Статья УК: 

Шевченко Анастасия Нукзариевна

Шевченко Анастасия Нукзариевна родилась 23 октября 1979 года, проживает в городе Ростов-на-Дону; участница и член Совета Общественного сетевого движения «Открытая Россия». Обвиняется по ст. 284.1 УК РФОсуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации её деятельности»; до 6 лет лишения свободы). Анастасия Шевченко помещена судом с 23 января 2019 года под домашний арест и в настоящее время находится в статусе обвиняемой.

Полное описание

Описание дела

Анастасия Шевченко с января 2017 года по февраль 2018 года была региональным координатором общественного сетевого движения (ОСД) «Открытая Россия» в Ростовской области, а с марта 2018 года по настоящее время – член [федерального] Совета «Открытой России».

19 января и 6 июля 2018 года Шевченко постановлениями двух разных мировых судов (судебный участок №12 в Таганроге, судья Судникович Л.А.; судебный участок №1 Октябрьского района Ростова-на-Дону, судья Носко И.В.) была привлечена к административной ответственности по ст. 20.33 КоАП РФОсуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации её деятельности») в связи с участием и деятельностью в «Открытой России». Первое «административное правонарушение» выразилось в участии в дебатах 8 октября 2017 года в Таганроге, второе – в организации «собрания-лекции» в конце апреля 2018 года в Ростове-на-Дону. В обоих случаях постановления мировых судов (штрафы по 5000 рублей) были обжалованы, но решениями районных судов оставлены без изменения и вступили в силу соответственно 6 марта 2018 года (Таганрогский городской суд, судья Фатыхова Е.М.) и 28 августа 2018 года (Октябрьский районный суд Ростова-на-Дону, судья Чернякова К.Н.).

18 января 2019 года старший следователь по особо важным делам 2-го следственного отдела 1-го следственного управления (Ростов-на-Дону) ГСУ СК РФ Александр Александрович Толмачев вынес постановление о возбуждении против Анастасии Шевченко уголовного дела по ст. 284.1 УК РФ и принятия его к производству. Это первый в России случай возбуждения уголовного дела по этой статье (появившейся в УК РФ в 2015 году). Согласно данному постановлению, у Шевченко «возник преступный умысел на участие в деятельности … ОСД «Открытая Россия» (Великобритания)» и тогда Шевченко «реализуя преступный умысел …, осознавая преступный характер и общественную опасность своих действий в виде посягательства на основы конституционного строя и безопасности государства, что создаёт угрозу обороноспособности страны, обеспечения защищённости интересов российских граждан, достоверно … продолжила участвовать в деятельности … ОСД «Открытая Россия» (Великобритания)» при том, что такая организация признана «нежелательной», а сама Шевченко уже имеет два вступивших в силу постановления по ст. 20.33 КоАП РФ за год. «Продолжение деятельности» Шевченко, по мнению следствия, выразилось в:

– участии (в качестве члена федерального совета) в собрании участников «Открытой России» в конференц-зале одной из гостиниц в Ульяновске 27 сентября 2018 года, на котором она озвучила основные направления деятельности за 2018 год, «а также проинструктировала участников совещания о необходимости внедрения в различные протестные группы граждан под предлогом предоставления бесплатной юридической помощи и изготовления агитационных плакатов и важности ведения тематических аккаунтов в социальных сетях сети «Интернет» и участия в выборах различного уровня»;

– участии (в качестве члена федерального совета) в митинге «#НАДОЕЛ» в Ростове-на-Дону 28 октября 2018 года, «основной целью которого являлась дискредитация органов исполнительной власти».

21 января 2019 году у Анастасии Шевченко прошёл обыск. Одновременно в этот же день прошли обыски ещё у как минимум девяти других людей, причастных по мнению следствия к деятельности «Открытой России»: в Ростове-на-Дону (у знакомых и соратников Шевченко), в Ульяновске (в виду указанных выше обстоятельств), а также в Казани. При обыске у Шевченко были, в частности, изъяты: вся компьютерная техника, телефоны, карты памяти, личные банковские карты, загранпаспорт, а также различные предметы с символикой «Открытой России» или фамилией «Путин» (блокнот «Россия вместо Путина», настольная игра «Вместо Путина»). Шевченко была задержана на 48 часов и допрошена в качестве подозреваемой (отказалась от дачи показаний на данном этапе, пользуясь ст. 51 Конституции РФ), а затем помещена в ИВС Ростова-на-Дону.

23 января 2019 года судья Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону Александр Владимирович Осипов вынес постановление об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста на 1 месяц 25 суток (по 17 марта 2019 года), удовлетворив ходатайство следователя А.А. Толмачева. В постановлении отмечено, что суд учитывает наличие у Анастасии Шевченко трёх несовершеннолетних детей, один из которых является инвалидом I группы и по состоянию здоровья постоянно находится в «Зверевском доме-интернате для глубоко умственно отсталых детей». Шевченко в суде поясняла, что это тяжелобольная 17-летняя дочь Алина, которая уже более десяти находится в этом учреждении по настоянию органов опеки; Шевченко, по её словам, по факту являлась единственным взрослым родственником, кто заботился об этом ребёнке и регулярно ездила к ней (г. Зверево расположен в 110 км от Ростова-на-Дону). Кроме того, сын Анастасии Шевченко – первоклассник, которого пока необходимо водить в школу, а у отца трёх детей Шевченко (бывшего мужа) другая семья, и водить в школу её детей он не может. Тем не менее, суд запретил Анастасии Шевченко покидать место домашнего ареста (квартиру), а также общение с любыми людьми (кроме следователя, защитников, близких родственников и врачей Зверевского дома-интерната), пользование средствами связи и интернетом. Защиту Шевченко в суде осуществлял адвокат Сергей Ковалевич.

25 января 2019 года Amnesty International объявила о признании Анастасии Шевченко узницей совести, лишённой свободы исключительно за свои политические взгляды.

28 января 2019 года стало известно, что Совет «Открытой России» принял решение начать процедуру регистрации в Минюсте для формализации российского статуса (зарегистрированной НКО, являющейся юридическим лицом).

29 января 2019 года в Ростовском областном суде состоялось рассмотрение жалобы на меру пресечения, поданной адвокатом Ковалевичем. Защита просила освободить Шевченко под подписку о невыезде или залог. Однако суд (судья Ищенко Андрей Владимирович) отказал, оставив Анастасию Шевченко под домашним арестом с теми же ограничениями.

30 января Шевченко было предъявлено обвинение по ст. 284.1 УК РФ (защиту представляли адвокаты Сергей Ковалевич и Сергей Бадамшин). Одновременно стало известно, что больная дочь Шевченко (Алина) госпитализирована в критическом состоянии в реанимацию (в Зверево), как выяснилось – с обструктивным бронхитом. Защита Анастасии Шевченко срочно попросила следователя дать разрешение посетить дочь в реанимации. В итоге Шевченко смогла попасть в реанимацию к дочери утром на следующий день, 31 января, и успела ненадолго увидеть дочь: уже через два часа Алина скончалась. На похороны 4 февраля Анастасию Шевченко также отпустили.

Основания признания политзаключённой

Нежелательная организация – термин, возникший в российском законодательстве после принятия Федерального закона от 23.05.2015 № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», благодаря которому:

1) Были внесены дополнения в Федеральный закон от 28.12.2012 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», заложившие фундамент – определение «нежелательной организации», порядок и последствия признания таковой. Так, под «нежелательной» подразумевается иностранная или международная организация «представляющая угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства, в том числе способствующая либо препятствующая выдвижению кандидатов, списков кандидатов, избранию зарегистрированных кандидатов, выдвижению инициативы проведения референдума и проведению референдума, достижению определённого результата на выборах, референдуме (включая участие в иных формах в избирательных кампаниях, кампаниях референдума, за исключением участия в избирательных кампаниях, кампаниях референдума в качестве иностранных (международных) наблюдателей)». Решения о признании организации «нежелательной» принимаются во внесудебном порядке, по инициативе и на усмотрение о Генерального прокуратура РФ или его заместителей (по согласованию с МИД РФ), а перечень нежелательных НПО ведёт Минюст. Статус «нежелательной» фактически запрещает любую деятельность такой организации и сотрудничество с ней в России.

2) Уголовный кодекс был дополнен статьёй 284.1, а КоАП РФ – статьёй 20.33 (схема применения этих статей схожа с таковой по статьям УК РФ и КоАП РФ, касающимся нарушения порядка организации публичных мероприятий: если у человека есть два вступивших в законную силу в течении одного года «привлечения» по ст. 20.33 КоАП РФ, то в третий раз за такие же действия он привлекается уже к уголовной ответственности). «Преступление» по статье 284.1 в Уголовном кодексе РФ относится к категории «тяжких».

Находящееся в российской юрисдикции общественное сетевое движение «Открытая Россия» (ОСД «Открытая Россия») было создано гражданами России (в т.ч. основателем – М.Б. Ходорковским) в ноябре 2016 года путём проведения учредительной конференции. Благодаря фигуре основателя – М.Б. Ходорковского – движение «унаследовало» название от межрегиональной общественной организации (МОО) «Открытая Россия», работавшей в 2001-2006 годах (Ходорковский был там изначально председателем правления) и затем прекратившей деятельность после ареста всех счетов.

Движение «Открытая Россия» имеет Устав и руководящие органы федерального и регионального уровня, региональные отделения. Движение является общественным объединением (без создания юридического лица) и действует на территории всей Российской Федерации, его участниками могут быть только граждане России, т.е. по классификации, установленной Федеральным законом «Об общественных объединениях» по сути представляет собой общероссийское общественное движение (ООД), хотя термина «общероссийское» в Уставе не указано.

Согласно Уставу целями движения являются: построение справедливых взаимоотношений между государством и обществом в Российской Федерации; построение в России правового государства. Создание условий для эффективной реализации прав и свобод граждан Российской Федерации и всех находящихся на территории Российской Федерации лиц, безусловного выполнения положений Конституции Российской Федерации, Всеобщей Декларации прав человека, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следования нормам и принципам международного права; участие в выборах и референдумах. Содействие проведению в Российской Федерации честных, свободных и справедливых выборов; содействие эффективной реализации в России принципа разделения властей, созданию системы независимого и справедливого правосудия, эффективной правоохранительной системы, развитию системы местного самоуправления; обеспечение равного доступа граждан к национальному благосостоянию; содействие созданию и деятельности независимых средств массовой информации; противодействие государственной цензуре; построение гражданского общества; формирование общественного мнения; выражение мнения граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение его до сведения широкой общественности, органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Основными задачами Движения при этом являются: координация общественно-политической деятельности участников Движения; проведение публичных кампаний, акций и мероприятий, включая собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования; реализация политических, культурных и гражданских проектов и инициатив; оказание правовой поддержки гражданам и юридическим лицам; осуществление общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц; разработка и реализация программ общественного и государственного развития; организация выпуска собственных средств массовой информации, Интернет-сайтов и других средств передачи информации, распространение информации о деятельности Движения, проводимых им акциях и мероприятиях, реализуемых программах; привлечение сторонников Движения и обеспечение возможности их участия в деятельности Движения.

Всего с 2015 года по настоящее время в перечень «нежелательных» попали 15 организаций. В том числе в апреле 2017 года Министерство юстиции РФ внесло в перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории РФ две британские организации со схожими названиями: под №8 указана Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») (Великобритания), а под № 9 – OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») (Великобритания) (с 08.11.2018 – HUMAN RIGHTS PROJECT MANAGEMENT). Представитель Генпрокуратуры Александр Куренной тогда заверял в СМИ, что признание британских НКО «нежелательными» не отразится на работе российского движения («Наши инициативы касаются исключительно обществ, зарегистрированных в Британии», – подчёркивал он).

ПЦ «Мемориал», согласно международному «Руководству по определению понятия "политический заключённый"», находит, что Анастасию Шевченко следует считать политзаключённой по следующим основаниям:

Сами по себе институт признания организаций нежелательными и нормы законодательства, предусматривающие наказание за осуществление их деятельности на территории РФ, противоречат фундаментальным принципам права и подвергались обоснованной критике со стороны Уполномоченного по правам человека в РФ (http://ombudsmanrf.org/news/novosti_upolnomochennogo/view/zakljuchenie_upolnomochennogo_na_federalnyj_zakon_ot_23052015_acirc), Совета по правам человека при Президенте РФ (http://president-sovet.ru/documents/read/329), Венецианской Комиссии (http://publicverdict.ru/articles_images/VC_opinion_on_undesirable.pdf) других российских и международных организаций. Определение «нежелательной» организации является весьма нечётким, допускающим произвольные трактовки. Мы согласны с позицией Уполномоченного по правам человека в РФ в том, что «Правовая неопределенность статьи 31 Федерального закона № 272-ФЗ … не только не исключает принятия Генеральной прокуратурой РФ произвольного решения о нежелательности деятельности … организации, но и фактически его предполагает». Внесудебный порядок признания организаций нежелательными предполагает субъективность и безосновательность таких решений, не предусматривает состязательности сторон, доказательной аргументации и гласности процедуры. Регулирование, связанное с «нежелательными организациями» является избыточным с точки зрения общественных интересов: конкретные деяния, направленные против конституционного строя, обороноспособности и безопасности государства и так наказуемы, для посягающих на них организаций существует статус «террористических» и «экстремистских» организаций. Но даже под размытые формулировки действующего законодательства деятельность «Открытой России» никак не подпадает. Нет никаких оснований утверждать, что она представляет «угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства». Деятельность «Открытой России» является ненасильственной и законной оппозиционной/правозащитной активностью – обычной для демократического общества работы, сочетающей классические формы деятельности НКО и СМИ. Те конкретные эпизоды, в которых якобы выразилось осуществление Шевченко деятельности нежелательной организации, являются проявлениями её легальной общественной активности. А сами по себе критика власти или «дискредитация органов исполнительной власти» являются законными и правомерными действиями.

Равно как и понятие «нежелательной организации», не соответствует в достаточной мере принципу правовой определенности и понятие «осуществления» её деятельности на территории РФ, преследуемое в порядке административного и уголовного производства. Кроме того, уголовная ответственность за третий эпизод «осуществления деятельности нежелательной организации фактически, с одной стороны, предполагает преюдицию решений по административным делам при принятии решения по уголовному делу и повторное наказание за одно и то же деяние.

Мы также полагаем, что (как и в ситуации с обвиняемыми в участии в деятельности многих организаций, объявленных террористическими и экстремистскими: Хизб ут-Тахрир, Свидетелями Иеговы и др.) имеет место криминализация совершенно законных и правомерных действий лиц, привлекаемых к административной и уголовной ответственности, только на том основании, что эти правомерные действия осуществлялись якобы в связи с деятельностью организации.

2) В уголовном деле Шевченко (как и в административных делах по ст. 20.33 КоАП до этого) ярко проявляются признаки фальсификации доказательств (п. 3.2b Руководства): утверждается, что «Открытая Россия» – британская организация (иностранная), хотя никаких объективных доказательств этому не представлено (схожесть названий не означает ведения деятельности и участия/членства), а напротив вся известная информация подтверждает что «Открытая Россия» – российское общественное объединение, а не британская организация либо её структурное подразделение (филиал). Наведение справок по публичным реестрам в интернете показывает, что первой организации не обнаруживается (по утверждению представителей Ходорковского такой британской организации вообще не существует ни юридически, ни фактически), а вторая была переименована в «HUMAN RIGHTS PROJECT MANAGEMENT» 08.11.2017 (на год раньше, чем указывает российский Минюст). Никаких связей с Великобританией в деятельности, заявлениях и публикациях «Открытой России» не усматривается. По итогам обысков также не выявлено никаких связей Шевченко или иных лиц к каким-либо британским организациям. Позиция следствия, согласно которой сходства названий достаточно, а в российском Минюсте никакое движение «Открытая Россия» не зарегистрировано (закон не требует регистрации таких общественных объединений) не выдерживает критики.

Таким образом, мы констатируем порочность самого института «нежелательных организаций», безосновательность включения в их число различных британских «Открытых Россий» и отсутствие связи между ними и Шевченко.

Исходя из вышеизложенного, мы полагаем, что преследование Анастасии Шевченко является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение или изменение характера её публичной деятельности как политического активиста и критика действующей власти (п. 2.1b), а лишение Шевченко свободы применено исключительно из-за её политических убеждений и в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, свободы выражения мнений и информации, свободы мирных собраний и ассоциаций, иных прав и свобод, гарантированных Международным Пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (п. 3.1а). Преследование лично Шевченко является частью государственных репрессивных действий в отношении как «Открытой России» (неразрывно связанной в глазах властей с фигурой М.Б. Ходорковского), так и в целом политической оппозиции, критиков властей.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Ковалевич Сергей Александрович, +7(918)581-30-30

Сайты и заявления в поддержку:

http://president-sovet.ru/members/blogs/post/3661

http://amnesty.org.ru/r/2019-01-25-russia

http://eu-russia-csf.org/ru/news-einzelansicht-rus/news-csf-single/trebuem-snjat-vse-obvinenija-s-anastasii-shevchenko-i-prekratit-beschelovechnoe-obrashchenie-s-grazhdanami-v

Как помочь

Сбор средств на защиту Анастасии Шевченко проходит на карты «Сбербанка»

  1. дочери, Владиславы Александровны Шевченко № 5469 5200 2558 8500

  2. матери, Тамары Васильевны Грязновой № 6390 0252 9033 8215 30

Фонд помощи политзаключенным Союза солидарности с политзаключенными для помощи всем политзекам можно пополнить с помощью Яндекс-кошелька 410011205892134 и карты «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177.

Дата составления справки: 05.02.2019 г.

Развернуть