Оглашены показания засекреченного свидетеля по делу журналиста Гаджиева

14.03.2022

Обвинение закончило представление доказательств в суде.

Южный окружной военный суд продолжил 10 марта рассматривать дело редактора отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов этого дела — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Журналист обвиняется в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК) и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК). Вину подсудимые не признают. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым.

Судебное заседание началось с рассмотрения ходатайства прокурора об оглашении показаний засекреченных свидетелей обвинения под псевдонимами «Сайфула Махачев» и «Баганд Багандов», которые они давали на предварительном следствии. Ходатайство было основано на информации из справки УФСБ по Дагестану — в ней были указаны подлинные имена свидетелей и говорилось, что невозможно обеспечить их явку в суд, так как они находятся за границей.

В суде вскрыли конверты с данными свидетелей, чтобы сверить их с теми, что указаны в справке.

Защита просила отказать в удовлетворении ходатайства. Адвокаты заявили, что на предварительном следствии их подзащитным отказали в проведении очных ставок с этими свидетелями. Таким образом они были лишены возможности оспорить показания свидетелей, что является препятствием для их оглашения в суде. Также они указали, что сравнить данные «Багандова» не удалось, так как в конверте было только постановление следователя о засекречивании свидетеля, но отсутствовали заявление свидетеля с просьбой его засекретить и копия его паспорта.

Суд постановил огласить показания «Махачева» , так как «люди старались, готовились, и даже  собрали полный пакет документов по одному из свидетелей».

Из протокола допроса «Махачева» от 18 июня 2019 года следовало, что он жил в Кисловодске примерно до 2012 года. Однажды он приехал в Дагестан и посетил мечеть, расположенную на ул. Котрова в Махачкале. Там он впервые заинтересовался салафитским течением в исламе. В тот день в мечети выступал с лекцией дагестанский проповедник Исраил Ахмеднабиев*, более известный как Абу Умар Саситлинский. Через некоторое время «Махачев» встретил Ахмеднабиева в мечети Кисловодска, и они познакомились.

Ахмеднабиев позвонил ему спустя месяц и пригласил посетить школу хафизов (хранители Корана, запоминающие его наизусть, — прим. ПЦ «Мемориал») в с. Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана. Когда он туда прибыл, его встретил Ахмеднабиев, провёл экскурсию по зданию и рассказал, что у школы «имеется долг в 3 миллиона рублей». Он попросил «Махачева» на Ставрополье через интернет собирать деньги для школы.

Позже «Махачеву» стало известно от Ахмеднабиева, что долгов у школы не было. Он понял, что проповедник сыграл на его религиозных чувствах и склонил его к участию в организации сбора денег в подконтрольные ему фонды.

Ахмеднабиев назначил его администратором группы «Абу Умар Саситлинский» в социальной сети. По его просьбе «Махачев» размещал там фотографии детей, здания медресе, призывы об оказании финансовой помощи для строительства медресе и так далее.

«Махачеву» известно, что в школе хафизов обучались в основном дети убитых боевиков, действовавших в Дагестане. Они не были сиротами — у них были матери, бабушки, дедушки и другие родственники.

На счета, размещенные в группе «Абу Умар Саситлинский» начали поступать крупные суммы денег. Согласно отчетам Александры Мошкаровой (свидетель, ранее допрошенный по данному делу, — прим. ПЦ «Мемориал») на них ежедневно поступало в среднем до 50 тысяч рублей.

Далее из протокола следовало, что в этой группе организовывались разные сборы, в том числе для помощи беженцам из Сирии. Они там указывали, что лагеря беженцев якобы находятся в Турции, на приграничных с Сирией районах. На самом деле они располагались на подконтрольных боевикам территориях в Сирии, а так «называемые беженцы были членами их семей». Ахмеднабиев говорил при свидетеле, что эту территорию контролируют боевики террористической организации «Джейш-Уль-Мухаджирин Валь-Ансар», что в переводе с арабского означает «Армия переселенцев и помощников». В неё также входили подразделения запрещенной в РФ террористической организации «Имарат Кавказ», джамааты Средней Азии и сирийские подразделения, которыми руководил Умар Шишани (Тархан Батыршвили, - прим. ПЦ «Мемориал»).

Примерно в 2012 году, по указанию Ахмеднабиева с «Махачевым» связался Кемал Тамбиев. Он был администратором карачаево-черкесского фонда «Аль-Хайр», и одноименных групп в «Одноклассниках» и «ВКонтакте». «Махачеву» известно со слов Ахмеднабиева, что Тамбиев собирал деньги на благотворительность и передавал их Ахмеднабиеву. Часть этих средств направлялась «братьям-моджахедам» в Сирию, в том числе членам террористической организации «Исламское государство» (ИГ) — Тамбиев знал об этом.

Примерно в 2013 году, Ахмеднабиев познакомил «Махачева» со своими друзьями. Они приехали в офис студии «Худа Медиа» в Махачкале, которой руководил Карим Алиев. Там записывали и переводили на русский язык выступления различных исламских религиозных деятелей. Также они переводили на иностранные языки выступления Ахмеднабиева. Записью, монтажом и размещением в интернете видеопродукции занимались Карим Алиев и его двоюродный брат Абубакар Ризванов. В этой студии ещё создавали сайты, на которых размещали информацию о сборе денег на якобы благотворительные цели. На самом деле эти средства организаторы сборов тратили на свои личные нужды, поддержание деятельности террористов «ИГ», и лишь небольшая часть денег использовалась в благотворительных целях — для отвода глаз.

В том же году по предложению Ахмеднабиева Алиев и Ризванов создали фонд «Ансар» якобы для гуманитарной помощи сирийским беженцам. На самом деле часть средств они отправляли членам «ИГ», а остальное Ахмеднабиев распределял между собой и своим близким окружением — Абубакаром Ризвановым, Каримом Алиевым, Кемалом Тамбиевым, Абдулмумином Гаджиевым и другими лицами.

В апреле 2013 года «Махачев» и Ахмеднабиев по дороге в мечеть заезжали к Абдулмумину Гаджиеву на работу в газету «Черновик». Ахмеднабиев рассказал свидетелю, что Гаджиев «отвечает за пиар проповедника, и его проектов по сбору денег, под видом благотворительной деятельности». Журналист знал, что часть этих средств передают террористам «ИГ». Согласно протоколу, Гаджиев также консультировал Ахмеднабиева, как «конспиративно проводить денежные переводы и уходить от налогообложения».

Ризванов пояснил, что «Махачев» это всем известный Руслан Алиев (Кисловодский) — главный администратор всех групп в интернете и инициатор денежных сборов. Он скрыл свои данные, потому что ранее он публично «делал противоположные заявления». Например, что он обвинял Ахмеднабиев в мошенничестве, но утверждал, что, насколько ему известно, тот не финансировал террористов.

Свидетель утверждает, продолжил Ризванов, что в 2013 году фигуранты дела стали участниками «ИГ», но эта организация появилась только летом 2014 года. Следствие установило, добавил он, что в школе хафизов из двухсот детей только двое были детьми убитых боевиков — свидетель лжёт, когда говорит, что таких детей было большинство. По мнению Ризванова, свидетель оговорил их из-за личного конфликта с Ахмеднабиевым.

Тамбиев обратил внимание суда, что свидетель не указывает источники большинства сведений, которые он излагает в протоколе. Во многом он ссылается на Ахмеднабиева, но его допросить невозможно — следовательно нет возможности установить достоверность показаний «Махачева». Он рассказывает о событиях 2012–2013 годов, а тогда не было халифата и «ИГ». Тамбиев просил суд отнестись критически к оглашенным показаниям.

Гаджиев заявил, что протокол похож на оперативную справку и добавил, что в 2013 году он не ходил в офис «Черновика, так как работал дистанционно — свидетель с Ахмеднабиевым не могли туда приходить к нему.

На следующем заседании, 17 марта, защита начнёт представлять свои доказательства.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года после того как у него дома прошли обыски. Спустя четыре дня Гаджиеву была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив при этом его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками. Впоследствие Тамбиев отказался от этих показаний. 

  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2).

* Исраил Ахмеднабиев (также известен как Абу Умар Саситлинский) — проповедник из Дагестана, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма. Ахмеднабиев отрицает свою причастность к террористической деятельности. Он покинул Россию в 2014 году.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: