Очередные свидетели обвинения по делу журналиста Гаджиева частично отказались от ранее данных показаний

11.02.2022

Обвинение пытается преувеличить роль одного из фигурантов в организации благотворительной группы и сборе средств

Южный окружной военный суд после трёхнедельного перерыва, связанного с болезнью судьи, продолжил допрашивать свидетелей обвинения по делу редактора отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Журналист обвиняется в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК) и в участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК). Вину подсудимые отрицают. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым. Один из его адвокатов, Анна Сердюкова, работает по соглашению с ПЦ «Мемориал».

10 февраля посредством видеоконференцсвязи были допрошены сёстры Альбина Мураткова и Аминат Трамова. Они состояли в одной молодёжной волонтёрской группе с Кемалом Тамбиевым. Свидетельницы сообщили, что Тамбиев никогда не говорил им об Исраиле Ахмеднабиеве*, о котором они впервые услышали на допросе от следователя. Они подчеркнули, что в их группе никогда не было разговоров о финансировании экстремистской или террористической деятельности.

Альбина Мураткова рассказала, что летом 2012 года она организовала в городе Черкесске Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) благотворительную акцию — волонтёры посетили дом престарелых. Поучаствовать пришло много незнакомых людей, среди которых был и Тамбиев.

После этого мероприятия Мураткова и часть волонтёров, в том числе Тамбиев, решили создать волонтёрскую организацию и регулярно заниматься благотворительностью. Они создали (Альбина не помнит, кто именно) группу «Молодёжная организация Хайр» в «ВКонтакте», там они координировали свою работу и обменивались информацией и мнениями о ней. Волонтёры помогали нуждающимся, например, размещали реквизиты родителей, чьи дети нуждались в дорогостоящем медицинском лечении, и информацию о них. Аминат Трамова тоже была в этой группе.

По словам Муратковой, почти у всех участников группы был доступ к администрированию страницы, и посты писали все желающие. Руководителей у них не было. Альбина вскоре вышла из группы, так как ей нужно было возвращаться на учёбу в Ставрополь. Перед её уходом из молодёжного движения волонтёры планировали зарегистрировать благотворительную организацию, это было общее желание.

Гособвинитель Мурад Алиев заявил, что эти показания Муратковой противоречат тому, что она рассказывала на предварительном следствии. По ходатайству Алиева суд огласил предыдущие показания свидетеля.

Из протокола допроса Муратковой от 21 февраля 2020 года следовало, что она лично создала во «ВКонтакте» группу «Молодёжная благотворительная группа», поначалу была администратором группы и публиковала информацию о предстоящих акциях. Тамбиев всегда был в составе инициативной группы волонтёров. Примерно в 2013 году он предложил создать благотворительный фонд, чтобы больше помогать нуждающимся и зарегистрировать его в Минюсте КЧР. Они переименовали группу в «Хайр», администраторами, кроме Муратковой, стали Трамова и Тамбиев.

После ухода Альбины из группы ушла и её сестра, и тогда Тамбиев разместил там реквизиты банковской карты, электронных платёжных систем, собирал деньги и распоряжался ими на своё усмотрение.

Мураткова заявила, что она не говорила часть из того, что написано в протоколе. Так, она вышла из группы ещё в 2012 году и не могла знать, что там дальше происходило. Альбина повторила, что Тамбиев никогда не настаивал на создании каких-либо официальных организаций, это было общее желание волонтёров. Она не помнит, кто именно создавал группу «ВКонтакте» и чётко говорила об этом во время допроса следователю Надиру Телевову. Она также не говорила, что группа «Хайр» была создана по инициативе Тамбиева, что он собирал в ней деньги и что после её ухода администраторами группы были Тамбиев и Аминат Трамова.

Когда Мураткова подписывала протокол допроса, у неё на руках был малолетний ребёнок,  поэтому она просто «быстро пробежала глазами по тексту», прежде чем поставила подпись.

Свидетель Аминат Трамова рассказала, что так же, как и её сестра, познакомилась с Тамбиевым летом 2012 года. Они участвовали в благотворительной акции, которую организовала Альбина. Они решили периодически встречаться и проводить подобные акции. Создание группы «Молодёжная организация Хайр» было общим решением. Они хотели помогать нуждающимся едой и одеждой, собирать деньги на медицинскую помощь детям и размещать информацию об акциях в группе. Аминат не помнит, кто был администратором группы.

Зарегистрировать организацию хотели все, это не было не было инициативой Тамбиева. В любом случае они этого не сделали. Трамова заявила, что Тамбиев занимался тем же, что и остальные волонтёры. Отчёты о собранных деньгах и их расходовании они публиковали в своей группе, но свидетель не смогла назвать определённого ответственного за финансы человека, «этим занимались все участники».

По её словам, группа существовала до конца 2014 года. Она пояснила, что волонтёры группы были студентами. По мере окончания учёбы они покидали группу, и постепенно она перестала обновляться.

Суд удовлетворил ходатайство гособвинителя и огласил показания Трамовой, которые она давала на предварительном следствии — «в связи с существенными противоречиями».

В протоколе допроса (тоже от 21 февраля 2020 года) Трамовой говорилось, что в 2012 году Альбина Мураткова создала группу «Молодёжная благотворительная группа». Примерно в 2013 году Тамбиев предложил сёстрам создать благотворительный фонд и официально зарегистрировать его, чтобы собирать деньги. Благотворительную группу в «ВКонтакте» они переименовали в «Хайр». Доступ к ней имели Трамова, Мураткова и Тамбиев. Сначала Мураткова, а позже и Трамова, покинули группу и её администрировал только Тамбиев. Он разместил в ней реквизиты банковской карты, электронных платёжных систем, и самостоятельно распоряжался деньгами, которые на них поступали, так как он вёл всю бухгалтерию.

Трамова ответила, что подтверждает показания только частично. Она пояснила, что в первое время многие участники группы могли делать публикации в ней. Позже они распределили обязанности, и Тамбиев стал формальным администратором группы. Он занимался оформлением страницы, информацию для размещения в группе передавали ему. Они все хотели создать официальную организацию. Трамова добавила, что не помнит, чтобы Тамбиев размещал в группе реквизиты своих банковских карт. Также она не помнит, чтобы говорила, что Тамбиев вёл бухгалтерию.

Следующее судебное заседание по делу назначено на 17 февраля в 10 часов.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года, после того как у него дома прошли обыски. 18 июня Гаджиева заключили под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый  по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками. 

  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2).

* Исраил Ахмеднабиев (также известен как Абу Умар Саситлинский) — проповедник из Дагестана, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма. Ахмеднабиев отрицает свою причастность к террористической деятельности. Он покинул Россию в 2014 году.
Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: