Статья УК: 

Смольников Максим Фёдорович

Смольников Максим Фёдорович, родился 29 декабря 1983 года, жил в Хабаровске, работал начальником отдела технического и программного обеспечения Краевого государственного казённого учреждения «Региональный центр оценки качества образования» (КГКУ РЦОКО). Известный в анархистской среде художник граффити, подписывающий свои работы именем Xadad. Активный пользователь сети «Вконтакте», где размещал посты и рисунки, преимущественно на острые социально-политические темы, такие как обнуление президентских сроков, протесты в Хабаровске, полицейское насилие. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма», до 7 лет лишения свободы). В настоящий момент дело расследует СО по Центральному району г. Хабаровска СУ СК РФ по Хабаровскому краю и Еврейской АО. Находился под стражей с 11 мая по 6 сентября 2021 года, когда был отпущен под запрет определённых действий.

Полное описание

Описание дела

11 мая 2021 года около 7 часов утра дома у хабаровского художника Максима Смольникова прошёл обыск, затем он был доставлен на допрос в следственный комитет, а на следующий день, 12 мая, судья Центрального районного суда Хабаровска Анна Крюк вынесла решение о его аресте на два месяца. 25 мая 2021 года Хабаровский краевой суд оставил это решение в силе. 6 сентября 2021 года был освобождён под запрет определённых действий.

Максиму Смольникову вменяется публичное оправдание терроризма (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ). Поводом для возбуждения уголовного дела послужил пост в сети «Вконтакте», посвящённый взорвавшему себя в здании архангельского УФСБ студенту Михаилу Жлобицкому, следующего содержания:

«В Архангельске 17-ти летний студент Михаил Жлобицкий, анархист одиночка взорвал себя в здании ФСБ ранив нескольких фсбэшников.

На данный самоубийственный акт его толкнули репрессии государства в отношении различных политических активистов, систематические пытки заключённых со стороны сотрудников ФСБ, центра «Э», ФСИН и тд.

Очевидно этот отчаянный поступок был призван скорее привлечь внимание общества к творящемуся в стране произволу, нежели совершить боевое нападение. В большей степени это похоже на акт самосожжения, а не на партизанскую атаку или теракт.

Михаил не состоял в какой-либо анархической организации, о своих взглядах заявлял только в открытых чатах. Но нет сомнений, что власти постараются воспользоваться ситуацией, усилят натиск на имеющиеся организации, скорее всего сильно пострадают узники дела «Сети», и возможно более активно начнут фабриковаться новые дела.

Анархизм в РФ не на подъёме, активных толковых людей сильно не хватает, и возможно, существуй в Архангельске сплочённый коллектив анархистов - парень, при поддержке товарищей, нашёл бы для себя более конструктивную форму борьбы. Считаю, что это слишком высокая цена и скорблю. Хочется также выразить соболезнования родственникам и знакомым, погибшего».

Смольников опубликовал этот пост на странице сообщества «Xadad» в день теракта, 31 октября 2018 года, а на следующий день перепостил на личной странице, которую вел под псевдонимом «Пётр Каховский». Сейчас это закрытый аккаунт, но в материалах дела утверждается, что в момент публикации он был общедоступным.

Спустя полгода после публикации поста, в апреле 2019 года, Максима Смольникова вызвали в следственный комитет и допросили по делу Жлобицкого. Точный статус этого допроса неясен, о нём известно лишь из сообщений СМИ. Смольникову задавали вопросы по поводу Жлобицкого и совершённого им поступка, интересовались взглядами самого Максима, расспросили о его соцсетях, впрочем, пост, который впоследствии стал поводом для возбуждения уголовного дела, не упоминали. Технические специалисты изучили содержимое телефона Смольникова, после чего его отпустили.

Летом 2020 года Максим Смольников принимал участие в уличных протестах в поддержку арестованного губернатора Сергея Фургала, рисовал граффити на эту тему, о чём сообщал в своих аккаунтах во «Вконтакте». В это же время его соцсети снова становятся объектом внимания силовиков — 19 августа 2020 года оперуполномоченный хабаровского ФСБ Д.А. Сушков провёл исследование страницы Смольникова (Петра Каховского) и конкретно поста, посвящённого Жлобицкому, что зафиксировано в соответствующем протоколе.

В феврале Смольникова вызвали на допрос по делу Жлобицкого в хабаровский Центр «Э», но он так и не состоялся, хотя Максим с адвокатом явились в назначенное время.

Можно предположить, что силовики планировали рано или поздно арестовать художника-анархиста. Тем не менее, задержание проходило в явной спешке. Постановление о возбуждении уголовного дела было подписано менее чем за час до начала обыска. Сам обыск проводился без ордера, и только на следующий день был признан законным судом. Гражданская супруга Смольникова Светлана Гордиенко полагает, что Смольникова заподозрили в намерении покинуть Россию — в апреле 2021 года семья на месяц уезжала в отпуск в Москву.

Как утверждает следствие, «… Смольников М.Ф., являясь приверженцем леворадикальных взглядов и анархистских идей, находясь в городе Хабаровске Хабаровского края, в неустановленном месте, умышленно, с целью публичного оправдания терроризма, разместил в компьютерной сети «Интернет» на странице сайта «Вконтакте» <...>, в свободном доступе, для неограниченного числа лиц с возможностью прочтения текстовый файл, содержащий признаки оправдания терроризма, а именно заявления о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. <...> в частности, в тексте, взрыв в Архангельске, сообщается, что действия террориста Жлобицкого М.В. оправданы, обусловлены данной ситуацией, сложившейся в государстве, а также действиями сотрудников различных ведомств. Указанные действия представляются в данном контексте приемлемыми, имеющими вынужденный характер и позиционируются как ответная и защитная реакция, что свидетельствует о публичном оправдании автором — Смольниковым М.Ф. терроризма».

В материалах дела, с которыми нам удалось ознакомиться, приведены допросы трёх свидетелей, которые числились друзьями Смольникова в сети «Вконтакте». Двое из них — сосед родственников Максима в Комсомольске-на-Амуре и шапочный знакомый по анархистскому комьюнити - смогли лишь подтвердить, что аккаунт Петра Каховского принадлежит Максиму Смольникову.

Третий свидетель Екатерина Бянкина, 20-летняя студентка дорожно-строительного техникума, состоящая в КПРФ, утверждает, что очно знакома со Смольниковым не была, но вела переписку в соцсети. По существу же дела она заявила, что «...Из публикации и мнения «Петра Каховского» я поняла, что террорист Жлобицкий подорвал себя в здании ФСБ с целью прекращения проблем в стране, связанных с произволом правоохранительных органов. <...> «Пётр Каховский» в своей публикации оправдывает действия террориста говоря о том, что подрыв себя, в результате которого пострадали люди /сотрудники ФСБ/ это ответная и защитная реакция на произвол власти в отношении левых движений в стране».

Дело Максима Смольникова ведёт старший следователь СО по Центральному району г. Хабаровска СУ СК РФ по Хабаровскому краю и Еврейской АО Рожкова Е.П., она же ходатайствовала о заключении художника под стражу. Согласовывал ходатайство об аресте и.о. руководителя СО по Центральному району г. Хабаровска СУ СК РФ по Хабаровскому краю и Еврейской АО Ковалёв К.В.

Максим Смольников вину не признал, от дачи показаний отказался, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. Сейчас он находится в СИЗО №1 Хабаровска.

Основания признания политзаключённым

1. Обвиняемый лишён свободы при отсутствии события или состава преступления

После теракта в Архангельске силовые структуры предприняли значительные усилия по поиску возможных сообщников и сторонников подорвавшегося анархиста. В отношении людей, которые высказывались по поводу поступка Жлобицкого в соцсетях и СМИ, стали возбуждать уголовные дела по ст. 205.2 УК РФ («Оправдание терроризма»). В данный момент известно о более чем 20 подобных уголовных делах, обвиняемыми по ним, как правило становятся журналисты, оппозиционные активисты и блогеры.

Согласно примечанию к ст. 205.2 УК РФ, под публичным оправданием терроризма следует понимать «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», другого правового определения этого понятия в российском законодательстве нет. В публикации Смольникова не говорилось ничего о том, что идеология или практика терроризма являются правильными и заслуживают подражания. Также в ней нет ни одобрения поступка Жлобицкого, ни призыва следовать его примеру. Смольников анализирует причины, которые могли толкнуть молодого анархиста на совершение теракта. В самоподрыве Жлобицкого он видит акт не героизма, а отчаяния. А перечисляя возможные негативные последствия произошедшего, Смольников фактически приходит к выводу, что своим поступком анархист не только не исправил возмущавшую его несправедливость, но, напротив, усугубил её.

2. Политический мотив преследования обвиняемого

В последние годы ст. 205.2 УК РФ  фактически заменила частично декриминализированную ст. 282 УК РФ, в качестве основного инструмента уголовных репрессий за высказывания в Интернете. В ряде случае её используют для возбуждения дел против оппозиционно настроенных граждан, которые до этого уже находились в поле зрения силовых структур. Выбор Смольникова в качестве жертвы уголовного преследования в связи с этим представляется очевидным: известный в городе человек, о котором делали сюжеты местные СМИ, представитель популярного среди молодёжи художественного направления «стрит-арт», при этом не скрывающий своих оппозиционных взглядов, посещающий протестные мероприятия, высказывающийся на актуальные темы как посредством художественных образов, так и напрямую, набирающий до 1,5 тысяч просмотров своих постов в соцсетях.

Арест Смольникова совпал с новым всплеском репрессий против оппозиционных активистов в Хабаровске. Так, в марте 2021 года по обвинению в неоднократных нарушениях правил проведения акций (ст. 212.1 УК РФ) был помещён под домашний арест координатор штаба Навального Алексей Ворсин, признанный «Мемориалом» политзаключённым. В апреле к году колонии-поселения был приговорён активист Денис Посметюхин — из-за потасовки с полицейскими, которая произошла во время протестных акций ещё осенью прошлого года. В апреле же местная прокуратура обязала СК провести проверку по ст. 318 УК РФНасилие в отношении представителя власти») в отношении сторонницы Фургала Анастасии Субботниковой, при том, что её уголовное дело по этой статье было прекращено ещё в январе 2021 года.

Активизировалось также преследование по административным делам. Причём, коснулось оно и тех, кто участвовал в акциях в поддержку Фургала, и тех, кто выходил за Алексея Навального.

Так, весной хабаровский суд дважды выносил решения об административном аресте священника Андрея Винарского. 10 марта ему назначили 20 суток ареста за акцию в поддержку экс-губернатора, а спустя два месяца, 13 мая, он получил 25 суток уже за апрельский сход в поддержку Навального. Церковное руководство за это время отстранило Винарского от должности настоятеля двух приходов и запретило служить священником «до покаяния».

27 марта 2021 года хабаровчанина Никиту Караева оштрафовали на 75 тысяч рублей из-за январского митинга в поддержку Сергея Фурагала. 31 марта аналогичный штраф был назначен Ольге Гусевой, участнице акции за свободу Навального, тоже прошедшей в январе. За день до этого она была оштрафована ещё на 10 тысяч рублей якобы за неуплату предыдущего штрафа, хотя предъявила суду документы об оплате.

18 мая 2021 года был арестован на 10 суток активный сторонник Фургала Зигмунд Худяков. Ему вменили участие в акции, состоявшейся 19 января. При этом ещё зимой Худяков провёл в спецприёмнике те же 10 суток из-за аналогичной акции, состоявшейся днём ранее, 18 января. 

В конце мая 2021 года активист Валерий Скрипальщиков после двух суток в ИВС был оштрафован на 150 тысяч рублей из-за участия в акции в поддержку Фургала в ноябре 2020 года.

Известно также, что как минимум десять человек, в том числе несовершеннолетний, были задержаны по итогам митинга сторонников Навального 21 апреля. Большинству из них присудили штрафы от 10 до 20 тысяч рублей, кроме того, на одного из задержанных — Андрея Кадина — полицейские составили рапорт «об обнаружении признаков преступления» по ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение правил участия в митинге»). По этой же статье в апреле был опрошен в Следственном комитете журналист Дмитрий Тимошенко, которого не раз задерживали на акциях за свободу Сергея Фургала.

Представляется вероятным, что арестами и посадками власти пытаются окончательно подавить протестную активность в оппозиционном регионе.

Отметим также, что наиболее массовое преследование по ст. 205.2 УК РФ происходит именно в связи с терактом в архангельском УФСБ. Весьма вероятно, что причина этого в том, что объектом атаки Жлобицкого была ФСБ. Начиная с 2012 года, государство всеми силами — принятием соответствующих законов, уголовными делами и громкими судебными процессами — создаёт вокруг силовых структур и, особенно, ФСБ ореол неприкосновенности. Всё, что касается безопасности силовиков, с точки зрения власти, не может быть темой открытого общественного обсуждения.

Учитывая изложенные обстоятельства, можно полагать, что причиной уголовного преследования Смольникова является не только содержание вменённого ему поста, но и его оппозиционная активность в целом. Иначе совершенно неясно, почему, зная о публикации Смольникова ещё в апреле 2019 года, следователи более двух лет тянули с возбуждением уголовного дела. Жёсткость меры пресечения в виде заключения под стражу, совершенно неадекватная вменённому Смольникову деянию, также указывает на политическую мотивированность преследования.

3. Обвиняемый лишён свободы с нарушениями международного и искажениями российского права

Уголовное преследование нарушает право Максима Смольникова на свободу выражения, гарантированное ст. 29 Конституции РФст. 10 Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Свобода мысли и слова не просто гарантируется каждому, но и наделяет правом придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей. Данное уголовное дело подчёркивает наличие большого изъяна в российском законодательстве и судопроизводстве, который позволяет отчуждать у граждан право на свободу выражения своего мнения из-за оппозиционности взглядов пользователя права или же при обсуждении критичных для восприятия властями событий. 

Существующая практика применения ст. 205.2 УК РФ, на наш взгляд, имеет явный обвинительный уклон и требует пересмотра. Как ранее отмечалось в докладе «Протеррористические высказывания» правозащитного центра «Мемориал», входящего в цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства», «нынешняя практика применения ст. 205.2 УК РФ, в целом, демонстрирует крайне опасные репрессивные тенденции. <…> Ужесточается как уголовное законодательство (минимальный тюремный срок за поддержку терроризма в интернете составляет 5 лет), так и правоприменительная практика (в подавляющем большинстве случаев обвиняемые получают реальный срок). Во многих случаях для таких уголовных дел характерен формальный подход и заметная несоразмерность наказания реальной опасности, а иногда преследование может быть местью за политические взгляды или общественно-политическую активность». Большая часть вышесказанного относится и к делу Смольникова.

В другом докладе правозащитного центра «Мемориал» «Политические репрессии и политзаключённые в России в 2018 - 2019 годах» о ст. 205.2, которая там называется «самой суровой из всех уголовных статей, карающих за высказывания», говорится как об инструменте для запугивания активной части общества, применяемом против публичных критиков власти.

Мы уверены, что анализ причин террористического акта сам по себе не может и не должен квалифицироваться как одобрение или оправдание такого акта. Представляется очевидным, что у любого теракта есть общественно-политические причины. Осознание таких причин необходимо обществу. Запрет публичного обсуждения факторов, побуждающих к террористической деятельности, не только не основан на законе, но и вреден для общества. Мы выступаем против расширительного толкования понятия «оправдание терроризма» и искусственной криминализации действий обвиняемого.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело в отношении Смольникова является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение критики государственной власти и удержание власти субъектами властных полномочий.

«ПЦ «Мемориал» считает Максима Смольникова политзаключённым, требует его немедленного освобождения из-под стражи и прекращения уголовного преследования.

Признание человека политзаключённым или незаконно преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Константин Владимирович Бубон (по соглашению с «Агорой»).

Как помочь

Адрес для писем:

680038, г. Хабаровск, ул. Знаменщикова, д. 6, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Хабаровскому краю, Смольникову Максиму Фёдоровичу 29.12.1983 г. р. Электронное письмо можно также отправить бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

Новости кампании в поддержу художника доступны в телеграм-канале «Дело Максима Смольникова | Хадад» (http://t.me/freexadad).

Семья Максима Смольникова ведёт сбор средств на оплату услуг второго адвоката. Помощь может понадобиться также в случае назначения штрафа. Сделать пожертвование можно на карту сестры Максима:

- карта «Сбербанка России» № 4274 3200 6814 0352 Мария Федоровна Т.

Помочь другим политзаключённым можно, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 или на кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Сибирь.Реалии. Александр Литой. «Откройте! Полиция!». Уличного художника арестовали за «оправдание терроризма» // http://sibreal.org/a/31251710.html

ОВД-Инфо. «Спрашивали, играю ли я в шутеры»: рассказ о допросе в Хабаровске по делу о взрыве в ФСБ // http://ovdinfo.org/stories/2019/04/08/sprashivali-igrayu-li-ya-v-shutery-rasskaz-o-doprose-v-habarovske-po-delu-o

Медиазона. Александр Бородихин. «Не ошибка, а запланированный процесс». Жена хабаровского граффитиста — о его уголовном деле // http://zona.media/article/2021/05/31/xadad

Автономное действие. Об апелляции по делу Хадада» // http://avtonom.org/news/ob-apellyacii-po-delu-hadada

Дата обновления справки: 29.06.2021 г.

Развернуть