Журналисту «Черновика» изменили роль в деле о финансировании терроризма

29.07.2019

Как следует из предъявленного обвинения, Абдулмумин Гаджиев был идейным вдохновителем — он якобы побуждал людей финансировать террористов

22 июля журналисту дагестанского издания «Черновик» Абдулмумину Гаджиеву предъявили обвинение по делу о финансировании терроризма. Один из его адвокатов Шамиль Магомедов (работает по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал») обратил внимание, что следствие в постановлении о привлечении Гаджиева в качестве обвиняемого изменило его роль с непосредственного финансиста на идейного вдохновителя. Якобы он публиковал статьи, провоцирующие людей перечислять деньги благотворительному фонду «Ансар». Ранее обвинение утверждало, что журналист непосредственно сам финансировал этот и другие фонды.

В распоряжении Правозащитного центра «Мемориал» есть постановление Следственного управления Следственного комитета России по Дагестану (СУ СК России по Дагестану). В документе говорится, что 22 июля 2019 года 34-летнему редактору отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумину Гаджиеву предъявлено обвинение по ч. 2 ст.205.5 УК РФ (участие в деятельности организации, которая признана террористической) и ч. 4 ст. 205.1 УК РФ (организация финансирования терроризма).

Далее указывается, что в 2011 году Гаджиев вступил в преступный сговор с основателем благотворительного фонда «Ансар» Исраилом Ахмеднабиевым (он же — Абу Умар Саситлинский) и иными лицами. С тех пор и до 2019 года он размещал в газете «Черновик» «ложную информацию о якобы осуществлении Ахмеднабиевым только благотворительной деятельности для побуждения у читателей желания вносить пожертвования в фонд „Ансар“». Гаджиев якобы осознавал, что часть этих средств направлялась на нужды признанной в России террористической и запрещённой организации «Исламское государство».

«В результате введения Гаджиевым в заблуждение, неустановленное количество граждан перечислили денежные средства в фонд Ахмеднабиева и не менее шести миллионов рублей из них были переданы для материально-технического обеспечения организованных групп и незаконных вооруженных формирований, созданных на территории Сирии и России для совершения преступлений террористического характера», — говорится в документе. При этом нет ни одной ссылки на подобные публикации.

Адвокат Магомедов обратил внимание на несколько обстоятельств в деле, которые ставят под сомнение версию следствия о причастности Гаджиева к инкриминируемым ему деяниям.

«Согласно рапорту об обнаружении признаков преступления (он и послужил основанием для возбуждения данного уголовного дела), Гаджиев с Ахмеднабивым и прочими лицами финансировали террористов. Делали они это, используя благотворительные фонды „Амана“, „Ансар“ и „Мухаджирун“» с помощью банковских и других электронных платежных систем. Однако в постановлении следствие изменило роль Гаджиева с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Якобы он писал статьи в «Черновике», которые провоцировали людей перечислять деньги фонду «Ансар». Следствие не указывает ни заголовки статей Гаджиева, ни даты их публикаций, ни краткого их содержания. Непонятно, каким образом определили денежную сумму в размере шести миллионов рублей и откуда известно, что она была перечислена под воздействием публикаций Гаджиева. Или следователи даже не попытались это сделать и свои предположения выдают за установленные факты?» — рассуждает адвокат.

Он также указывает на тот факт, что в постановлении не сообщается, при каких обстоятельствах, где и по чьей инициативе Гаджиев вступил в преступный сговор с Ахмеднабиевым.

По мнению юриста-координатора «Мемориала» Галины Тарасовой, данное постановление не соответствует требованиям УПК России. «По закону оно должно содержать описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию. Вместо этого обвинение представляет собой декларативно-пропагандистский текст, в том числе о „миротворческой“ деятельности России в Сирии, экономических потерях крупных российских компаний в данном регионе и т. д. Наличие у Гаджиева умысла как на участие в деятельности террористической организации, так и на организацию финансирования терроризма не обосновывается в обвинении ничем, кроме фантазий и измышлений следствия», — отмечает Тарасова.

Сегодня, 29 июля, Советский райсуд Махачкалы отказался удовлетворить жалобу адвоката Арсена Шабанова на постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Гаджиева. 

***

Напомним, сотрудники СУ СК России по Дагестану задержали Абдулмумина Гаджиева 14 июня после того как провели у него дома обыски. Они не обнаружили ничего противозаконного, но изъяли телефоны и компьютеры, а самого журналиста доставили в следственные органы. 18 июня Советский районный суд Махачкалы арестовал Гаджиева на два месяца и до 22 июля он проходил по уголовному делу в качестве подозреваемого. Верховный суд Дагестана оставил это решение без изменения. После того, как Совет по правам человека выступил с обращением по этому делу, Генеральная прокуратура России поручила провести тщательную проверку сведений относительно уголовного преследования журналиста. 

Интересы Гаджиева представляют адвокаты Арсен Шабанов, Шамиль Магомедов, Мурад Магомедов, Абас Гайдаров, Ренат Гамидов, Исрафил Гададов, Мурад Мусаев, а также Арсен Магомедов в качестве общественного защитника.

Фото © «Черновик»

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.