Одному из ингушских полицейских, остановивших столкновения на митинге, вынесут приговор

01.10.2021

Полицейские встали между росгвардейцами и митингующими. Они убедили последних уйти с площади во избежание кровопролития

В Пятигорском городском суде 24 сентября закончились прения по делу бывшего сотрудника Отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции (ОБППСП) МВД по Ингушетии Магомеда Долгиева, которого обвиняют в неисполнении приказа (ч.2 ст.286.1 УК РФ). Утром 27 марта 2019 года во время разгона протестного митинга в Магасе произошли столкновения между присланными из других регионов бойцами Росгвардии и митингующими. 15 сотрудников ОБППСП, бывших в оцеплении, на короткое время встали шеренгой между росгвардейцами и участниками акции. Это позволило остановить эскалацию насилия и помогло лидерам оппозиции уговорить митингующих покинуть площадь во избежание жертв. Сотрудники ОБППСП унесли за оцепление нескольких росгвардейцев, сбитых с ног и получивших травмы. После этого полицейских уволили из МВД, а в августе 2019 года в отношении 13 из них возбудили уголовное дело — якобы они без соответствующего приказа покинули место несения службы (оцепление) и примкнули к митингующим. Дело старшего сержанта Магомеда Долгиева выделили в отдельное производство и первым направили в суд. Гособвинитель просит приговорить Долгиева к реальному сроку лишения свободы, защита настаивает на его оправдании. Интересы полицейского представляют адвокаты Умар Хаяури и Михаил Белов.

Представитель гособвинения Дмитрий Хандогий заявил на прениях, что вина Долгиева по ч.2. ст.286.1 УК РФ (умышленное неисполнение сотрудниками органов внутренних дел приказа начальника, причинившее существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций, совершенного группой лиц) полностью доказана. По данным следствия, он нарушил приказ министра МВД России по Ингушетии Дмитрия Кавы от 27 марта 2019 года «О мерах по обеспечению правопорядка и общественной безопасности», согласно которому ОБППСП был блокировать место проведения митинга и обеспечивать особый пропускной режим. Однако полицейские самовольно вышли на площадь, где проходил митинг и, по версии следствия, фактически примкнули к митингующим, «прикрывая их противоправные действия и оказывая им моральную поддержку». По словам обвинителя, Магомед Долгиев признался, что без соответствующего приказа покинул место несения службы. Хандогий также сослался на показания свидетелей обвинения, среди которых были начальник управления организации общественного порядка МВД по Ингушетии Багомед Маммаев, командир второй роты ОБППСП А. Мержоев и временно исполняющий обязанности начальника назрановского УМВД Нох Цечоев.

Гособвинитель указал на политический мотив, как отягчающее обстоятельство — якобы Долгиев разделял политические взгляды организаторов и участников несанкционированного митинга, поддерживал их требования об отставке Юнус-Бека Евкурова с поста главы Ингушетии, испытывал политическую вражду к представителям республиканской власти, негативно оценивал их действия и решения. Гособвинитель посчитал несостоятельной версию Долгиева и его защиты, что полицейские пытались предотвратить новые столкновения и убедить митингующих разойтись. По его словам, эта версия — попытка уйти от ответственности — не соответствуют фактическим обстоятельствам и опровергается материалами уголовного дела.

Дмитрий Хандогий попросил суд приговорить Долгиева к двум с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Прокурор ходатайствовал об изменении меры пресечения Долгиеву с подписки о невыезде на взятие под стражу в зале суда после вынесения приговора.

Адвокат Умар Хаяури заявил, что его подзащитный не совершал преступления, которое ему вменяют. По словам защитника, в суде доказано только то, что сотрудники ОБППСП вышли на площадь, где находилось множество людей — «митингующие, сотрудники разных ведомств, обыватели и даже злопыхатели». Он подчеркнул, что Долгиев и его сослуживцы не были в оцеплении и у них не было конкретного приказа, как им поступать в этой ситуации, например, где именно находиться. По мнению Хаяури, было важно выяснить в суде цели и намерения, которыми руководствовался Долгиев. Он их сообщил в своих показаниях — предотвратить новые столкновения и кровопролитие между митингующими и сотрудниками Росгвардии. Долгиев видел решительный настрой бойцов Росгвардии, готовых исполнять приказ любой ценой, видел и стариков, которые находились между силовиками и митингующими молодыми людьми. В случае новых попыток вытеснить митингующих с площади могли бы пострадать и старейшины. А это, в свою очередь, неизбежно вызвало бы продолжение эскалации насилия, так как молодые люди встали бы на защиту старейшин. Именно поэтому Долгиев решил подойти к митингующим и попросить старейшин пожалеть молодежь и покинуть площадь. Более того, Долгиев и его товарищи объяснили, что они, как сотрудники полиции, тоже будут вынуждены вытеснять их с площади с применением силы. Уговоры возымели действие, и через несколько минут митингующие начали расходиться.

По мнению защиты, у следствия нет доказательств того, что Долгиев собирался примкнуть к митингующим или разделял их убеждения. Это утверждение обвинения опровергает видеозапись с места событий, которую исследовали в суде. Действия Долгиева соответствовали требованиям Приказа министра внутренних дел Ингушетии от 27 марта 2019 года, которым было предусмотрено «провести переговоры с целью предотвращения погромов, поджогов, иных противоправных действий» и «склонить участников массовых беспорядков к добровольной сдаче или отказу от совершения противоправных деяний». Также они соответствуют целям, задачам и назначению полиции: «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданств, предупреждения и пресечения преступлений и административных правонарушений» (Закон «О полиции»).

На фото слева направо: адвокат Умар Хаяури, Магомед Долгиев и адвокат Михаил Белов

Адвокат Хаяури отметил, что в суде были допрошены 32 свидетеля и большинство из них подтвердили версию защиты. Даже некоторые свидетели обвинения признали, что никто не приказывал сотрудникам ОБППСП «оставаться на месте» или «покинуть площадь», а их непосредственного командира Алисхана Дахкильгова с ними не было, когда они вышли на площадь.

Защита Долгиева обратила внимание суда на то, что многие свидетели на процессе отказались от показаний, данных на предварительном следствии. Они заявили, что следователь изложил их слова по-своему, а они доверяли ему и подписали показания не читая. По словам адвоката, такой вывод можно было сделать также сравнив показания разных свидетелей, так как они во многом были идентичны. Более того, многие свидетели говорили, что сидели в машинах и не видели, что происходило на площади.

«Изложенные обстоятельства дают основание сделать вывод, что свидетели на заседаниях давали правдивые показания и в суде были созданы условия без принуждения и запугивания», — отметил Умар Хаяури.

Адвокат также сослался на показания свидетелей — участников митинга 26 и 27 марта 2019 года в Магасе. Они подтвердили, что видели сотрудников ОБППСП и слышали, как те убеждали старейшин покинуть площадь и увести с собой молодежь, потому что «иначе могут большие неприятности».

Защита Долгиева настаивает, что сотрудники ОБППСП не препятствовали росгвардейцам, а наоборот, помогли им, предотвратив конфликт.

По утверждению защиты, на суде не доказано, что Магомед Долгиев совершил преступление против государственной власти и интересов государственной службы. Адвокаты просили суд оправдать его.

Следующее заседание назначено на 12:00 19 ноября.

  • 27 марта 2019 года, во время мирного протестного митинга в Магасе, после нескольких неудачных попыток сотрудников Росгвардии (командированные в Ингушетию из других регионов России) вытеснить митингующих с площади, сотрудники ингушского ОБППСП встали шеренгой перед митингующими и убедили их разойтись. Руководство ингушского МВД сочло эти действия «порочащими честь сотрудников органов внутренних дел». Приказом № 172 от 27 марта этих сотрудников привлекли к дисциплинарной ответственности, а приказом от 29 марта — уволили.

  • В апреле 2019 года 13 из уволенных сотрудников ППСП обратились с коллективным иском в Магасский районный суд. Они просили признать незаконными результаты служебной проверки и приказ об увольнении, а также восстановить их в прежних должностях, взыскать зарплату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда по 100 тыс. руб. в пользу каждого. Но суд встал на сторону ответчика. 27 февраля 2020 года Верховный суд Ингушетии оставил это решение в силе

  • В августе 2019 года Главное следственное управление Следственного комитета РФ по СКФО возбудило в отношении сотрудников ОБППСП уголовное дело по ч. 2 ст. 286.1.

  • Дело Долгиева направили в Железноводский городской суд в августе 2020 года, в декабре передали по подведомственности в Пятигорский суд, куда оно поступило только в марте 2021 года.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

К уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии М

Программа: Горячие точки

Политический кризис в Ингушетии начался осенью 2018 года.

Поделиться: