Алуштинское дело о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Крымские татары из Алушты Эльдар Кантемиров, Руслан Месутов, Руслан Нагаев и Ленур Халилов обвиняется в участии в деятельности запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», находятся под стражей с 10 июля 2019 года. Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Полное досье

Месутов Руслан Аметович родился 11 сентября 1965 года. Житель с. Малый Маяк г. о. Алушта в Крыму. Гражданин Украины и РФ. Имеет среднее образование. Женат. Воспитывает несовершеннолетнего ребёнка. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и ч. 1 ст. 30, ст. 278 («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы) УК РФ. Под стражей с 10 июня 2019 года.

Халилов Ленур Абдураманович родился 8 декабря 1967 года. Житель с. Изобильное г. о. Алушта. Председатель мусульманской общины этого села. Гражданин Украины и РФ. Имеет среднее профессиональное образование. Женат. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 10 июня 2019 года.

Кантимиров Эльдар Шкуриевич родился 10 июля 1980 года. Житель Алушты. Гражданин Украины и РФ. Преподавал в мечети арабский язык. Имеет среднее образование. Женат. Воспитывает четверых малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 10 июня 2019 года.

Нагаев Руслан Серверович родился 7 июня 1964 года. Житель с. Малореченское г. о. Алушта. Гражданин Украины и РФ. Индивидуальный предприниматель. Имеет среднее специальное образование. Женат. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ. Под стражей с 10 июня 2019 года.

Описание дела

Четверых крымских татар обвиняют в причастности к международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее – ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным Судом РФ.

По данным ФСБ, Руслан Месутов и Ленур Халилов не позднее 14 июня 2018 года организовали в городском округе Алушта ячейку этой партии, в которую вовлекли Руслана Нагаева, Эльдара Кантимирова и неустановленных чекистами лиц. Первые двое руководили данной группой ХТ, а двое других были её членами (ст. 205.5 УКРФ), в обязанности которых якобы входила агитация среди местных жителей.

В течение года обвиняемые проводили собрания, на которых изучали ислам, историю Исламского Халифата, идеологию ХТ (книги Т. Набхани «Концепция Хизб ут-Тахрир» и А. Заллюма «Имущество в государстве Халифат» и т. п.) и строили планы по её пропаганде. ФСБ осуществило тайную аудиозапись шести таких собраний - «халакатов».

Месутов и Халилов, говорится в обвинительном заключении, убеждали Нагаева, Кантимирова и неустановленных лиц в необходимости «построения теократического унитарного государства "Всемирный исламский Халифат"». Они якобы готовили участников собраний к «распространению среди верующих теологических познаний, подменяя традиционное в исламе понятие распространения этой религии в обществе идеями подстрекательства мусульман к экстремистской деятельности»; «формированию у мусульман тенденциозного мышления при оценке событий, происходящих в РФ и межгосударственных отношениях, и экстремистских, сепаратистских убеждений»; «тайному объединению и подготовке мусульман к антиконституционной деятельности в РФ, экстремистским, сепаратистским» действиям в Крыму.

Уголовное дело возбуждено 5 июня 2019 года старшим следователем следственного отдела УФСБ РФ по Крыму и Севастополю В. О. Власовым. Через пять дней, 10 июня, подозреваемые были задержаны, в их жилищах проведены обыски при силовой поддержке ОМОНа.

11 июня 2019 года Киевский районный суд Симферополя арестовал до 5 августа 2019 года всех четверых. Впоследствии мера пресечения неоднократно продлевалась.

30 марта 2020 года майором юстиции следователем В. Власовым закончено составление обвинительного заключения. Согласие с ним письменно выразил начальник следственного отдела УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю подполковник юстиции С. С. Молчанов.

Дело рассматривается Южным окружным военным судом в Ростове-на-Дону под председательством судьи Романа Сапрунова.

Основания признания политзаключёнными

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией - в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что такое решение Верховного Суда неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы более 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения террористических актов, использования или планирования использования оружия.

В данном деле, как и в других известных нам делах о причастности к ХТ, фигурантам не вменяется подготовка теракта или озвучивание террористических угроз. Как видно из расшифровок фонограмм, показаний свидетелей, присутствующих в обвинительном заключении, подсудимые изучали и обсуждали теорию и историю ислама, международные политические события через призму ислама, преследование мусульман в России и Крыму и т. п. Применение насилия они не обсуждали.

Обвинение в приготовлении к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя РФ по ст. 278 УК РФ обосновывается следствием тем же, что и по ст. 205.5. Получается, одни и те же действия фигурантов дела трактуются следствием как разные преступления. Мы усматриваем в этом нарушение ч. 2 ст. 6 УК РФ, согласно которой «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление», а также ч. 1 ст. 50 Конституции России: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

Ознакомившись с обвинительным заключением, мы видим, что, пытаясь обосновать обвинения в «терроризме», «сепаратизме», «экстремизме», «захвате власти» следствие приводит в качестве доказательств: собрания верующих, обсуждение религиозных тем, чтение исламской литературы.

Подобные обоснования обвинений сочетают описание вполне законных действий (распространение теологических знаний, формирование у верующих «тенденциозного» мышления, участие в собраниях и т. п.) с извращённым и необоснованным толкованием доктрины «Хизб ут-Тахрир», описывающей религиозное видение перспектив неопределенного будущего в виде создания объединяющего всех мусульман государства.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года; ст. 42 Положения о законах и обычаях сухопутной войны), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований (ст. 64 ЖК IV).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. Уголовное преследование, лишение свободы жителей Крыма по таким обвинениям нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы.

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (сотни осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

За 6,5 лет аннексии Крым стал регионом с самыми масштабными преследованиями участников ХТ российскими властями. Целью силовиков стала исторически нелояльная группа – крымские татары (за редкими исключениями все фигуранты дел об участии в ХТ идентифицируют себя с этой национальностью). Упрочение российской власти в регионе достигается как арестами, так и десятками обысков в домах и мечетях.

В этой ситуации нам весьма вероятным кажется, что удобное и привычное обвинение в причастности к ХТ, стало инструментом для подавления высокой общественной солидарности и гражданской активности крымских татар в Крыму.

Мы считаем, что преследование фигурантов этого дела связано с их ненасильственной общественной деятельностью. Оно также связано с национальной принадлежностью обвиняемых, религиозными убеждениями, с вооружённым конфликтом России с Украиной. Происходит в рамках постоянной кампании репрессий властей против крымских татар, которых власть считает своими оппонентами, и постоянной кампании против мусульман, отклонившихся от линии лояльных российским властям структур управления мусульман. Права на ненасильственную политическую борьбу, на публичное высказывание своего мнения, на собрания и объединения являются фундаментальной основой конституционного строя России, закреплёнными Конституцией Российской Федерации, законами РФ, международными договорами. Уголовное дело политически мотивированно. Преследование осуществляется субъектами власти с целью упрочения властных полномочий.

«Мемориал» полагает, что лишение свободы обвиняемых по этому уголовному делу применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, исключительно из-за их религиозных и политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, свободы совести, собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод в условиях отсутствия состава преступления. 

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Эльдара Кантимирова, Руслана Месутова, Руслана Нагаева и Ленура политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты:

Руслана Месутова – Сияр Панич

Ленура Халилова – Рефат Юнус

Эльдара Кантимирова – Айдер Азаматов

Руслана Нагаева – Ислям Велиляев

Как помочь

Адрес узников для писем и денежных переводов:

  • Адрес для писем: 344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.

Помочь детям арестованных по политическим мотивам крымских татар можно перечислив деньги для общественной инициативы «Бизим балалар» на банковскую карту РНКБ № 2200 0202 0883 9409 (Куртбединова Севиль Зевриевна)

Сделать пожертвования можно также на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

- Яндекс-кошелёк № 410011205892134: http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

- карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

- PayPal: [email protected]

Ссылки на интересные публикации:

Крымская солидарность. Фигурантам «алуштинской» и «белогорской» группы вменили новое обвинение // https://crimean-solidarity.org/news/2020/03/04/figurantam-alushtinskoj-i-belogorskoj-gruppy-vmenili-novoe-obvinenie-83

Крымская солидарность. Дело «алуштинской» группы «Хизб ут-Тахрир» // https://crimean-solidarity.org/cases/delo-xizb-uttaxrir-2

ГолосИслама.RU. Ростовский суд снова отказал обвиняемым крымским татарам в праве говорить на родном языке // https://golosislama.com/news.php?id=39088

ОВД-Инфо. Дела «Хизб ут-Тахрир» в Крыму // http://ovdinfo.org/story/dela-hizb-ut-tahrir-v-krymu

Дарья Костромина. ПЦ «Мемориал». Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

ИАЦ «Сова». Александр Верховский. Запрет партии «Хизб ут-Тахрир» в России и его последствия // http://sova-center.ru/misuse/publications/2018/02/d38877

The Insider. Александр Верховский. Массовые аресты, пытки и суровые приговоры для членов «Хизб ут-Тахрир»: чем они провинились? // http://theins.ru/obshestvo/92121

ИАЦ «Сова». Виталий Пономарев. Спецслужбы против исламской партии «Хизб ут-Тахрир» // http://sova-center.ru/religion/publications/2005/02/d3504

Дата обновления справки: 21.09.2020 г.

Развернуть

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., ФИО и дата рождения.