Суд в Москве допросил засекреченных свидетелей по делу обвиняемого в финансировании НВФ уроженца Дагестана

12.12.2019

Якобы несколько лет назад он им рассказывал, как отправлял деньги в Сирию

Дорогомиловский райсуд с помощью видеоконференцсвязи допросил двух засекреченных свидетелей обвинения по делу 32-летнего жителя Махачкалы Шаври Гаджиева. Ему вменяют ч.1 ст. 208 УК РФ — финансирование незаконного вооружённого формирования (НВФ). Якобы в 2014 году он перевёл 10 тыс. рублей человеку, обвиняемому в финансировании терроризма — Магомеду Магомадову. Интересы Гаджиева представляют адвокаты Эльдар Хастинов и Юлия Бондаренко, последняя работает по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал».

Напомним, в сентября 2014 года с московского банковского счета Шаври действительно перевели деньги некоему Магомеду Магомадову, которого судят в Чечне за организацию финансирования терроризма. Но никаких доказательств того, что деньги действительно переводил Шаври, у следствия нет, только использованные при переводе его паспортные данные. Почерковедческая экспертиза, которую провели по инициативе следствия, показала, что подтверждающий перевод платёжный документ подписывал не Гаджиев. После этой экспертизы в деле появились два, сомнительных по мнению защиты, «засекреченных свидетеля». Они сообщили следствию, что в 2014 году работали с Шаври на стройках в Москве и он якобы упоминал, что переводит деньги знакомым в Сирии. 
 
Заседание 12 декабря прошло в Московском горсуде, так как в районном не было специально оборудованных помещений для допроса засекреченных свидетелей. Следующее заседание состоится 25 декабря, время пока не назначили.

  • Допрос «свидетеля» «Виталия Данилова» 

Связь с «Виталием Даниловым» была плохая, долго разбирались с его данными. Судье пришлось несколько раз спросить свидетеля «Виталия Данилова», пока он не ответил, что «свидетель по делу Шаври Данилова — он». Затем он начал монотанно, иногда запинаясь, как будто зачитывал, пояснять обстоятельства его знакомства с подсудимым. 
 
Он рассказал, что каждую пятницу с июля по октябрь 2014 года посещал мечеть в Москве, на ул. Большая Татарская. Рядом с этой мечетью он познакомился с Шаври, который рассказал ему, что он из Махачкалы, в Москву приехал на заработки на стройках. Также Шаври поведал ему, что у него в Сирии воюют друзья, которым им помогает деньгами и сам он намерен уехать к ним.

Спрашивает адвокат Эльдар Хасинов:
— Как часто вы встречались?
— Часто.
— Сколько раз?
— Несколько раз виделись в мечети, но не общались, два раза разговаривали где-то.
Затем свидетель рассказал, что точное время не помнит, так как прошло уже несколько лет. 
Адвокат:
— Кто был инициатором разговора?
— Ну, там, салам алейкум.
— Опишите Шаври.
— Он был среднего роста, плотного телосложения, с бородой.
— Магомадов Магомед Абубеширович известен вам?
(Прим.: в отношении Магомадова в Чечне расследовалось уголовное дело по ч.4 ст. 205.1 УК РФ (организация финансирования терроризма). Магомадов якобы обналичивал деньги в Турции и использовал их для финансирования признанной в России террористической и запрещённой международной организации «Исламское государство».)
— Нет.
— Зачем в мечеть приходили?
— На пятничную молитву.
— Вы смогли бы сейчас его узнать?
— Да, смог бы, хоть и прошло с тех пор много времени.

 
Спрашивает Шаври Гаджиев:
— Свидетелем какого события вы являетесь?
Прокурор возразил:
— Он все объяснил уже.
Адвокат:
— Это уточняющий вопрос.
Судья
— Перефразируйте.
Шаври:
— Свидетелем какого моего преступление вы являетесь?
Свидетель:
— Видел тебя пять лет назад.
Шаври:
— Опишите мечеть в которую вы ходили так часто?
Судья сняла вопрос.
Адвокат перефразировал:
— Что представляет из себя здание мечети? Где находится? Станция метро?
— Напротив мечети находится мойка, сзади Парк победы.
— Известно ли вам, как вас нашли оперативники?
— Известно, да. Вот, нашли.
— Да, но, как именно вас нашли?
— В Москве, по центру
— Где по центру?
— Рядом со Студенческой.
— Вы в Москве ориентируетесь? Давно живете?
— Да.
— Можете назвать место, где вас нашли?
— Точный адрес не помню.
— Оперативники Воронов и Красноперов вам знакомы?
— Не помню точно.
Судья уточняет, где именно всё-таки они встречались с Шаври — на Большой Татарской или на площади Победы.
— Рядом с площадью Победы.
— Тогда почему сказали на Большой Татарской?
— Да, на Татарской.

  • Допрос «свидетеля» «Азама Эргашева»

«Азам Эргашев» рассказал, что с августа по октябрь 2014 года каждую пятницу посещал мечеть на ул. Большая Татарская в Москве. Рядом с этой мечетью он и познакомился с Шаври, с которым потом периодически встречался по пятницам. Шаври рассказал ему, что он из Махачкалы, в Москву приехал на заработки на стройках, также в Сирии у него воюют друзья. Он им помогает деньгами и сам туда собирается. 
 
Спрашивает адвокат Эльдар Хасинов:
— Как часто вы встречались?
— По пятницам, сколько раз не помню, я намаз читать приходил в мечеть.
— Какая мечеть? 
— На Большой Татарской.
Где расположена не может пояснить.
— Как на вас вышли оперативники?
— У Шаври нашли мой номер телефона и вышли.
— Где они с вами встречались? 
— Они ко мне домой приехали. 
— По чьей просьбе ваши данные засекречены? 
— Они попросили дать показания.
— Но зачем вас прятать? 
— Не знаю.
— Это вы просили? 
Каждый раз долгие паузы после неожиданных вопросов. Адвокат спросил, с кем он советуется. Свидетель проигнорировал эти слова.
— Ну зачем прятаться? Вы боитесь?
— Да, конечно.
— Чего? 
— Всякое может быть.
— А у вас был записан номер телефона Шаври? 
— Нет.
— Вы продолжаете ходить в мечеть?
— Нет, перестал еще в ноябре 2014 года.
— Вы давно в Москве? 
— Не очень, периодически приезжаю.
— Вне мечети встречались с Шаври?
— Нет.
— Магомадова Магомеда знаете, слышали о нем что-нибудь? 
— Нет.
— Что ещё вам известно про Шаври  Он вам еще что-то о себе рассказывал? 
— Нет.
 
Спрашивает Шаври Гаджиев:
— Свидетелем какого преступления вы являетесь? Вам это известно? 
— Нет, неизвестно.
— Вы помните дату наших встреч?
— Точную дату не помню, это было в 2014 году.
— Вы пользуетесь мобильным телефоном? 
— Да.
— Вы еще пользуетесь тем номером, который якобы нашли в моем момильном телефоне? 
— Нет, я его поменял.
— Когда? 
— Не помню.
— Он на ваше имя был зарегистрирован? 
— Нет.
Судья:
— Вы знали, что у Шаври есть ваш номер телефона? 
— Нет, не знал.


 
«Были допрошены два так называемых “засекреченных свидетеля”. Показания они читали слово-в-слово, как это было написано в протоколах допроса. Но это полбеды. Когда стали задаваться уточняющие вопросы, а именно где на Большой Татарской улице расположена мечеть, один из свидетелей, “Данилов”, стал говорить о другой мечети, всего в Москве четыре мечети. Для знающего человека перепутать их довольно сложно. Другой свидетель стал давать уклончивый ответ, он не смог назвать станцию метро рядом с Большой Татарской улицей. Сначала сказал, что приезжал туда только на машине. Когда спросили, по каким улицам ездил, сказал, что не знает, его возили. Если они, как уверяли суд, действительно каждую пятницу ходили в мечеть, то они не могли не знать, как добраться до мечети. Поэтому эти свидетельские показания очень сомнительные», — сказал после заседания адвокат.
 

Бэкграунд

  • По версии следствия, 12 сентября 2014 года Шаври Гаджиев перечислил 10 тыс. рублей из банка в Москве Магомеду Магомадову, в отношении которого в Чечне расследовалось уголовное дело по ч.4 ст. 205.1 УК РФ (организация финансирования терроризма). Магомадов обналичивал деньги в Турции и использовал их для финансирования признанной террористической и запрещённой в России международной организации «Исламское государство».
  • В ноябре 2018 года силовики похитили Гаджиева в Махачкале и увезли в неизвестном направлении. Только через две недели его нашли в московском СИЗО. Оказалось, что до похищения Шаври объявили в международный розыск, хотя он находился в родном городе с электронным браслетом на ноге — отбывал наказание в виде ограничения свободы за предыдущие обвинения, при этом он регулярно отмечался в местном УФСИН.
  • Процесс должен был начаться 30 сентября, но заседание несколько раз переносили. Сначала — в связи с вступлением в дело адвоката Эльдара Хастинова, который просил время на ознакомление с материалами. Затем Дорогомиловский суд ждал решения Мосгорсуда по ходатайству Хастинова об изменении территориальной подсудности. Адвокат просил, чтобы процесс проходил в Дагестане. 5 ноября Мосгорсуд отказал в изменении подсудности. 
  • 20 и 28 ноября прошли два заседания, во время которых судья отказалась рассекретить данные людей, свидетельствующих против Гаджиева, а также отпустить обвиняемого из-под стражи.
  • 5 декабря суд отклонил ходатайства прокурора об оглашении показаний шестерых свидетелей обвинения. На данном этапе их допрос в суде отложен. 

Иллюстрация © Мария Толстова