Дагестан: поставленных на профилактический учет граждане обязывают сообщать о своих дальних поездках в полицию

16.09.2016

Врач участковой больницы с. Эрпели Буйнакского района Дагестана Даниял Алхасов, оспаривающий в суде свое внесение в списки состоящих на профилактическом учете как «приверженец нетрадиционного течения ислама «Салафизм»[1], сообщил об очередном нарушении его прав на свободу передвижения со стороны дагестанских правоохранительных структур.

 

[1] Формулировка из ответа полиции на запрос Алхасова о причинах постановки его на учет.

Напомним, что Даниял Алхасов добивается от сотрудников МВД России по Буйнакскому району РД снятия его с профилактического учета. Рассмотрение предыдущего иска началось 16 февраля 2016 года в Буйнакском районом суде, но по ходатайству представителя ОМВД РФ по Буйнакскому району было передано для рассмотрения в Верховный суд РД, который оставил исковое заявление без рассмотрения. 10 августа 2016 года судья Буйнакского районного суда Асхаб Омаров административный иск Данияла Алхасова и признал незаконным бездействие представителей Отдела МВД РФ по Буйнакскому району РД, которые не дали истцу Алхасову ответа на его заявление, в котором он просил снять его с профилактического учета либо сообщить причины отказа в снятии с учета.

Но, несмотря на вступившее в силу решение суда, никакого ответа Д. Алхасов так и не получил, нарушения же его права на свободу передвижения, вызванные постановкой на профилактический учет, продолжаются.

* * *

В конце июля 2016 года Даниял Алхасов с женой поехали в г. Баку, Азербайджан. На Южной автостанции в г.Махачкале, где они планировали сесть в маршрутку до Дербента, их остановили сотрудники полиции. Выяснив, что Д. Алхасов состоит на профучете, они спросили, знает ли участковый, что они выезжают из Махачкалы, с какой целью и куда они едут. Взяв объяснения, проверив документы, сумки и проведя личный досмотр Алхасова, их с супругой отпустили. На все это ушло около часа. На границе с Азербайджаном их остановили пограничники и в течении часа снова опрашивали, задавая те же вопросы, звонили в Буйнакский РОВД, затем отцу Данияла Алхасова, спрашивали в курсе ли он, что его сын едет в Азербайджан. После этого Алхасова с женой отпустили.

В сентябре 2016 года Даниял Алхасов решил съездить на горнолыжный курорт Домбай в Карачаево-Черкесию. Чтобы избежать длительных остановок и проверок на каждом полицейском посту он заранее позвонил участковому инспектору полиции и сообщил о предполагаемой поездке. Участковый попросил его зайти в районный отдел полиции в г. Буйнакске и дать письменное объяснение, куда, с кем, когда, для чего и на каком автомобиле Алхасов поедет. 9 сентября 2016 года Даниял Алхасов пришел в отдел полиции по г. Буйнакску, написал все требуемые объяснения, указал интересующие сотрудников полиции сведения, кроме номера автомобиля – автомашина принадлежит его другу, с которым они решили ехать в КЧР. Около 14:00 Д.Алхасов с другом выехали из ОВД по г. Буйнакску и отправились в Карачаево-Черкесию. Через два часа участковый позвонил Д. Алхасову и просил назвать госномер автомобиля, в котором они едут.

Даниял Алхасов и его друг проехали через территории Чечни, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии и нигде по дороге они не вызвали никакого интереса у сотрудников полиции. 10 сентября около 2:00 ночи они въехали на территорию Карачаево-Черкессии. Однако на посту при въезде на территорию республики их машину остановил сотрудник ДПС, затем к ней подошли еще трое полицейских, как позже выяснилось, сотрудников ЦПЭ. Они навели на Д. Алхасова и его друга автоматы и приказали им лечь на землю лицом вниз, после чего тщательно обыскали их обоих, обыскали автомобиль и вещи в сумках. Не найдя ничего подозрительного, обоим разрешили встать и сказали, что ждут их уже с 21:00, поскольку из отдела полиции г. Буйнакска поступила информация, что в Карачеаево-Черкесию на автомобиле Лада «Приора» белого цвета за таким-то госномером едут лица, стоящие на учете как экстремисты, хотя друг Алхасова не состоит на профилактическом учете.

Сотрудники ЦПЭ взяли объяснительные у Алхасова и его друга, после чего отпустили. На посту они провели в общей сложности около полутора часов. Больше никаких сложностей с представителями закона у Д.Алхасова и его друга не было и после отдыха они вернулись домой.

Возможно, в данной ситуации все сотрудники правоохранительных органов действовали  по инструкции. Но, очевидно, что при этом они грубо нарушали нормы Конституции и законодательства РФ, включая и недавно принятый Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации».

Во-первых, Алхасов, согласно ответу ему из полиции, был поставлен на профучет как ««приверженец нетрадиционного течения ислама «Салафизм». Не вдаваясь в обсуждение того, насколько такое обоснование вообще правомерно, отметим, что ни один правовой акт в РФ не дает основание сотрудникам полиции ставить знак равенства между понятиями «салафизм» и «экстремизм». Во-вторых, вышеупомянутый закон дает полиции право «для информационного обеспечения деятельности субъектов профилактики правонарушений» вести профучет, т.е. «сбор, регистрацию, обработку, хранение и предоставление информации». Но нигде не сказано, что при этом полицейские вправе ограничивать права граждан, которые поставлены ими на такой учет. Нигде не сказано, что они вправе требовать от граждан самим информировать полицию о всех планируемых поездках. В-третьих, действия полицейских на посту при въезде в Карачаево-Черкесскую Республику не могут быть ничем оправданы, поскольку ни Алхасов, ни его друг никакими своими действиями не давали оснований считать, что они чем-либо угрожают безопасности постовых. В статье 4  Закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» четко указано, что «приоритет прав и законных интересов человека и гражданина» является первым принципом «при осуществлении профилактики правонарушений». В случае с Алхасовым полицейские как в Дагестане, так и в КЧР грубо нарушали права человека, поставленного на профучет. Кроме того, полицейские явным образом превышали свои должностные полномочия.

Правозащитный центр «Мемориал» не ставит под сомнение право и даже обязанность сотрудников полиции вести профилактику правонарушений, включая и учет лиц, склонных по их оценкам, к совершению правонарушений. Но делать это они должны строго в рамках закона. Если такой учет каким-то образом затрагивает права граждан, вкюченных в списки профилактируемых, то алгоритм такого учета должен быть опубликован и строго соблюдаться. Гражданам должны быть ясны ответы на следующие вопросы:

  • кто и на каких основаниях имеет право включать тех или иных людей в списки профилактического учета?
  • что могут требовать представители государства от людей, находящихся в списках профучета  (со ссылками на соответствующие нормы законодательства РФ)?
  • как можно добиться снятия с профилактического учета?

Именно этого и добивается ПЦ «Мемориал» в ходе своей работы на Северном Кавказе. Пока же получается, что  в совокупности действия полиции по профучету ведут только к тому, что права граждан, например, на свободу передвижения, незаконно ограничиваются, а сотрудники полиции отвлекаются на проведение заведомо бесполезных с точки зрения борьбы с преступностью мероприятий. Кроме того, этот конкретный  случай показал, что не имеет значения, выполнит ли поставленный на профучет гражданин указание сотрудника полиции сообщать ему о своем выезде или нет – неприятности у него все равно будут.

Программа: Горячие точки

Постановка граждан на профилактический учет как «экстремистов» (варианты — «религиозных экстремистов», «последователей ваххабизма») приняла в Дагестане массовый характер с 2015 года.

Программа: Горячие точки

С лета 2014 года врач участковой больницы с.