Московское дело 9 о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Игамбердыев Хамид Алиджонович, Нодиров Зафар Гафорович, Нодиров Фарход Шухратович, Исомадинов Отабек Рабидинович, Сиддиков Сардорбек Абдулхамидович, Хидирбаев Азиз Наруллаевич, Одинаев Алиджон Иброгимович, Бурхониддини Собирджон, Сатторов Муроджон Абдунабиевич.

Игамбердыев и Нодировы осуждены по ч. 1 ст. 205.5 УК РФОрганизация деятельности террористической организации») к 16 годам колонии строгого режима. Остальные осуждены по ч. 2 ст. 205.5 УК РФУчастие в деятельности террористической организации»): Сиддиков — к 12 годам строгого режима, Исомадинов, Хидирбаев, Одинаев, Бурхониддини, Сатторов — к 11 годам строгого режима. Все обвинения связаны с причастностью к деятельности «Хизб ут-Тахрир» - международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической.

Все фигуранты под стражей с 6 декабря 2016 года. Приговор вынесен 15 февраля 2019 года.

Лишены свободы при отсутствии события или состава преступления.

Полное досье

Игамбердыев Хамид Алиджонович. Родился 3 апреля 1985 года, гражданин РФ, проживал в Москве. Образование среднее. Женат, воспитывает ребёнка. Осуждён по ч. 1 ст. 205.5Организация деятельности террористической организации») УК РФ к 16 годам колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Нодиров Зафар Гафорович. Родился 6 августа 1969 года, гражданин Узбекистана, проживал в Москве. Образование среднее. Женат. Осуждён по ч. 1 ст. 205.5Организация деятельности террористической организации») УК РФ к 16 годам колонии строгого режима.

Нодиров Фарход Шухратович. Родился 2 января 1983 года, гражданин Узбекистана, проживал в Москве. Образование среднее. Холост. Осуждён по ч. 1 ст. 205.5Организация деятельности террористической организации») УК РФ к 16 годам колонии строгого режима.

Исомадинов Отабек Рабидинович. Родился 4 января 1989 года, гражданин Узбекистана, проживал в Москве. Образование среднее. Женат. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 11 годам колонии строгого режима.

Сиддиков Сардорбек Абдулхамидович. Родился 15 июня 1981 года, гражданин Узбекистана, проживал в Москве. Образование среднее. Женат, воспитывает двоих детей. В 2006 году был осуждён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 1 году колонии-поселения. В 2014 году был осуждён по ч. 1 ст. 205.1 и ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам и 6 месяцам общего режима со штрафом 100 тыс. руб. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 12 годам колонии строгого режима.

Хидирбаев Азиз Наруллаевич. Родился 6 марта 1983 года, гражданин РФ, проживал в Москве. Образование высшее, работал в ООО «ПартнёрПрофи». Женат, воспитывает ребёнка. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 11 годам колонии строгого режима.

Одинаев Алиджон Иброгимович. Родился 23 октября 1991 года, гражданин Таджикистана, проживал в Москве. Образование среднее. Холост. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 11 годам колонии строгого режима.

Бурхониддини Собирджон. Родился 1 января 1991 года, гражданин Таджикистана, проживал в Москве. Образование среднее специальное. Холост. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 11 годам колонии строгого режима.

Сатторов Муроджон Абдунабиевич. Родился 2 марта 1992 года, гражданин Таджикистана, проживал в Москве. Образование неполное высшее. Холост. Осуждён по ч. 2 ст. 205.5Участие в деятельности террористической организации») УК РФ к 11 годам колонии строгого режима.

Описание дела

По утверждению следствия и суда, Нодировы и Игамбердыев организовали деятельность «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» (международная религиозная организация, признанная в России террористической, далее — ХТ) путём проведения занятий в квартире на Щёлковском шоссе, где проживали некоторые из фигурантов дела. Одинаев, Бурхониддини, Сиддиков, Сатторов, Хидирбаев, Исомадинов посещали «вышеуказанные занятия, проводимые в вечернее время, преимущественно с 18 до 23 часов, где производилась их идеологическая обработка, обучение мерам конспирации, противодействия правоохранительным органам, изучалась и распространялась пропагандистская литература и агитационные материалы МТО «Хизб ут-Тахрир».

В приговоре упоминаются 13 собраний («халакатов»), в которых участвовали фигуранты. На них изучались книги ХТ, способы привлечения сторонников и работы с ними, обсуждались религиозно-идеологические вопросы, а также вопросы, связанные с пребыванием члена ХТ в местах лишения свободы.

6 декабря 2016 года фигуранты были задержаны. 15 февраля 2019 года Московский окружной военный суд вынес приговор. 19 сентября 2019 года коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ оставила наказание без изменений.

Никто из фигурантов не признал вину. Игамбердыев, Нодиров Зафар и Бурхониддини заявили на суде, что принадлежат к ХТ, но не считают её террористической организацией. При этом Бурхониддини жил в квартире на Щёлковском шоссе. С ним проживали Одинаев и Сиддиков, первый из них утверждает, что ничего не знал о ХТ, второй — что прекратил участие в ХТ в 2014 году. Хидирбаев, Сатторов, Исомадинов отрицают участие в ХТ, сказали, что приходили в квартиру на Щёлковском шоссе в гости к друзьям.

Основания для признания политзаключёнными:

ХТ запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года как террористическая организация. Начиная с ноября 2013 года, когда ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации») была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда РФ от 4 февраля 2003 года деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а следовательно неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещенные на интернет-сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеям демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих ее международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы за исключением Германии ее деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими  публикациями и высказываниями.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: исключительно проведение собраний и хранение литературы ХТ.

Многие годы «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман

в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий, а лишение свободы было, по имеющимся данным, применено при отсутствии состава преступления.

Таким образом, мы считаем Хамида Игамбердыева, Зафара Нодирова, Фархода Нодирова, Отабека Исомадинова, Сардорбека Сиддикова, Азиза Хидирбаева, Олиджона Одинаева, Собирджона Бурхониддини, Муроджона Сатторова политическими заключёнными в связи с тем, что они лишены свободы по политическому мотиву при отсутствии события и состава преступления.

Признание людей политзаключенными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Ссылки на публикации:

Суд расписал сроки на всю ячейку. Участников запрещенной «Хизб ут-Тахрир» приговорили в Москве к длительным срокам// КоммерсантЪ: https://www.kommersant.ru/doc/3887699

Как помочь

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  1. По платежной системе PayPal на адрес [email protected]

  2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

  3. Яндекс-кошелёк 410011205892134

Дата составления справки: 14.10.2019 г.

Развернуть

Материалы по теме