Юристы «Мемориала» направили в Минюст предложения по улучшению положения осужденных

12.10.2018

2 октября юристы Правозащитного центра «Мемориал» подали в Минюст заключение по поводу изменений, которые министерство предлагает внести в статьи 73 и 81 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК).

По мысли Минюста, поправки улучшат положение осужденных, позволив им отбывать наказание ближе к дому.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что он подготовлен во исполнение указания Президента РФ о проработке предложений Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Стоит отметить, что ранее Европейский суд по правам человека раскритиковал действующие редакции этих статей УИК в постановлении по делу «Полякова и другие против России» (в рамках объединенного постановления ЕСПЧ рассмотрел и жалобу жительницы Чечни Натальи Кибало, интересы которой представляли юристы ПЦ «Мемориал»).

Заключение было подготовлено в рамках общественного обсуждения законопроекта, опубликованного Минюстом. Один из авторов заключения, юрист ПЦ «Мемориал» Татьяна Глушкова, отмечает, что «уровень реальной гуманизации уголовно-исполнительного законодательства в случае принятия законопроекта в текущем виде будет крайне низким».

Юристы обратили внимание министерства на следующие недостатки подготовленного им документа.

Во-первых, законопроект не предполагает внесения изменений в часть 4 статьи 73 УИК, согласно которой определенные категории осужденных могут быть помещены в любую колонию на территории России. «Авторы как действующей нормы, так и обсуждаемого законопроекта однозначно дают понять, что осужденных за эти преступления наказывают не только самим лишением свободы, но и разрывом социальных связей, и что так планируется делать и впредь», — комментирует Глушкова. В ч. 4 ст. 73 УИК речь идет о статьях террористической и экстремистской направленности, посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов и др.

«Мемориал» предлагает отменить ч. 4 ст. 73 либо изменить ее таким образом, чтобы при определении места отбывания наказания осужденными по этим статьям принимали во внимание их имущественное положение, состав семьи (в том числе наличие несовершеннолетних детей, престарелых родителей, близких родственников с инвалидностью), наличие и заполненность исправительных учреждений соответствующего вида поблизости к месту проживания родственников осужденного, транспортную доступность колонии, куда его предполагается направить, и т. п.

Во-вторых, ключевое положительное нововведение, которое предлагает законопроект, — обязанность ФСИН направлять заключенных, которые не относятся к категориям, перечисленным в ч. 4 ст. 73, но которых при этом «невозможно» оставить отбывать наказание в родном регионе, для отбывания наказания не в любой другой субъект РФ, а в ближайший к месту осуждения или к месту жительства близких родственников такого заключенного. В то же время законопроект не конкретизирует основания, по которым отбывание наказания в родном регионе может быть признано невозможным. Юристы «Мемориала» предлагают ввести закрытый список таких оснований (среди которых могут быть отсутствие мест в колониях, обоснованное предположение о наличии угрозы жизни и здоровью заключенного в случае отбывания им наказания в родном регионе и т. п.).

В-третьих, для тех заключенных, которые не перечислены в ч. 4 ст. 73, но уже отбывают наказание вдали от родных регионов, предусмотрена возможность перевода ближе к месту жительства близких родственников. «Это нововведение, вне всякого сомнения, также стоит расценивать как положительное, — отмечает Глушкова, — поскольку в настоящее время ни ФСИН, ни суды в принципе не рассматривают факт проживания родственников осужденного вдали от колонии, где он отбывает наказание, как основание для его перевода, поскольку такое основание прямо не поименовано в УИК. Вместе с тем в законопроекте указано, что такой заключенный „может быть“ переведен в другой регион (а следовательно, — может и не быть переведен). При этом основания отказа в переводе не перечислены. Таким образом, ФСИН по-прежнему будет обладать дискреционными полномочиями при решении этого вопроса». Также в законопроекте ни слова не говорится о том, что при разрешении вопроса о переводе заключенного необходимо учитывать его личную ситуацию (состав семьи и ее материальное положение, транспортную доступность колонии и т. п.), а значит, с большой вероятностью суды продолжат при рассмотрении таких дел игнорировать эти факторы и не будут, вопреки требованиям ЕСПЧ, проводить оценку того, насколько нахождение заключенного в конкретной колонии соответствует требованиям Конвенции.

Юристы ПЦ «Мемориал» предлагают дополнить законопроект, во-первых, закрытым перечнем оснований, при наличии которых осужденным, не поименованным в ч. 4 ст. 73 УИК, может быть отказано в переводе ближе к месту проживания их родственников, а во-вторых, обязанностью государственных органов при разрешении вопроса о переводе таких заключенных принимать во внимание личную и семейную ситуацию каждого из них.

«Хотя законопроект, вне всякого сомнения, нацелен на исполнение постановлений ЕСПЧ по делу «Полякова и другие против России» и другим аналогичным делам, в пояснительной записке об этом нет ни слова (упоминается лишь, что «законопроект соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе и иных международных договоров Российской Федерации»), — добавляет Глушкова. — С одной стороны, нельзя не отметить, что российские власти по-прежнему считают необходимым хотя бы делать вид, что они исполняют решения ЕСПЧ, в которых была выявлена системная проблема российского законодательства. С другой — примечательно, что даже делая это, они всячески скрывают от российской публики, что в основе изменений отечественного законодательства лежит решение международного органа. Вместе с тем нет никаких сомнений, что на уровне Комитета министров Совета Европы подготовка этого законопроекта (даже если он никогда не станет законом) будет представлена как действие, направленное на исполнение постановлений ЕСПЧ. На этом незначительном примере можно в очередной раз наблюдать отличия между риторикой, используемой властью внутри страны, и поставляемой «на экспорт».

С полным текстом заключения ПЦ «Мемориал» можно здесь.

См. также публикацию в "Коммерсанте".