полномочий и прекращения правомерной публичной деятельности преследуемых.

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Сейтумера Шукриевича Сейтумерова, Османа Шукриевича Сейтумерова, Амета Рефатовича Сулейманова и Рустема Абдурамановича Сейтмеметова политзаключёнными, а Сейтумера Велиевича Сейтумерова незаконно преследуемым по политическим мотивам в связи с тем, что лишение свободы применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, исключительно из-за их политических и религиозных убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, совести, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод в условиях отсутствия состава преступления. 

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты: Эмине Авамилева, Лиля Гемеджи, Эдем Семедляев, Назим Шейхмамбетов.

Как помочь

Адреса узников для писем и денежных переводов:

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, ФИО и год рождения.

Отправить электронные письма политзаключённым Крыма можно через сайт «Крымской солидарности».

Пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • ЮMoney-кошелёк № 410011205892134

  • Карта «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

  • PayPal [email protected]

Ссылки на публикации в СМИ:

Крым.Реалии ТВ. Алексина Дорогань, Александра Сурган, Эбазер Пинхас. «Крымская солидарность» – ответ на репрессии в Крыму // http://ru.krymr.com/a/video-krymskaia-solidarnost-repressii-v-krymu/31210081.html

Крымская правозащитная группа. В Крыму провели восемь обысков и задержали пятерых крымскотатарских активистов // http://crimeahrg.org/ru/v-krymu-proveli-vosem-obyskov-i-zaderzhali-pyateryh-krymskotatarskih-aktivistov

Крым.Реалии. Обыски в Бахчисарае: все, что известно на данный момент // http://ru.krymr.com/a/obyski-v-bahchisarae-i-rayone-glavnoe/30481158.html

ОВД-Инфо. Дела «Хизб ут-Тахрир» в Крыму // http://ovdinfo.org/story/dela-hizb-ut-tahrir-v-krymu

Дарья Костромина. ПЦ «Мемориал». Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

ИАЦ «Сова». Александр Верховский. Запрет партии «Хизб ут-Тахрир» в России и его последствия // http://sova-center.ru/misuse/publications/2018/02/d38877

The Insider. Александр Верховский. Массовые аресты, пытки и суровые приговоры для членов «Хизб ут-Тахрир»: чем они провинились? // http://theins.ru/obshestvo/92121

ИАЦ «Сова». Виталий Пономарев. Спецслужбы против исламской партии «Хизб ут-Тахрир» // http://sova-center.ru/religion/publications/2005/02/d3504

Дата обновления справки: 16.06.2021 г.

Развернуть

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, ФИО и год рождения.

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, ФИО и год рождения.

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, д. 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, ФИО и год рождения.