Приостановка деятельности «Совета тейпов ингушского народа» носит характер неприкрытого политического преследования

17.06.2019

Управление Министерства юстиции РФ по Республике Ингушетия на три месяца приостановило деятельность оппозиционного «Совета тейпов ингушского народа», поскольку организация не устранила нарушения, выявленные в ходе внеплановой проверки зимой 2019 года.

При этом Минюст выдвинул в адрес «Совета тейпов» претензии как формально-юридические, так и носящие политический характер.

Фактически Минюст потребовал, чтобы общественная организация отказалась от попыток оказывать влияние на деятельность органов власти и оценивать ее результаты.

Внеплановая проверка и претензии Минюста

С 16 января по 12 февраля 2019 года в региональном общественном движении «Совет тейпов ингушского народа» проводилась внеплановая проверка, в результате которой были выявлены «многочисленные нарушения», отраженные в акте проверки и представлении Минюста.

Часть нарушений носит формально-юридический характер: 

  • на проверку не были представлены сведения о составе участников организации, рекомендательные письма о приеме в состав участников, решения президиума Движения о приеме в состав участников;
  • представленные протоколы заседаний оформлены с нарушениями требований Гражданского кодекса РФ. Среди прочего, не конкретизирован орган, решения которого оформлены протоколами, нет подписей председателя и секретаря собрания;
  • согласно уставу движения, контроль за финансово-хозяйственной деятельностью осуществляет ревизор, избираемый из числа участников движения, однако с момента образования движения проверки финансово-хозяйственной деятельности не осуществляются;
  • Устав движения по ряду пунктов не соответствует требованиям законодательства РФ;
  • помещение, адрес которого заявлен как юридический адрес движения, используется на основании договора аренды нежилого помещения, но на самом деле помещение жилое. Более того, в настоящее время движение по этому адресу не располагается. В отчете за 2018 год фигурирует иной адрес, но данные об изменении юридического адреса в Единый государственный реестр юридических лиц в установленные законом сроки поданы не были;
  • в нарушение требований законодательства РФ отчеты движения за 2016–2018 годы не были опубликованы;
  • символика движения не соответствует требованиям законодательства РФ: графическое изображение герба содержит элементы, не указанные в его описании, причем один из этих элементов схож до степени с нацистской «свастикой», публичная демонстрация которой запрещена законом;
  • на сайте движения опубликован скан документа от 18 декабря 2018 г. № 21/3/1981 — обращения командующего войсками Южного военного округа к Главе Республики Ингушетия с грифом «для служебного пользования». В обращении содержится информация о планируемом формировании и размещении на территории Ингушетии мотострелкового полка и полигона дивизии. По мнению Минюста, эта публикация нарушает закон «О государственной тайне»;

Однако еще два пункта акта носят характер откровенного политического давления: нарушением закона названо естественное для общественной организации стремление повлиять на деятельность властей:

  • установлено вмешательство «Совета тейпов» «в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц». Так, 13 декабря 2018 года «Советом тейпов» было распространено заявление о вызове депутатов Народного Собрания РИ на «шариатский суд» в целях выяснения того, как каждый из депутатов голосовал в ходе тайного голосования при утверждении Соглашения о границе с Чеченской Республикой.

    Минюст утверждает, что «правоотношения, складывающиеся в процессе законотворчества, имеют публично-правовой характер и к их регулированию не применимы обычаи делового оборота, третейские или медиативные процедуры, нормы религиозного (шариатского) права».

По мнению ПЦ «Мемориал», это утверждение несостоятельно. Если бы «Совет тейпов» присвоил себе властные полномочия и попытался обязать депутатов приходить на «шариатский суд», то это было бы явным нарушением закона. Но в данном случае общественная организация не имела для этого никаких возможностей, она фактически лишь предлагала депутатам прийти и сообщить ингушскому обществу, как те голосовали по важнейшему для республики вопросу.

  • «Совет тейпов» «совместно с депутатами Народного Собрания РИ, Духовным центром мусульман РИ, рядом других республиканских общественных объединений, не являющихся юридическими лицами, препятствовал исполнению решения КС РФ путем осуществления политической деятельности, направленной на формирование в ингушском обществе мнения о незаконности указанного решения, а также введения в заблуждение своих участников и иных лиц о возможности противодействовать решению суда якобы законными способами».

То есть, с точки зрения Минюста, недопустима публичная критика решений Конституционного Суда РФ, недопустима и общественная дискуссия о том, насколько легитимным было вмешательство КС РФ в вопрос об установлении административных границ между двумя республиками. Налицо явная попытка лишить членов общественной организации гарантированных им статьей 29 Конституции РФ свободы мысли и слова.

Заметим, что ранее должностные лица Ингушети, включая главу республики Юнус-Бека Евкурова, публично уничижительно отзывались о решении Конституционного суда РИ. Тогда такие публичные высказывания не общественных, но государственных деятелей не вызвали никакой реакции у Минюста РИ.

19 февраля Минюст обязал президиум «Совета тейпов» устранить их в течение двух месяцев. Но в указанный срок выявленные нарушения устранены не были и Минюст Ингушетии принял решение о приостановлении деятельности «Совета тейпов» ингушского народа» с 22 мая на три месяца.

22 мая Магасский районный суд рассмотрел исковое заявление «Совет тейпов» к Управлению Минюста России по РИ с просьбой признать незаконным действия по проведению внеплановой проверки деятельности организации и вынесению представления об устранении выявленных нарушений. Суд нарушений в действиях Минюста не обнаружил и оставил иск без удовлетворения. «Совет тейпов» намерен обжаловать данное решение суда.

Обращение «Совета тейпов» к ингушским депутатам

Минюст также 22 мая вынес «Совету тейпов» предупреждение в связи с тем, что на их сайте размещена информация, нарушающая требования российского законодательства. Речь идет об обращении «Совета тейпов» к ингушским депутатам.

По мнению авторов обращения, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров готов в мае сего года подписать соглашение, «которым будут закреплены за Северной Осетией ингушский Пригородный район и другие незаконно отторгнутые ингушские земли». Членам «Совета тейпов» якобы достоверно известно, что федеральная власть требует от республиканской «в короткие сроки завершить процесс передачи соседним республикам значительной части исконной территории ингушского народа и таким образом подготовить основание для ликвидации Республики Ингушетия, что в конечном итоге должно привести к исчезновению ингушского народа путем поглощения его соседними республиками и народами». Совет требует от депутатов не ратифицировать соглашение по границе с Северной Осетией.

Евкурова также обвиняют в том, что он «заманил лидеров оппозиции в ловушку», спровоцировав насилие при разгоне мирного митинга — «избавлялся таким образом от неугодных ему людей».

Обращение, размещенное на сайте 8 мая, подписано исполняющим обязанности председателя «Совета тейпов» Мурадом Даскиевым (замещает находящегося под стражей председателя Малсага Ужахова). Текст обращения сопровождается видеозаписью, на которой Даскиев зачитывает его.

Минюст считает, что «Совет тейпов» нарушает следующие статьи Федерального закона:

  • статья 17 «Об общественных объединениях», вмешиваясь в деятельность государственного органа власти;
  • статья 29 «Обязанности общественного объединения»;
  • статья 1 «О противодействии экстремистской деятельности», полагая, что в обращении «Совета тейпов» имеются признаки нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии. Минюст обязывает устранить указанные нарушения до 22 июля 2019 года.

Минюст усматривает и нарушение республиканского закона № 18-РЗ «О статусе депутата Народного Собрания Ингушетии», который предусматривает, что депутат свободен в своих суждениях, решениях и мнениях по делам подлежащих ведению Народного собрания Ингушетии и ответственен перед законом.

16 мая Мурада Даскиева уже вызывали в Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Ингушетии в связи с этим видеообращением. Из ЦПЭ его доставили в отдел полиции, где составили протокол об административном нарушении по части 9 статьи 13.15 (злоупотребление свободой массовой информации) КоАП, а именно за распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации, создавшей угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и т. д. (т.н. «Закон о фейках»).

Дело Даскиева до сих пор не рассмотрено, поскольку судья мирового участка № 17 вернул материалы дела в полицию для устранения нарушений.

* * *
В январе 2017 году Минюст уже пытался закрыть «Совет тейпов ингушского народа», подав административный иск о его ликвидации с перечислением 18 нарушений, допущенных в Уставе, в протоколе и при регистрации движения. По мнению представителей Управления, они являлись неустранимыми. 6 февраля 2017 года Верховный суд Ингушетии отказал в удовлетворении иска.

Комментарии

Олег Орлов, руководитель программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал»:

«В условиях нарастающего гражданского противостояния в Ингушетии власть вместо того, чтобы искать возможности диалога с оппозицией, пытается решить конфликт силовыми методами. Мало того, что арестовали лидеров оппозиции, теперь пытаются еще прекратить работу общественных оппозиционных структур. Это никак не способствует снижению напряженности и стабилизации ситуации в Ингушетии».

Галина Тарасова, юрист программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал»:

«Трактовка обращения „Совета тейпов“ в предупреждении Управления Минюста России по Ингушетии и решение о приостановлении деятельности вполне могут быть оспорены в суде. Приведенные в предупреждении управления Минюста России по Ингушетии фразы вырваны из общего контекста обращения „Совета тейпов“. Да, обращение содержит эмоционально и религиозно окрашенную лексику. Но из общего смысла обращения следует, что Совет проявляет заинтересованность в обеспечении законности и прав населения республики».

Татьяна Глушкова, юрист программы «Защита прав человека с использованием международных механизмов» ПЦ «Мемориал»:

«В обращении „Совета тейпов“ не содержится ничего такого, преследование за что — в соответствии с международными стандартами права на свободу выражения мнения — было бы оправдано. Критика чиновников в обращении имеет эмоциональный характер, но не переходит границ, установленных в практике Европейского суда по правам человека».

Программа: Горячие точки

26 сентября 2018 г. в столице Республики Ингушетия г.