По делу Шаври Гаджиева, обвиняемого в финансировании НВФ, допросили доставленную в суд приводом главу отделения Сбербанка

23.01.2020

Из этого отделения, по версиии следствия, Гаджиев перевёл деньги на противоправную деятельность

Сегодня Дорогомиловский райсуд Москвы допросил руководителя одного из московских отделений Сбербанка Анну Шафорост — очередного свидетеля обвинения по делу 32-летнего жителя Махачкалы Шаври Гаджиева. Ему вменяют ч.1 ст. 208 УК РФ — финансирование незаконного вооружённого формирования (НВФ). В 2014 году он якобы перевёл 10 тыс. рублей обвиняемому в финансировании терроризма Магомеду Магомадову. Интересы Гаджиева представляют адвокаты Юлия Бондаренко, работающая по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал», и Эльдар Хастинов.

Шафорост пояснила, что при переводе денег на карточку от клиента требуется паспорт, номер карты для зачисления — записанный на бумаге или сфотографированный — и собственно деньги. Операционист сличает фотографию в паспорте с лицом клиента и проверяет паспорт в ультрафиолетовых лучах. Если паспорт повреждён, операционист вправе отказаться проводить операцию; если возникают подозрения, что паспорт фальшивый, — вызывает полицию. Операция оформляется чеком, в котором указаны паспортные данные клиента и часть номера пополняемой карты. Клиент ставит на чеке подпись. При этом, пояснила Шафорост, операционист не сравнивает подпись в паспорте с подписью в чеке, так как это сравнение не очень информативно — подпись человека со временем может измениться. Кроме того, из слов свидетеля следует, что приходные операции (те, в результате которых банк получает деньги) контролируются не так строго, как расходные.

Затем сторона обвинения завершила представление доказательств, огласив ряд процессуальных документов.

На следующем заседании, которое назначено на 30 января, планируется начать допрос свидетелей стороны защиты.

  • В ноябре 2018 года силовики похитили Гаджиева в Махачкале и увезли в неизвестном направлении. Только через две недели его нашли в московском СИЗО. Оказалось, что до похищения Шаври объявили в международный розыск, хотя он находился в родном городе с электронным браслетом на ноге — отбывал наказание в виде ограничения свободы за предыдущие обвинения, при этом регулярно отмечался в местном УФСИН.
     
  • В сентябре 2014 года с московского банковского счета Шаври действительно перевели 10 тыс. рублей некоему Магомеду Магомадову, которого судили в Чечне за организацию финансирования терроризма. Но никаких доказательств того, что деньги действительно переводил Шаври, у следствия нет, только использованные при переводе его паспортные данные. Почерковедческая экспертиза, которую провели по инициативе следствия, показала, что платёжный документ, подтверждающий перевод, подписывал не Гаджиев.
     
  • После этой экспертизы в деле появились два сомнительных, по мнению защиты, «засекреченных свидетеля». Они сообщили, что в 2014 году работали с Шаври на стройках в Москве и он якобы упоминал, что переводит деньги знакомым в Сирии. 12 декабря на заседании в Мосгорсуде эти свидетели — «Виталий Данилов» и «Азам Эргашев» — дали путаные показания.
     
  • Гаджиев находится под стражей с 9 ноября 2018 года. На заседании 25 декабря он ходатайствовал об изменении меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей.
    Он жаловался на плохое самочувствие и «душевные переживания», так как у него брак разваливается, родители болеют и много проблем личного характера. Адвокаты его поддержали, отметив отсутствие оснований полагать, что Шаври скроется: в деле имеются положительные характеристики, у его родных есть возможность снять для него жилье в Москве, мера пресечения изначально была избрана незаконно, так как он ни от кого не срывался. В удовлетворении ходатайства судья Вера Белкина отказала.