Статья УК: 
Написать письмо

344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., Зиядинову Эмилю Исмаиловичу 1984 г. р. Отправить электронное письмо можно через сайт «Крымской солидарности».

Зиядинов Эмиль Исмаилович

Зиядинов Эмиль Исмаилович родился 19 июня 1984 года, житель посёлка Октябрьское Красногвардейского района Крыма, активист крымско-татарской правозащитной организации «Крымская солидарность». Гражданин Украины и России, работал спортивным тренером и электриком, имеет четверых несовершеннолетних детей. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) и по ч. 1 ст. 30, ст. 278 («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы) УК РФ. Под стражей с 7 июля 2020 года.

Полное описание

Описание дела

Крымского татарина Эмиля Зиядинова обвиняют в организации ячейки международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее – ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным Судом РФ, в посёлке городского типа (пгт) Октябрьское Красногвардейского района Крыма.

Согласно обвинительному заключению, составленному ФСБ, Эмиль Зиядинов начал принимать участие в деятельности ХТ в 2008 году – на территории Украины это легально. После оккупации Крыма Россией, но не позднее 19 ноября 2019 года он конспиративно создал подразделение партии в Октябрьском и руководил им до задержания 7 июля 2020 года. К работе группы он привлёк неустановленных следствием лиц.

Преступная деятельность Зиядинова заключалась, по данным следствия, в создании, руководстве, планировании работы партийной ячейки; организации и проведении обучающих идеологии ХТ занятий для местных мусульман, собраний членов партии по изучению идеологии ХТ; подборе материала для их проведения; указаниях участникам ячейки по вербовке новых членов, распространению идей ХТ; обеспечении их материалами ХТ; распределении ролей между членами ячейки, а также определении мер конспирации. Обвиняемый также якобы и лично вёл пропаганду идей ХТ среди местных жителей.

«Зиядинов Э. И. являясь организатором, руководителем и идейным вдохновителем» ячейки ХТ «осуществлял на данной территории скрытную антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения, склоняя местных жителей к участию в деятельности указанной террористической организации, воздействуя при этом на их религиозные чувства…», - указывает следователь.

«Воздействуя на религиозные чувства членов данной ячейки террористической организации, подменяя традиционное в исламе понятие распространения его в обществе идеями подстрекательства мусульман к организованной антиконституционной деятельности, основанными на доктрине непременного поэтапного создания теократического унитарного государства – «Всемирный исламский Халифат», убеждал их в том, что в РФ органами государственной власти нарушаются права мусульман, поэтому необходимо призывать верующих объединиться для совершения организованных действий, направленных на создание указанного теократического государства», – говорится в обвинительном заключении.

Основными доказательствами обвинения служат тайные аудиозаписи четырёх встреч обвиняемого с другим членом ХТ, показания засекреченного свидетеля, изъятые в ходе обысков тексты ХТ, заключение комплексной лингвистико-религиоведческой судебной экспертизы.

7 июля 2020 года в домах крымских татар в разных районах Крыма ФСБ провела обыски и задержала семерых мужчин, обвинив в участии в деятельности в составе ХТ. Одним из них был Эмиль Зиядинов. Затем по ходатайству следователя Киевским районным судом Симферополя ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей в СИЗО на время предварительного следствия, которая неоднократно продлялась.

После завершения предварительного следствия и утверждения обвинительного заключения в марте 2021 года Зиядинов был этапирован из СИЗО Симферополя в СИЗО Ростова-на-Дону.

1 апреля коллегия из трёх судей Южного окружного военного суда в Ростове-на-Дону под председательством Станислава Владимировича Жидкова начала рассмотрение уголовного дела. Обвинение представляет прокурор Игорь Владимирович Надолинский.

Следствие вёл старший следователь следственного отдела УФСБ России по Республике Крым (РК) и г. Севастополю майор юстиции Д. С. Грамашов. Начальник отдела, выразивший письменное согласие с обвинительным заключением, - полковник юстиции С. С. Молчанов. Утвердил его зампрокурора РК старший советник юстиции С. В. Булгаков.

Обвиняемый виновным себя не признал, давать показания отказался, воспользовавшись правом, предоставляемым ст. 51 Конституции РФ.

Основания для признания политзаключённым

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией – в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В указанном решении ВС РФ № ГКПИ 03-116 деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет её деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного Суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы уже более 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения террористических актов, использования или планирования использования оружия.

В данном деле, как и в других известных нам делах о причастности к ХТ, фигуранту не вменяется подготовка теракта или озвучивание террористических угроз. Как видно из экспертизы фонограмм четырёх встреч, представленной в обвинительном заключении, в них кроме Зиядинова участвовал ещё только один неустановленный следствием человек. Прослушав их разговоры, эксперты решили, что обвиняемый ведёт себя, как «учитель», «наставник», а второй участник бесед, как «ученик». Учитель и наставник читали «тексты из идеологических источников» ХТ и обсуждали их.

В частности, эксперты обнаружили в беседах двоих мусульман «высказывание тезисов, характерных для организации «Хизб уб-Тахрир аль-Ислами»: противостояние партии (хизба) враждебной деятельности немусульман (кяфиров) в лице государств мира; формирование общественного мнения с целью строительства исламского государства (халифата), являющегося единственным решением проблем человеческих сообществ». Никаких обсуждений планов совершения терактов или применения иного насилия эксперты не обнаружили.

Обвинение в приготовлении к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя РФ по ст. 278 УК РФ обосновывается следствием практически тем же, что и по ст. 205.5. Как указывается в обвинительном заключении, обвиняемый в пгт Октябрьском «осуществлял скрытную антироссийскую, антиконституционную деятельность», «склоняя новых лиц к участию в деятельности ХТ; подменяя традиционные в исламе понятия идеями подстрекательства мусульман к экстремистской деятельности; формируя у верующих мусульман тенденциозное мышление при оценке событий, происходящих в РФ и межгосударственных отношениях», а также «экстремистские, сепаратистские убеждения», используя идеологические материалы ХТ; вёл «обеспечение скрытного развития и функционирования структуры данной незаконной террористической организации в РФ».

Однако ознакомившись с обвинительным заключением, мы видим, что, пытаясь обосновать обвинения в «терроризме», «сепаратизме», «экстремизме», «захвате власти» следствие приводит в качестве доказательств: встречи верующих, обсуждение религиозных тем, чтение исламской литературы.

Подобные обоснования обвинений сочетают описание вполне законных действий (распространение теологических знаний, формирование у верующих «тенденциозного» мышления, участие в собраниях и т. п.) с извращённым и необоснованным толкованием доктрины «Хизб ут-Тахрир», описывающей религиозное видение перспектив неопределенного будущего в виде создания объединяющего всех мусульман государства.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Не в первый раз в подобных делах криминализуется применение мер конспирации. Однако ожидание уголовного преследования вовсе не говорит об обоснованности этого преследования.

Особенно неприемлемо то, что следствие приводит, как доказательство вины обвиняемого, то, что он осуждает преследование мусульман в России.

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять её новой без наличия на то веских оснований (ст. 64 ЖК IV).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. Уголовное преследование, лишение свободы жителей Крыма по таким обвинениям нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы.

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман в России, фабрикациями уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя.

Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (сотни осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Обвиняемый принимал активное участие в поддержке крымских татар, подвергшихся преследованиям со стороны российских властей и их семьям. «В 2018 году Эмиль Зиядинов выходил на одиночный пикет с плакатом «Мусульмане не террористы», а в 2019 году стал участником «московских событий», когда в Москве возле здания Верховного суда РФ были задержаны 46 крымских татар. Активист организовывал передачи ранее арестованным политзаключённым крымским татарам в места лишения свободы», – отмечает «Крымская солидарность». 

В этой ситуации нам весьма вероятным кажется, что удобное и привычное обвинение в причастности к ХТ, стало инструментом для подавления общественной солидарности и гражданской активности жителей Крыма.

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», признает Эмиля Зиядинова политическим заключённым и требует его немедленного освобождения.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокаты: Ислям Велиляев, Айдер Азаматов

Как помочь

Адрес для писем: 344022, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской обл., Зиядинову Эмилю Исмаиловичу 1984 г. р.

Отправить электронное письмо можно через сайт «Крымской солидарности».

Помочь политзаключённым можно, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 или на кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Крымская солидарность. Зиядинов Эмиль // http://crimean-solidarity.org/polit-prisoners/profile/ziyadinov-emil-102

Крым.Реалии. На суде в России огласили обвинительное заключение по делу крымчанина Зиядинова – адвокат // http://ru.krymr.com/a/video-nasha-zhizn-razdelilas-na-do-i-posle/31239728.html

Крымская солидарность. В Ростове отложили заседания Зиядинова и Муратова. Суду не хватает конвойной службы для заключённых // http://crimean-solidarity.org/news/2021/05/24/v-rostove-otlozhili-zasedaniya-ziyadinova-i-muratova-sudu-ne-xvataet-konvojnoj-sluzhby-dlya-zaklyuchennyx-1271

ОВД-Инфо. Дела «Хизб ут-Тахрир» в Крыму // http://ovdinfo.org/story/dela-hizb-ut-tahrir-v-krymu

ПЦ «Мемориал». Дарья Костромина. Цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства» // http://memohrc.org/ru/reports/darya-kostromina-proterroristicheskie-vyskazyvaniya-cikl-obzorov-ugolovnye-presledovaniya-za

ИАЦ «Сова». Александр Верховский. Запрет партии «Хизб ут-Тахрир» в России и его последствия // http://sova-center.ru/misuse/publications/2018/02/d38877

The Insider. Александр Верховский. Массовые аресты, пытки и суровые приговоры для членов «Хизб ут-Тахрир»: чем они провинились? // http://theins.ru/obshestvo/92121

ИАЦ «Сова». Виталий Пономарев. Спецслужбы против исламской партии «Хизб ут-Тахрир» // http://sova-center.ru/religion/publications/2005/02/d3504

Дата обновления справки: 02.07.2021 г.

Развернуть