Новое дело о пытках и как чеченские власти обманули российского омбудсмена

23.07.2019

«Мемориал», «Новая газета» и Комитет против пыток сообщили новые подробности по делу о «расстрельном списке 27-ми», рассказали о деле 14-ти — как силовики в расположении полка ППСП-2 в Грозном пытали людей и затем отправили их за решётку, а также как вместо исчезнувшего мужчины Москальковой показали его брата.

Дело о «расстрельном списке 27-ми» пойдёт в Европейский суд

«Расстрельный список» был опубликован «Новой газетой» 10 июля 2017 года. Фигурирующих в нём жителей Чечни сотрудники правоохранительных органов задержали в декабре 2016 — январе 2017 года. Журналистка Елена Милашина получила списки, составленные полицией, от УФСБ по ЧР. В них 63 человека (фототаблица).

По данным «Новой газеты», 27 из них расстреляны.

«Мемориал», в частности Оюб Титиев до ареста, проверял эти данные (опрашивал соседей, свидетелей и пр.). По нашим сведениям, как минимум 25 из них были задержаны сотрудниками силовых структур, а затем бесследно исчезли. Большинство из них держали в полку № 2 Патрульно-постовой службы полиции им. Ахмад-Хаджи Кадырова (ППСП-2).

Официальная позиция о 27-ми такова: 22 из них уехали воевать в Сирию, 2 живы, находятся дома (Мускиев и Юсупов), 3 мертвы — 1 умер от остановки сердца (Абдулкеримов), 2 были ранены во время нападения на полицию, задержаны, лежали в больнице, где и умерли.

«Мемориал» и «Новая газета» просили возбудить уголовное дело о незаконном задержании людей и убийстве. Проверка велась с апреля 2017 по февраль 2018 года. В возбуждении дела было отказано. Следствие «получило подтверждения», что 22 человека действительно уехали в Сирию.

Юристы ПЦ «Мемориал», «Правовой инициативы» и «Новой газеты» долго пытались получить материалы дела — 27 томов. Получив, изучали их. В ноябре 2018 года они обжаловали отказ в возбуждении дела, посчитав, что проверка проведена неполно, необъективно, следствие сознательно саботировало важные проверочные мероприятия и пыталось скрыть улики.

Вывод о том, что 22 человека уехали в Сирию, был сделан ишь на основе показаний двух свидетелей, осуждённых за терроризм и находящихся в заключении. При этом следователи даже не попытались установить билинг телефонов этих людей, что могло бы помочь выяснить места их реального пребывания. При осмотре места дислокации ППСП-2 были не осмотрены именно те корпуса, где предположительно содержали задержанных. Несмотря на то, что документы, свидетельствующие, что смерть Абдулкеримова носила ненасильственный характер, более чем сомнительны, реальные обстоятельства его смерти фактически не проверяли, и т. п., и т. д.

ПЦ «Мемориал» и «Правовая инициатива» намерены обратиться в Европейский суд по правам человека по этому делу.

Смотреть таблицу по «делу 27-ми»

«Дело 14-ти». Признательные показания за месяц

В июле 2019 года 14-ти жителям Курчалоевского района были вынесены приговоры за участие в незаконных вооружённых формированиях, хранение взрывчатки и оружия. Власти не отрицают, что эти люди были задержаны. Все 14 человек есть в списке из 63-х (см. фототаблицу). Это косвенно подтверждает, что все 63 человека, в том числе и 27 человек из «расстрельного списка», были задержаны.

14 мужчин задержали 9—10 января 2017 года, кого-то — дома (это подтвердили сами мужчины на суде и свидетели), кого-то в полицию увезли родные, испугавшись угроз.

По официальной версии, их задержали в феврале 2017 года. Причём обстоятельства «задержания», как их описывает следствие, весьма нелепы — каждого из них полицейские случайно обнаружили на окраине их сёл, где они сидели с гранатами, запалами, а некоторые — с автоматами, засунутыми под верхнюю одежду.

Что же с ними происходило с января по февраль 2017 года? Их так же, как и фигурантов «расстрельного списка 27-ми», держали в подвале полка ППСП-2, постоянно пытали, им угрожали сексуальным насилием. И в итоге вынудили всех 14 подписать признательные показания.

Читать показания Абубакарова и Мусаева.

Позже в суде первой инстанции один из них — Юсуп Титиев, двоюродный племянник Оюба Титиева, — полностью отказался от показаний. Остальные подтвердили часть показаний — что они готовились вступить в НВФ, но отрицали, что у них было оружие и боеприпасы.

В ходе рассмотрения «дела 14-ти» в суде первой инстанции родственники подсудимых не хотели гласности, не обращались за помощью к правозащитникам, не нанимали адвокатов, готовых реально бороться с обвинением. Дело в том, что представители власти неофициально говорили им — «не поднимайте шума, смиритесь, и вашим близким будут вынесены очень мягкие приговоры». Интересы обвиняемых представляли адвокаты по назначению, которые сотрудничали с обвинением и уговаривали своих подзащитных взять на себя всё, в чем их обвиняли. И лишь когда были вынесены суровые приговоры, родственники обратились к правозащитникам.

Только на стадии апелляции в дело вступили адвокаты, работающие по соглашению с ПЦ «Мемориал», «Новой газетой» и Комитетом против пыток: Марина Дубровина, Александр Караваев, Дмитрий Вигурский, Александр Немов, Инна Фомина.

Рассмотрение апелляционных жалоб в Верховном суде ЧР продолжалось с 19 марта по 12 июля 2019 года. В итоге приговор суда первой инстанции был оставлен без изменений.

14 человек получили по сфабрикованному делу от 9 с половиной до 10 с половиной лет заключения.

Смотреть таблицу по «делу 14-ти»

«Амир» Махма Мускиев, или как чеченские власти обманули Москалькову

Несколько человек по «делу 14-ти» якобы входили в вооружённую группу «амира Мускиева». Кто же это такой?

Махму Мускиева, 19.07.1990 г.р., жителя села Цоци-Юрт Курчалоевского района, задержали 10 января 2017 года вместе с двумя его братьями — их позже освободили. Махма исчез бесследно. Его родные и односельчане до сих пор не знают, жив ли он и где он находится.

11 января глава Чечни Рамзан Кадыров резко высказался о семье Мускиевых. Он припомнил, что они находятся в родственных связях с боевиками Мускиевыми, убитыми в 2000-х годах.

По данным «Новой газеты», Махму Мускиева расстреляли в числе 27-ми.

По официальной версии, он живёт в родном селе, его никто не задерживал.

В сентябре 2017 года уполномоченному по правам человека РФ Татьяне Москальковой во время её визиту в Чечню показали «Махму Мускиева» с паспортом. «Мемориал» считает, что это был не Махма, а один из его братьев.

7 человек из 14-ти рассказали, что сидели в подвале полка ППСП-2 вместе с Мускиевым. Но потом его, скорее всего, расстреляли — ни в одном из приговоров имя Мускиева или участие в некой его банде не упоминается.

Программа: Горячие точки

В статье «Это была казнь», опубликованной 10 июля 2017 года «Новой газетой