Двое жителей Ингушетии пожаловались в ЕСПЧ на арест и штраф из-за участия в протестных акциях

17.10.2019

Исропил Нальгиев и Багаудин Гагиев заявляют, что их незаконно преследуют из-за участия в мирной акции

Двое жителей Ингушетии — 29-летний Исропил Нальгиев и 58-летний Багаудин Гагиев, участвовавшие в митингах 26 и 27 марта 2019 года в Магасе, пожаловались в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на нарушение ст. 5, 6, 10 и 11 Европейской Конвенции. Интересы заявителей представляют юристы Правозащитного центра «Мемориал».

Напомним, в марте жители Ингушетии протестовали против подписания соглашения о границе с Чечней. Акция 26 марта была согласована, 27-го — нет. После 27-го марта против 44 человек возбудили уголовные дела. Адвокаты обвиняемых сравнивают ситуацию с «болотным делом», которое возбудили в Москве после событий 6 мая 2012 года.

  • Дело Исропила Нальгиева

Исропил Нальгиев 26 марта участвовал в согласованном митинге. В 06:00 3 апреля в его доме прошёл обыск, после которого Нальгиева задержали. Во время обыска у всех членов семьи изъяли телефоны. По словам Нальгиева, правоохранители не представились, не показали удостоверений и постановление об обыске. В это время дома были его мать, сестра-подросток и беременная жена. Все они были шокированы происходящим. Нальгиев просил пригласить в качестве понятых соседей, но ему не позволили — в качестве понятых были неизвестные люди, которых силовики привезли с собой. Кроме того, Нальгиеву в грубой форме запретили звонить адвокату, после чего у него отобрали телефон и больше не вернули.

В 07:00 Нальгиева посадили в гражданскую машину без опознавательных знаков и государственных регистрационных знаков. На него надели наручники, поместили между людьми в масках и с оружием. Нальгиеву и его родным сообщили, что его повезут в Следственный комитет, однако в итоге, как полагает Нальгиев, его увезли на базу Росгвардии на окраине Назрани. Машина остановилась на парковке этой базы примерно в 07:30, но Нальгиева не выпускали из машины еще примерно три часа.

Когда Нальгиева увезли, вооруженные лица продолжили обыск в его доме. Закончив его, они заставили мать Нальгиева подписать опись изъятого имущества, однако копию документа не дали. По словам Нальгиева, силовики изъяли вещи, принадлежащие членам семьи, на сумму около 100 тыс. рублей.

3 апреля в отношении Нальгиева составили протокол по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования). В вызове адвоката ему отказали. Позднее Магасский районный суд признал Нальгиева виновным и оштрафовал на 20 тыс. рублей. Верховный суд Ингушетии, рассмотрев жалобу на это решение, оставил его в силе.

Нальгиев жалуется на нарушение ст. 5, 6, 10 и 11 Конвенции. Он заявляет, что его незаконно задержали и ссылается, также как и Гагиев, на решение ЕСПЧ в деле «Навальный и Яшин против России». Кроме того, Нальгиев жалуется, что провёл в полиции 13 часов. Это незаконно: если статья «неарестная», то срок задержания не может превышать три часа. Также Нальгиев жалуется на чрезмерную длительность доставления на допрос и в здание суда, и на то, что во время суда гособвинитель отсутствовал. Наконец, Нальгиев жалуется, что его преследуют исключительно за его участие в публичной акции.

  • Дело Багаудина Гагиева

В жалобе Гагиев утверждает, что 27 марта он не принимал участия в митинге (акция не была согласована). По его словам, он приехал, чтобы уговорить молодёжь разойтись. Однако ему это не удалось, и спустя пять минут он ушёл.

Утром 11 апреля Гагиева задержали в его доме без объяснения причин и доставили в РОВД. В отделе полиции в отношении него составили протокол по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ (действия или бездействие, предусмотренные ч. 5, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу). Спустя шесть часов его отправили в Магасский районный суд, который признал Гагиева виновным и арестовал на десять суток. 12 апреля Гагиев обжаловал это решение, однако 16 апреля Верховный суд Ингушетии оставил его в силе, изменив лишь время, с которого исчисляется срок наказания.

Гагиев жалуется на нарушение ст. 5, 6. 10 и 11 Конвенции. По его словам, задержание и доставка в полицию были незаконными. Гагиев ссылается на решение ЕСПЧ в деле «Навальный и Яшин против России». В нём суд указал, что человека можно доставить в полицию для составления протокола только если такой протокол не может быть составлен на месте обнаружения правонарушения.

По словам Гагиева, в самом отделе полиции условия содержания «были нарушающими человеческое достоинство»: с момента задержания на протяжении всего дня ему не давали ни еды, ни воды, несмотря на просьбы; кроме того, он не мог ни сидеть, ни лежать на протяжении всего дня, проведенного в полиции и суде. Также Гагиев указывает, что национальные суды не смогли обеспечить участие в процессе государственного обвинителя.

Кроме того, Гагиев заявляет, что его задержание и последующий арест «не были необходимым в демократическом обществе». «Единственным основанием для задержания заявителя было участие в несанкционированной публичной акции. Однако, как установил Европейский суд, одно только участие лица в несанкционированной акции не может являться достаточным для обоснования вмешательства в его право на свободу собраний», — говорится в жалобе.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Как минимум 34 активиста ингушской оппозиции обвиняются в насилии (шесть лидеров – в его организации) против сотрудников правоохранительных органов, которым оказали сопротивление участники акции протеста в столице Ингушетии Магасе 27 марта 2019 го

Программа: Горячие точки

26 сентября 2018 г. в столице Республики Ингушетия г.