Европа жертвует беженцами?

25.06.2021

Европейские страны продолжают высылать уроженцев Чечни, которым на родине угрожает опасность

Программа «Горячие точки» выпустила очередной бюллетень по ситуации на Северном Кавказе — краткое описание основных событий трёх весенних месяцев 2021 г., некоторые обобщения и тенденции развития ситуации. В фокус внимания попали публикация о казнях в Чечне и реакция на неё чеченских властей, постановления ЕСПЧ по делам с Северного Кавказа, продолжение «ингушского процесса» и многое другое. Особое внимание уделено депортациям уроженцев Чечни из Европы, где раньше их принимали с распростёртыми объятиями. 

В последние годы из-за массового наплыва сирийских беженцев Европа ужесточила режим в отношении искателей убежища. Пострадали от этого и выходцы из Чечни, живущие в европейских странах.

Франция резко изменила отношение к просителям убежища из Чечни ещё в 2017 году. Обострение проблемы закономерно произошло после того, как осенью 2020 года в пригороде Парижа выходец из Чечни убил учителя, показавшего на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала «Charlie Hebdo». Для высылки человека на родину теперь достаточно подозрения спецслужб, что тот или иной уроженец Кавказа связан с террористическими группами или причастен к конфликту в Сирии. Подобная ситуация наблюдается и в других европейских странах — Германии, Швеции, Польше. 

В результате подчас страдают люди, для которых возвращение в Чечню чревато пытками и тюрьмой.

Самый вопиющий из подобных случаев — дело Магомеда Гадаева.

В 2009-2010 годах Гадаева держали в подвале на базе чеченского ОМОНа в Грозном и пытали. Освободить его удалось благодаря тому, что в то же время в том же подвале удерживали Ислама Умарпашаева. По запросу Комитета против пыток ЕСПЧ применил в его деле срочные меры. С Умарпашаевым из секретной тюрьмы освободили ещё несколько человек, в том числе Гадаева. 

Выехав из России в 2010 году, Магомед дал показания, как силовики пытали людей и совершали внесудебные казни. Он стал важным свидетелем, которого власти Чечни очень хотели получить в свои руки. 

В 2012 году Гадаев перебрался в Польшу, затем — во Францию. Здесь ему отказали в политическом убежище, вероятно, в связи с тем, что в Польше он успел получить статус беженца. 

Спустя семь лет французские власти пытались выслать Гадаева сначала в Польшу, затем в Россию, но суд запрещал депортацию. Статус беженца в Польше оказался аннулированным. Во Франции присутствие Гадаева признали угрожающим национальной безопасности. 

8 апреля 2021 года полиция задержала Магомеда и поместила в депортационный лагерь. Связаться с адвокатом ему не позволили. В знак протеста против незаконной высылки Гадаев порезал себе живот. 

9 апреля, не оказав ему медицинскую помощь, Гадаева посадили на самолёт в Москву. Правозащитников и адвокатов, пытавшихся воспрепятствовать депортации, обманули — им сказали, что Магомеда повезли в больницу.

В московском аэропорту Гадаева задержали сотрудники погранслужбы ФСБ, которые планировали отправить его в Чечню. Адвокат Семён Цветков, приглашённый «Мемориалом» и Комитетом против пыток, смог пробиться к Гадаеву. После долгих переговоров Магомеду позволили в сопровождении адвоката улететь в Новый Уренгой, где живёт его брат. 

Но уберечь Гадаева от отправки в Чечню не удалось. 

10 апреля в квартиру, где остановились Магомед с адвокатом, приехали некие люди, которые пытались похитить Гадаева. Адвокат вызвал полицию. Цветкова и Гадаева забрали в отдел, оттуда они под охраной полицейских вернулись в квартиру. 

11 апреля полицейские сказали, что Гадаеву нужно поехать в СК оформить документы по поданному накануне заявлению. Несмотря на то, что у подъезда стояли две полицейские машины, люди в штатском (по акценту и особенностям поведения, вероятно, чеченские силовики) схватили Магомеда, когда он выходил из дома, и затолкали в свою машину. Адвокат пытался сесть в ту же машину, но его оттолкнули. Магомеда увезли в Чечню. 

Цветков отправился следом и занялся поисками подзащитного. Только 14 апреля адвокату позволили встретиться с Гадаевым в отделе полиции по Ачхой-Мартановскому району. В присутствии полицейских Магомед заявил, что не нуждается в услугах адвоката. Впоследствии он отказался — очевидно, под давлением, — и от адвоката, приглашённого его супругой. 

В начале июня Гадаева приговорили к полутора годам колонии-поселения. Ему вменили хранение оружия на чердаке дома отца, в котором Магомед не был 10 лет. Его интересы на суде представлял дежурный адвокат. Правозащитники о суде не знали. 

Случай Гадаева — наиболее вопиющий, но не единственный. Также довольно подробно известно о депортации из Франции Мансура Исмаилова и Лези Арцуева, из Германии — Нурмагомеда Мамуева.

«Складывается впечатление, что силовые структуры европейских государств переняли худшие приемы, применявшиеся спецслужбами России на Северном Кавказе, — заключают авторы бюллетеня. — Полицейские по ночам силой врываются в квартиры, увозят беженцев в неизвестном направлении, отказывают в связи с родственниками и адвокатами, лгут об их местонахождении, лишают медицинской помощи, силой сажают в самолет, нарушая при этом законы собственной страны и игнорируя судебные решения».

Поделиться: