Сотрудники ФСБ допросили сопредседателя общественной организации «Мехк-Кхел» Сараждина Султыгова

16.10.2019

Силовики настаивали, что это не допрос, а беседа, поэтому не допустили адвоката. Тем не менее, протокол встречи родных Султыгова попросили подписать.

14 октября сотрудники УФСБ по Ингушетии обыскали дом сопредседателя общественной организации «Мехк-Кхел» Сараждина Султыгова в Назрани. После обыска его доставили в УФСБ в Магас и допрашивали почти восемь часов.

Султыгов рассказал Правозащитному центру «Мемориал», как проходил обыск и о чём у него спрашивали сотрудники ФСБ.

Около 6:30 силовики перелезли во двор через забор и постучались в дверь дома. Когда Сараджин с женой открыли, они увидели около 15 человек в камуфляжной форме, ещё несколько силовиков оставались на улице. Перед воротами стояли два «Урала» и три «УАЗа». Один из силовиков сказал, что он сотрудник ФСБ, но удостоверения не показал. Силовики разговаривали на русском языке, вели себя подчёркнуто корректно, показали постановление на обыск, выписанное председателем Верховного суда РИ Ибрагимом Фаргиевым. В качестве понятых пригласили соседей.

Силовики сообщили, что, по их информации, сын Султыгова, Руслан, вероятно, вернулся домой из Сирии. Руслан жил за пределами республики. В 2014 году Сараджин узнал, что он уехал в Сирию. В 2015 году начальник ЦПЭ МВД по РИ Тимур Хамхоев сообщил ему, что Руслан погиб. С тех пор Сараждин не получал никакой информации о сыне.

У дома Султыгова утром 14 октября. Фото Мусы Абадиева

В ходе обыска сотрудники тщательно осмотрели только одну комнату, где у Султыгова хранятся книги и документы, остальные помещения осматривали поверхностно. Около 11:00 обыск завершился. Силовики изъяли несколько книг по истории, журналов и процессор компьютера.

Султыгову предложили проехать для беседы в УФСБ в Магас. С ним поехал его родственник, но в УФСБ завели только Султыгова. Приехавшие следом родственники и товарищи общественника спросили на КПП, могут ли они пригласить адвоката, чтобы он присутствовал при допросе. Им ответили, что это не допрос, а беседа, и адвокат не требуется. То же самое сказали и самому Сараджину.

Разговор длился около восьми часов. Только один из сотрудников представился «Костей», остальные не назвали своих имён.

Темы, которые застрагивались в «беседе»:

  • общественная деятельность Султыгова;
  • осетино-ингушский конфликт;
  • акции протеста, проходившие в Магасе в связи с подписанием соглашения о границе с Чечнёй;
  • судимость Султыгова. В июне 2018 года суд оштрафовал его по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти и вражды) за «уничижительные характеристики и оскорбительные высказывания» в адрес осетин из-за конфликта вокруг Пригородного района. 25 сентября 2019 года Магасский районный суд прекратил уголовное преследование и освободил Султыгова от наказания в связи с декриминализацией статьи 282.
  • обстоятельства, при которых Руслан Султыгов оказался в Сирии. Силовики спрашивали, почему Сараждин не заявил в органы, когда ему стало об этом известно;
  • другие дети Султыгова.

Около 19:30 Сараждина отпустили домой. Изъятые вещи обещали вернуть после проверки.

Хотя сотрудники настаивали, что это была беседа, а не допрос, после разговора они попросили брата Сараждина подписать протокол. Сам Султыгов этого сделать не мог, потому что он слепой.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Как минимум 34 активиста ингушской оппозиции обвиняются в насилии (шесть лидеров – в его организации) против сотрудников правоохранительных органов, которым оказали сопротивление участники акции протеста в столице Ингушетии Магасе 27 марта 2019 го