Обнинский депутат против закона о «резиновых квартирах»

18.03.2015

Вчера, 17 марта, мировой судья 15-го участка города Обнинска Светлана Бойкова начала слушанье дела Татьяны Котляр – депутата Обнинского городского собрания, правозащитницы, участницы Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал». В самом начале процесса Татьяна Михайловна заявила, что не

Вчера, 17 марта, мировой судья 15-го участка города Обнинска Светлана Бойкова начала слушанье дела Татьяны Котляр – депутата Обнинского городского собрания, правозащитницы, участницы Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал». В самом начале процесса Татьяна Михайловна заявила, что не стремится избежать уголовного преследования, ее цель — привлечь внимание к абсурдности закона о «резиновых квартирах».

Брошенные переселенцы

Депутата Котляр знает вся Калужская область: именно она помогает получить регистрацию тем, кто в ней нуждается, в том числе – участникам государственной программы переселения соотечественников. Этих людей чиновники бросили на произвол судьбы. Свидетельство участника программы не дает права на подачу документов для получения гражданства, для этого нужна еще и регистрация по месту пребывания. Обычно люди не знают этого и вступают в программу, надеясь обрести гражданство РФ в награду за то, что согласятся ехать туда, где им предлагают поселиться и где, как они надеются, их ждут. А получить регистрацию по месту пребывания им оказывается негде. Именно таким людям и помогала Татьяна Котляр — в то время, как должны были помогать администрация области или министерство труда, ответственные за реализацию программы. Но помочь Котляр могла только одним способом – зарегистрировав их у себя. Кстати, за время работы программы Калужская область приняла около двадцати тысяч соотечественников, и около тысячи из них были зарегистрированы у Татьяны Михайловны — вероятно, именно эта возможность и притягивала таких желанных мигрантов в регион.

Это же правило – необходимость регистрации по месту жительства – касается и тех, кто хочет получить разрешение на временное проживание (РВП). Регистрация не нужна при подаче документов, но в течение нескольких месяцев после получения РВП иностранный гражданин обязан оформить постоянную регистрацию.

Сейчас в обнинской квартире Татьяны Котляр живет всего одна семья из Таджикистана. Но зарегистрированы там сотни людей. Об этом много писала пресса, в том числе и сама Котляр.

Татьяна Михайловна обратилась к президенту России с призывом: «Возбудите против меня уголовное дело!». Это не было эпатажем, просто правозащитница хотела привлечь внимание к абсурдности ситуации. Но ни этот призыв, ни прямой разговор Путина с правозащитниками, когда, казалось, он согласился, что ситуация абсурдна, не привели к успеху. Президент подписал закон в декабре 2013 года – в начале 2014 года он вступил в силу.

Теперь «фиктивная регистрация» и «фиктивная постановка на миграционный учет» (статьи 322.2 и 322.3 УК РФ) наказываются реальным сроком заключения под стражу. (См. http://www.memo.ru/d/197599.html, http://www.hro.org/node/18960, http://kaluga24.tv/tatyana-kotlyar-stala-figurantom-ugolovnogo-dela/ , http://www.memo.ru/d/204736.html, http://refugee.ru/sejchas-vy-budete-smeyatsya/, http://vestnikcivitas.ru/pbls/3591).

Прописка «цыганей»

В обвинительном заключении, предъявленном Татьяне Михайловне, указан ряд людей, которых Котляр регистрировала в своей квартире в 2014 году, но далеко не все из них. «Я думаю, что таким образом обвинение хочет сместить акценты, - поясняет сотрудник Сети «Миграция и Право», адвокат Илларион Васильев, представляющий интересы Котляр в суде. – Ведь именно прошлой весной появились украинские беженцы. Обвинение не хочется фиксировать на этом внимание, так что в списке, предъявленном Котляр, нет многих фамилий граждан Украины, зарегистрированных в тот период, а это в основном русские и украинцы из Донецкой и Луганской областей. Общество относится к ним сочувственно, что не соответствует целям обвинения». Действительно, в тексте обвинения отмечено:  большинство зарегистрированных у Котляр – мигранты из Средней Азии. Там же написано, что Котляр прописывала у себя еще и «цыганей».

Суд начался 17 марта в 12:00. Адвокат Васильев и Татьяна Котляр заявили ходатайство о запросе писем Татьяны Михайловны в разные инстанции и ответов на них. Почему эти письма так важны? Согласно примечанию к статье 322.2 УК РФ, «лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления». Таким образом, своими письмами в различные инстанции о бедственном положении участников
госпрограммы и устными заявлениями в УФМС при регистрации Татьяна Котляр сама же и способствовала раскрытию этого «преступления», извещая всех о том, что жить у нее зарегистрированные люди не будут. Но судья отклонила это ходатайство, чем сразу выразила свое отношение к делу.

После этого прокурор больше часа оглашала обвинительное заключение, с перерывом на обед — так много имен оказалось в деле. Засыпала не только публика — время от времени закрывала глаза и судья. Когда обвинительное заключение, наконец, было оглашено, Татьяне Котляр дали слово.

— Я писала, что регистрирую людей в своей квартире, потому что больше негде. Мне говорили, что я не имею на это права, что я — не принимающая сторона. Из ФМС мне прислали ответ, что в качестве принимающей стороны могут выступать Министерство труда и администрация Калужской области. Я хотела добиться, чтобы администрации области и муниципалитета занимались регистрацией людей, которые приезжают по госпрограмме, и я получала от них ответы, что механизм разрабатывается. Но где он? Пускай людей регистрируют в гостиницах, на территории министерств,
администрации, в конце концов. Их пригласило государство, которое им ничем не помогло. А я помогла! Разве помощь людям — это преступление? Но именно в этом меня обвиняют, — говорила правозащитница.

Понимала ли она, что нарушает закон? На этот вопрос прокурора Татьяна Котляр ответила четко:

— А если бы был закон, что всех их нужно поместить в газовые камеры, в печки? Я считаю, что людей надо защищать и спасать, даже если это грозит уголовным преследованием.

Мертвые души

После перерыва появились свидетели обвинения. Инспектор ФМС, участковый, паспортистка. Собственно, свидетельствовать им было не о чем – больше, чем сама обвиняемая, они сказать не могли. От некоторых показаний, данных на следствии, возможно, под давлением, паспортистка отказалась.

Именно с паспортным столом Обнинска связан еще один любопытный момент этого дела. В обвинительном заключении указано, что в 2014 году Татьяна Котляр зарегистрировала 12 человек. Двоих из них Татьяна Михайловна, у которой прекрасная память, совершенно не помнит. А еще одну женщину из списка Котляр знает, но в 2014 году регистрацию ей, кажется, не продлевала. Почерковедческая экспертиза показала, что подпись Татьяны Михайловны на заявлениях с просьбой поставить на учет этих людей подделана. А один из свидетелей рассказал следствию, что в паспортном столе на ул. Горького, 6 ему предлагали зарегистрироваться по адресу Татьяны Котляр без ее участия, но за 15 тысяч рублей. Приглашенная Инна Линь, сотрудница того самого паспортного стола, все отрицала — ничего подобного, по ее словам, на Горького, 6 никогда не практиковали.

Возможно, на этот казус прольют свет показания других свидетелей, которых еще планируют вызвать и обвинение, и защита — 17 марта судья приняла решение назначить продолжение слушаний на 18, 23 и 24 марта. Хватит ли четырех дней на рассмотрение дела, покажет время, но защита настроена серьезно. Татьяна Котляр четко обозначила свою позицию: ее цель — не просто снятие всех обвинений. Она хочет, чтобы власти решили проблему переселенцев, чтобы варварская статья о наказании за регистрацию была отменена, чтобы сами процедуры приема мигрантов в России как по государственным программам, так и в общем порядке соответствовали конституционным нормам.

Именно за это — за перемены в системе — и борется Татьяна Михайловна Котляр.

Программа: Миграция и право

Татьяна Котляр помогала получить регистрацию тем, кто в ней нуждается, в том числе – участникам государственной программы переселения соотечественников. Этих людей чиновники бросили на произвол судьбы.