Полная безнаказанность государства. Северный Кавказ без Европейского суда

17.03.2022

16 марта комитет министров исключил Россию из Совета Европы

Это значит, что при новых нарушениях своих основополагающих прав россияне не смогут обращаться в Европейский суд по правам человека. И хотя ЕСПЧ не мог сам отменить приговоры российских судов, признание нарушений при рассмотрении тех или иных дел порой становилось основанием для пересмотра дел. Для многих жителей Северного Кавказа Европейский суд оставался последней инстанцией, где они могли рассчитывать на справедливость.

16 марта ЕСПЧ приостановил рассмотрение всех дел против России и не будет рассматривать заявления от российских граждан. Это сделано до оценки судом правовых последствий исключения России из Совета Европы. На конец февраля на рассмотрении в Страсбурге находились 72 тысячи жалоб, решения по которым еще не приняты. Из них 18 тысяч или почти 25% – жалобы против России.

Старший юрист правозащитного центра «Мемориал» Дмитрий Гурин указывает, что пока юристы полагают – все нарушения Европейской Конвенции о защите прав человека и свобод человека, произошедшие до 15 марта, еще попадают под юрисдикцию ЕСПЧ и по ним можно будет подать жалобы. Однако как на новые решения отреагирует Россия – можно только гадать.

  • Туманные перспективы

ПЦ «Мемориал» выиграл одни из первых дел в ЕСПЧ по Северному Кавказу по событиям второй чеченской войны. Это бомбардировка колонны беженцев на трассе «Ростов-Баку» в октябре 1999 года, убийства жителей Старопромысловского района Грозного в ходе «зачистки» в январе 2000 года, бомбардировка села Катыр-Юрт, в результате которой погибли десятки мирных жителей и больше сотни пострадали.

«Мы вели большое количество дел по похищению жителей Чечни, когда было очевидно, что их забирали и убивали представители федеральных сил. Похищения продолжались и в кадыровской Чечне, в ЕСПЧ находится дело о "расстрельном списке 27", оно касается секретных пыточных и тюрем, одна из которых открыто действует в центре Грозного», – говорил Кавказ.Реалии член правления организации, руководитель программы «Горячие точки» Олег Орлов.

За двадцать с лишним лет членства России в Совете Европы под влиянием позиций ЕСПЧ перестраивались нормы отечественного законодательства, прежде всего в вопросах уголовного процесса, создавались новые механизмы правовой защиты, рассказывает юрист Дмитрий Гурин. Он подчёркивает – практически никогда высшие судебные инстанции в России не отвергали позицию ЕСПЧ, кроме отдельных случаев, которые можно перечислить по пальцам. И даже после выхода страны из Совета Европы останутся наработанные механизмы, принципы и элементы правовых позиций.

«Другое дело, что по существенной части важных вопросов, например, обоснованности арестов, условий содержания, свободе мирных собраний Россия не пошла дальше формальной декларации исполнения позиций ЕСПЧ. Отсутствовала политическая и правовая воля на подвижки, реальное претворение в жизнь многих стандартов, на которые указывал Европейский суд», – признаёт старший юрист «Мемориала».

Что может заменить ЕСПЧ в новой России? Председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас заявил РИА Новости, что «вместо него россияне смогут обращаться в Конституционный суд России».

«Конституционный суд не рассматривает конкретные дела, он, фигурально выражаясь, судит законы. Туда нельзя обратиться с конкретной проблемой, Конституционный суд рассмотрит дело, только если какой-то закон противоречит положению Конституции, – рассуждает Гурин. – Вероятно, чтобы заполнить пустоту, российские власти будут разрабатывать какие-то механизмы и инстанции, хотя все это будет выглядеть откровенной бутафорией»

  • «Права человека будут нарушаться ещё больше»

Неэффективность российской судебной системы вынуждала жителей как Ингушетии, так и всего Северного Кавказа обращаться за защитой попранных прав в ЕСПЧ. Это подтверждают десятки тысяч обращений в Страсбург и положительные решения по ним, отмечает председатель отделения партии «Яблоко» в Ингушетии Руслан Муцольгов.

«Было два механизма, две части таких решений: признание нарушений прав и свобод и указание государству на восстановление попранных прав. Это сопровождалось компенсацией морального и материального вреда. К огромному сожалению, почти все решения, по крайней мере о нарушениях прав человека на Северном Кавказе – похищениях, внесудебных казнях, пытках – исполнялись только в части выплат», – признаёт правозащитник.

Несмотря на неисполнение принципов многих решений ЕСПЧ в прошлые годы, в условиях, когда судебная система безоговорочно поддерживает следственные и надзорные органы, лишение независимого механизма является большим ударом по защите прав человека в России.

«Государство, отдельные представители силовых структур, почувствуют свою полную безнаказанность. Мы можем столкнуться с тем, что права человека будут нарушаться еще больше», – заключил Муцольгов.

Одними из немногих позитивных правовых новостей в России за последние пару лет адвокат Мария Немова в комментарии Кавказ.Реалии называет применение ЕСПЧ срочных мер для обеспечения больных спинальной мышечной атрофией необходимыми лекарствами и исполнение этого требования Россией – болеющие СМА дети с Северного Кавказа часто оставались без положенных по закону, но дорогостоящих препаратов – а также вынесение пилотного постановления по делу о домашнем насилии, на исполнение которого она продолжает надеяться.

  • Без сдерживающего механизма

ЕСПЧ принимал решения и по ряду других резонансных для Северного Кавказа дел. Например, признал власти России ответственными за их смерть и неэффективное расследование расстрела силовиками братьев-пастухов Гасангусеновых из Дагестана.

Осенью 2021 года ЕСПЧ признал, что бывшего модератора чата чеченского оппозиционного телеграм-канала 1ADAT Салмана Тепсуркаева в 2020 году незаконно похитила «группа из трех-пяти человек в черной форме чеченской полиции на черных автомобилях Toyota Camry с чеченскими регистрационными номерами», после чего в сети появилось видео с похищенным, где его заставляют сесть на бутылку. Эта история вызвала не только федеральный, но и международный резонанс. Однако до сих пор Следственный комитет России не может установить личности похитителей, а местонахождение вывезенного в Чечню Тепсуркаева неизвестно.

Председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажухов называет огромной роль ЕСПЧ в защите прав жителей Северного Кавказа.

«Национальные суды все равно имели в виду, что дальше их приговор может уйти в Страсбург. Это был сдерживающий фактор. Нашим судам приходилось учитывать практику положительных решений ЕСПЧ. Мы, правозащитники, всегда упирали и говорили, что есть Страсбург. Сейчас нас лишили опоры, независимой и важной инстанции. Думаю, мы очень быстро ощутим отсутствие ЕСПЧ», – уверен правозащитник.

Работающая по громким кавказским делам в ЕСПЧ адвокат Ольга Гнездилова подтверждает: после уточнения механизма работы суда в новых реалиях россияне смогут обращаться в Страсбург по нарушениям их прав, совершённым до 15 марта.

«Соответственно, все ранее поданные иски будут иметь силу. Это касается не только жалоб тех, кто живет в России, но и жалоб тех, кто живет в Украине, других территориях и пострадал от действий России», – отмечает юрист.

Собеседница уверена, что ЕСПЧ сделал российские суды более цивилизованными, в последние годы судьи ориентировались на практику вынесенных решений. Например, после многочисленных жалоб и постановления ЕСПЧ в России принят закон о компенсации за нарушения сроков судебного разбирательства, при этом дела стали рассматриваться быстрее. Улучшилось положение и условия содержания заключённых, в процессе решения проблема отдаленности отбывания наказания.

«Непонятно, какой сейчас будет международный сдерживающий механизм, потому что все остальные носят для России рекомендательный характер», – признает Гнездилова.

Европейский суд по правам человека за последние годы рассмотрел десятки дел из регионов Юга России и Северного Кавказа. ЕСПЧ обязал Россию выплатить 367 тысяч евро родственникам жертв внесудебных казней в Чечне и присудил 39 заложникам теракта в Беслане в 2004 году компенсации общей суммой в 360 тысяч евро. Россия лидировала по количеству жалоб в Европейский суд. На неё приходилось 25,2% от общего числа. На втором месте Турция (15,5%), на третьем – Украина (14,8%).

 

.

Поделиться: