Статья УК: 
Написать письмо

664019, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Баррикад д. 63, СИЗО-1, г. Иркутск, Надеин Дмитрий Олегович 

Надеин Дмитрий Олегович

Надеин Дмитрий Олегович, родился 28 июля 1974 года, не женат, до задержания работал программистом и проживал в Иркутске. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ (публичное оправдание и пропаганда терроризма, совершенные с использованием сети «Интернет», до 7 лет лишения свободы). Задержан 3 февраля, взят под стражу 4 февраля 2021 года. По состоянию на начало апреля содержание под стражей продлено до 2 июля 2021 года.

Полное описание

Описание дела

Изначально полицейские пришли домой к Дмитрию Надеину в 7:30 утра 23 января не по поводу уголовного дела, а по поводу обвинения его в организации несанкционированного митинга на основании его поста во «ВКонтакте», которым он призывал людей выходить на митинг 23 января в поддержку Навального и в качестве ответа на давление на Фонд по борьбе с коррупцией. На этом основании Надеина признали виновным в организации несанкционированного митинга и присудили 10 суток административного ареста. Из спецприёмника он вышел 2 февраля. На следующий день, 3 февраля, его задержали по уголовному делу. 

Основанием уголовного дела против Надеина стал его пост во «ВКонтакте» от 21 ноября 2020 года следующего содержания: «У идиотов из ФСБ нет больше занятий, как бегать по соцсетям и искать тех, кто репостнул сообщение о взрыве вашего вшивого здания в Архангельске. Абсолютно бесполезные придурки, слушайте меня: все ваши здания надо разрушить до кирпичика, вашу вредную службу запретить, а вас, бездельников, отправить улицы подметать! Михаил Жлобицкий – герой России!». Данным постом Надеин сопроводил ссылку на новость о том, что Людмила Стеч, включенная «Мемориалом» в список лиц, преследуемых, вероятнее всего, по политическим мотивам, была оштрафована по уголовному делу об оправдании действий Михаила Жлобицкого. 

Доказательства обвинения 

Доказательства обвинения защите пока не представлены. 

По делу назначены экспертизы, одна из них психолого-психиатрическая. Экспертиза ещё продолжается и продлится до 10 апреля, Надеин находится в экспертном учреждении. До окончания экспертизы доступ к Надеину не возможен, о его самочувствии и состоянии здоровья адвокат узнает только через следователя и сотрудников СИЗО.

Из публикаций в СМИ известно, что в постановлении о возбуждении дела говорится, что следователи следили за страницей Надеина в соцсети с июля 2019 года, а в посте, который ему вменён, он «публично оправдывал» самоподрыв Жлобицкого. Из этого следствие сделало вывод, что Надеин «признал идеологию терроризма правильной»

Оценка обстоятельств дела

Тот факт, что Надеин был задержан по уголовному делу по факту поста от 21 ноября 2020 года спустя два с половиной месяца, и именно после отбытия административного наказания за якобы организацию несанкционированной акции, чётко указывает, что эти два события взаимосвязаны. Если, как утверждает следствие, за его страницей «следили» с июля 2019 года, то данный пост, разумеется был обнаружен сразу после публикации, а не спустя 2,5 месяца. Если в нём имеются основания для возбуждения уголовного дела, то оно должно было быть возбуждено также гораздо быстрее, чем это произошло фактически. Но получается, что возбудить его решили только после того, как Надеин призвал к выходу на улицу 23 января. 

Если же за страницей на самом деле не следили, а обратили на неё внимание и исследовали сделанные ранее посты только после публикации с призывом выйти на улицу 23 января, то опять же, получается, что реальной причиной этого стал именно призыв на митинг 23 января. По словам адвоката, «судья на заседании о мере пресечения Надеину даже не скрывала, что дело политически мотивировано, упоминала его участие в митингах».

Содержание вменённого Надеину поста представляет собой весьма эмоциональную и резкую критику ФСБ в целом и в частности реакцию Надеина на приговор Людмиле Стеч, вынесенный из-за того, что она назвала Жлобицкого героем. Основная мысль поста Надеина состоит в том, что ФСБ — бесполезная организация, и должна быть расформирована, а служащие в ней люди принесли бы гораздо больше пользы, убирая улицы. Бесполезность и вредность ФСБ как организации Надеин иллюстрирует именно делом Стеч, показывая, какими недостойными по его мнению делами занята эта силовая структура — «У идиотов из ФСБ нет больше занятий, как бегать по соцсетям и искать тех, кто репостнул сообщение о взрыве вашего вшивого здания в Архангельске». То, что Надеин утверждает, что «вас [сотрудников ФСБ], бездельников, надо отправить улицы подметать» явно указывает на то, что его основная эмоция – это крайнее раздражение и пренебрежение по отношению к ФСБ, но никак не желание каких-либо насильственных действий в отношении её сотрудников. Фраза же «Михаил Жлобицкий — герой России!» очевидно является в данном случае одновременно выражением солидарности с неправомерно осуждённой по мнению Надеина Стеч, и своеобразным вызовом ФСБ. Поскольку уголовная статья, вменённая Надеину, говорит об оправдании и пропаганде терроризма, стоит рассмотреть эти понятия отдельно. Пропаганда подразумевает распространение материалов и (или) информации, направленной на формирование идеологии терроризма, убежденности в её привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности. В посте Надеина в качестве материала и (или) информации может быть расценена только публикация в СМИ, которую он перепостил, но она не содержит оправдания терроризма. Его же комментарий, которым он сопроводил данную публикацию, сам по себе не является информацией, поскольку не сообщает никакие сведения, данные или знания, а исключительно выражает его личное отношение. Оправдание терроризма – то есть, публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании – формально может быть усмотрено во фразе «Михаил Жлобицкий — герой России». Но как отмечено выше, исходя из общего смысла поста Надеина, есть все основания полагать, что целью этой фразы является скорее не оправдание терроризма, а выпад в сторону ФСБ, демонстрирующий ничтожность поводов, по которым она начинает уголовное преследование. Можно сказать, что вызов был принят, поскольку дело против Надеина и было возбуждено именно по этому основанию.  

Отдельно следует обратить внимание на то, что случай Дмитрия Надеина не уникален, он лишь один из многих, подвергшихся уголовному преследованию в связи с высказываниями о Михаиле Жлобицком. На данный момент известно не менее 20 таких дел: это дела Светланы Прокопьевой, Ивана Любшина, Павла Зломнова, признанных политзаключёнными или незаконно преследуемыми по политическим мотивам, Людмилы Стеч, Вячеслава Лукичёва, Александра Меркулова, Александра Довыденкова, Надежды Беловой,  Надежды Ромасенко, Валерия Клименченко, Евгения Гаврилова, Алексея Шибанова, Екатерины Мурановой, Константина Васильянова, Александра Коваленко, Галины Гориной, Александра Соколова, Сергея Арбузова, Олега Немцева, Игоря Шкитова, также отмеченные правозащитниками. Фактически статья УК об оправдании терроризма все больше становится важнейшим инструментом подавления свободы критических по отношению к власти высказываний и оппозиционной активности в целом, а взрыв в Архангельске - удобным поводом для её произвольного применения.

Учитывая все изложенные обстоятельства, можно полагать, что причиной или во всяком случае дополнительным основанием уголовного преследования Надеина является не только вменённый ему пост, содержание которого весьма спорно, но его оппозиционная активность в целом. Жёсткость меры пресечения в виде заключения под стражу, совершенно неадекватная вменённому Надеину деянию, также указывает на политическую мотивированность преследования.

«Мемориал» считает, что в преследовании Дмитрия Надеина с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона.

Включение людей в список лиц, подвергающихся уголовному преследованию, в котором с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона, не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в такой список не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Дмитрий Ефремов

Как помочь

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключенными, открытые для помощи всем политзаключенным:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134: http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

3. Написать письмо: СИЗО-1, г. Иркутск, 664019, ул. Баррикад д. 63 СИЗО-1, Иркутская область, г. Иркутск.

Ссылки на публикации в СМИ:

Медиазона. «Ни детей, ни ипотеки — что они мне сделают?». Иркутского программиста обвинили в пропаганде терроризма после митинга 23 января https://zona.media/article/2021/02/09/nadein 

Тайга.инфо. Житель Иркутска попал под дело об оправдании терроризма за комментарий о взрыве в архангельском ФСБ https://tayga.info/164273 

Овд-инфо. В Иркутске отправили в СИЗО участника протестов из-за комментария о взрыве в архангельском УФСБ https://ovdinfo.org/express-news/2021/02/05/v-irkutske-otpravili-v-sizo-uchastnika-protestov-iz-za-kommentariya-o-vzryve

Развернуть