Статья УК: 
Написать письмо

125130, Москва, ул. Выборгская, д. 20, ФКУ Следственный изолятор № 5 УФСИН России по г. Москва, Кузнецову Сергею Николаевичу 1975 г. р.

Кузнецов Сергей Николаевич

Кузнецов Сергей Николаевич родился 6 февраля 1975 года. На момент задержания жил в Подмосковье, работал сварщиком. Близок к сообществам левого и коммунистического толка. Имеет троих детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205. 2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма», до 7 лет лишения свободы). Находится под стражей с 9 июня 2021 года.

Полное описание

Описание дела

9 июня 2021 года в пять часов утра в дачный дом, расположенный по адресу: Москва, поселение Рязановское, СНТ Берёзки, ворвались люди в масках и с автоматами, предположительно сотрудники ФСБ. В паблике «Союз марксистов» (сеть «Вконтакте») говорится о том, что на этой даче размещалась некая Подольская коммуна. В момент визита силовиков в доме находились Сергей Кузнецов и ещё три человека.

Вот как описывает происходившее друг Сергея Дмитрий Кабанов на своей странице «Вконтакте»: «...Всех сразу скрутили и без всяких юридических предисловий начали переворачивать весь дом. Никаких постановлений о разрешении обыска в жилище нам не предъявили, просто начали всё переворачивать. Сергея начали допрашивать с применением пыток электрошокером, так как он отказывался говорить своё имя. Присутствующие ребята слышали вопросы сотрудников о каком-то комментарии в «Вконтакте», из чего можно сделать вывод что это, вероятно, начало очередного дела за «репост». <...> После допросов Сергея увезли в неизвестном направлении, а свидетелей - в районное УВД, где продержали 3 часа. К свидетелям было также применено физическое насилие. О местонахождении Сергея до сих пор нет никакой информации. Простой рабочий, сварщик по профессии, оказался жертвой произвола. Знакомые и близкие обзвонили различные учреждения, но пока безрезультатно. В процессе обыска сотрудники учинили погром – пропало много ценных вещей и денежные средства».

Одновременно обыск проходил и в подмосковной квартире матери Сергея Кузнецова, где изъяли роутер, бумаги, коробки от телефонов. На даче изъяли технику, деньги, страйкбольное оборудование.

В течение почти недели после задержания никому не было известно о том, где находился Кузнецов и что с ним происходило. Члены московской ОНК Георгий Иванов и Алексей Мельников пытались найти его в СИЗО «Лефортово», куда обычно отправляют фигурантов дел по террористическим статьям, но безуспешно. Лишь на сайте Мосгорсуда появилась информация о том, что 10 июня в Мещанском районном суде под председательством судьи Каракешишевой Е.Н. прошло заседание по избранию меры пресечения в виде заключения под стражу, которое вступило в силу 16 июня. Из этого сообщения стало также понятно, что Кузнецову действительно вменяется ч. 2 ст. 205. 2 УК РФ.

Информации о деле очень мало. Координацией помощи занимаются друзья Сергея Кузнецова. Приглашённый ими адвокат Элина Гарева вступила в дело примерно через неделю после задержания и сразу же оборвала все контакты группы поддержки и родственников со СМИ и правозащитниками. Гарева отказывается предавать огласке какую-либо информацию и категорически возражает против прихода к подзащитному членов ОНК. Она утверждает, что знает, в каком СИЗО находится Сергей и имеет контакт со следователем, однако, никакие подробности - в том числе о состоянии здоровья Сергея, о том, применялось ли к нему насилие, признал ли он вину, - не сообщает. Между тем, до сих пор не ясно, было ли обжаловано заключение Кузнецова под стражу. Информация для справки почерпнута в СМИ, в социальных сетях друзей Сергея, а также в открытых пабликах и чатах, созданных для координации его поддержки.

Когда семья ещё общалась с прессой, журналисты ОВД-инфо выяснили, что в постановлении на обыск в квартире матери речь идёт о комментариях Сергея Кузнецова, касающихся самоподрыва анархиста Михаила Жлобицкого в архангельском УФСБ в 2018 году. На странице Кузнецова в сети «Вконтакте» ничего найти не удалось — она открыта, но пуста.  ФБ-паблик «Запрещено в России» предполагает, что речь идёт о комментариях, оставленных им в сети «Вконтакте» под постом на странице движения «Народная самооборона», посвящённым Жлобицкому. Сам пост, представляющий собой воззвание к единомышленникам, был размещён в день теракта — 31 октября 2018 года. Комментарии Кузнецова появились днём позже — 1 ноября 2018 года.

Какой именно из комментариев мог стать поводом для уголовного преследования нам не известно, приведём наиболее развёрнутые из них (орфография и пунктуация авторские):

«...начнёшь что-то организовывать сразу заинтересуются гб привлечёшь внимание и свяжешь себя по рукам процентов 50 в нашей среде просто болтуны им просто скучно и что-то серьёзное обсуждать просто не безопасно
парень сделал выбор
воспользовался теми знаниями и возможностями которые были а стал бы искать сообщников или инфу по удалённому взрыву сидел бы в казематах фсб»

«...ну у всех разные задачи и просвещение очень важно
а на счёт бородачей думаю что всё это гб против народа
но есть люди которые против гб приморские партизаны Миша Жлобицкий и ещё будет куча примеров»

«не равнодушных очень много
просто жизнь свою нужно проживать ради трудового народа ради угнетённых ради обманутых а не ху... тить на улицах от скуки так чтобы народ сказал вот этот парень умер за нашу свободу а вот эта девушка страдает в застенках фсб за мои права
».

Признаки политической мотивации и незаконности лишения свободы

Содержание комментариев, которые, как мы полагаем, могут вменяться Сергею Кузнецову, представляют собой весьма путано сформулированное рассуждение на тему того, что власть, и в частности, силовики — «гб, фсб» — проводят антисоциальную, карательную политику и сами толкают людей на совершение насильственных действий, не оставляя им других способов борьбы. Эта мысль в более сдержанной и мягкой форме нередко высказывается российскими публицистами, правозащитниками, политиками.

Согласно примечанию к ст. 205.2 УК РФ, оправдание терроризма - это публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. Формально в комментариях Кузнецова признаки такого заявления могут быть усмотрены во фразе «...но есть люди которые против гб приморские партизаны Миша Жлобицкий и ещё будет куча примеров». Однако есть основания полагать, что эти слова содержат не столько призыв к подражанию, сколько констатацию того, что репрессии государства против общества будут усиливаться, а значит, и число людей, вынужденных противостоять власти вне правового поля, будет увеличиваться. Фактически Кузнецов преследуется исключительно из-за нескольких неосторожных фраз, которые можно увидеть, только если развернуть и подробно вчитаться в ветки комментариев под постом «Народной самообороны» и в смысл которых достаточно сложно вникнуть даже при внимательном прочтении. 

В последние годы ст. 205.2 УК РФ фактически заменила частично декриминализированную ст. 282 УК РФ, в качестве основного инструмента уголовных репрессий за высказывания в Интернете. В ряде случае её используют для возбуждения дел против оппозиционно настроенных граждан, которые до этого уже находились в поле зрения силовых структур. Очевидно, в частности, что о словах Сергея Кузнецова правоохранительным органам стало известно не потому, что под их влиянием был совершён теракт или начата подготовка к нему, а, вероятно, потому что силовики мониторили соцсети анархистского движения «Народная самооборона», лишь на том основании, что оно критически настроено к существующему режиму.

Отметим, что наиболее массовое преследование по ст. 205.2 УК РФ, в той части, которая касается оправдания терроризма, происходит именно в связи с терактом в архангельском УФСБ. Например, ничего не известно об уголовных делах, которые были бы возбуждены по итогам обсуждения в сети терактов в Израиле, а в отношении симпатизантов Брейвика было возбуждено только три дела за десять лет. Весьма вероятно, причина такой избирательности в том, что объектом атаки Жлобицкого была ФСБ. Начиная с 2012 года, государство всеми силами — принятием соответствующих законов, уголовными делами и громкими судебными процессами - создаёт вокруг силовых структур и, особенно, ФСБ ореол неприкосновенности. Только за последние несколько месяцев, в апреле и мае 2021 года, Владимир Путин подписал два новых закона — о расширении перечня силовиков, подлежащих государственной защите, и об ужесточении ответственности за распространение данных силовиков и их близких. Всё, что касается безопасности силовиков, с точки зрения власти, не может быть темой открытого общественного обсуждения. В данным момент известно о более чем 20 уголовных делах в отношении людей, которые высказывались по поводу поступка Жлобицкого в соцсетях и СМИ. Обвиняемыми по ним, как правило, становятся журналисты, оппозиционные активисты и блогеры. Только в первой половине 2021 года были арестованы, как минимум, писавшие о Жлобицком: Максим Смольников (Хабаровск), Дмитрий Надеин (Иркутск), Олег Макурин (Мытищи) —первый уже признан ПЦ «Мемориал» политическим заключённым, в деле второго, с нашей точки зрения, с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона.

Правозащитный центр «Мемориал», осуждая как идеологию и практику терроризма, так и его оправдание, выступая против языка вражды и не поддерживая экспрессивный и двусмысленный тон при описании насильственных преступлений, в то же время не может не отметить, что уголовное преследование по тяжким статьям из-за такого рода высказываний не должно быть механическим, не учитывающим степень реальной общественной опасности деяния (крайне малую в данном случае и безусловно не заслуживающую столь жёсткой меры пресечения) и, тем более, не должно сопровождаться грубыми нарушениями прав человека и пытками (напомним, что при задержании не оказывающего сопротивления Кузнецова, со слов его друзей, били электрошокером).

Мы полагаем, что даже если комментарии, предположительно вменяемые Кузнецову, и обладают неуместной неоднозначностью, заслуживающей порицания, они не подпадают под ограничения свободы выражения мнения, которые «предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия» (ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Более того, как раз ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 29 Конституции РФ защищают право Сергея Кузнецова на свободу выражения. Свобода мысли и слова не просто гарантируется каждому, но и наделяет правом придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей. Данное уголовное дело подчёркивает наличие большого изъяна в российском законодательстве и судопроизводстве, который позволяет отчуждать у граждан право на свободу выражения своего мнения из-за оппозиционности взглядов пользователя права или же при обсуждении критичных для восприятия властями событий. 

Существующая практика применения ст. 205.2 УК РФ, на наш взгляд, имеет явный обвинительный уклон и требует пересмотра. Как ранее отмечалось в докладе «Протеррористические высказывания» правозащитного центра «Мемориал», входящего в цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства», «нынешняя практика применения ст. 205.2 УК РФ, в целом, демонстрирует крайне опасные репрессивные тенденции. <…> Ужесточается как уголовное законодательство (минимальный тюремный срок за поддержку терроризма в интернете составляет 5 лет), так и правоприменительная практика (в подавляющем большинстве случаев обвиняемые получают реальный срок). Во многих случаях для таких уголовных дел характерен формальный подход и заметная несоразмерность наказания реальной опасности, а иногда преследование может быть местью за политические взгляды или общественно-политическую активность». Большая часть вышесказанного относится и к делу Кузнецова.

В другом докладе правозащитного центра «Мемориал» «Политические репрессии и политзаключённые в России в 2018 - 2019 годах» о ст. 205.2, которая там называется «самой суровой из всех уголовных статей, карающих за высказывания», говорится как об инструменте для запугивания активной части общества, применяемом против публичных критиков власти.

Мы уверены, что анализ причин террористического акта сам по себе не может и не должен квалифицироваться как одобрение или оправдание такого акта. Представляется очевидным, что у любого теракта есть общественно-политические причины. Осознание таких причин необходимо обществу. Запрет публичного обсуждения факторов, побуждающих к террористической деятельности, не только не основан на законе, но и вреден для общества. Мы выступаем против расширительного толкования понятия «оправдание терроризма» и искусственной криминализации действий обвиняемого.

Не располагая точной информацией о том, какие именно фразы, касающиеся поступка Жлобицкого, вменяются Сергею Кузнцову, «Мемориал» не может однозначно утверждать, что тот является политическим заключённым. Однако, учитывая все изложенные выше обстоятельства, имея представления о том, в каком ключе в целом Кузнецов комментировал теракт в архангельском УФСБ, мы считаем, что в его преследовании с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона.

Включение людей в список лиц, подвергающихся уголовному преследованию, в котором с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона, не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в такой список не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Дополнительная информация

Адвокат: Элина Гарева

В координации помощи Сергею Кузнецову принимают участие депутаты Мосгордумы от франции КПРФ, в частности, Евгений Ступин (направлял обращение Уполномоченному по правам человека и в прокуратуру) и Павел Тарасов (состоит в соответствующем чате).

Как помочь

Телеграм-канал кампании поддержки Сергея Кузнецова, где можно следить за новостями

https://t.me/free_kuznetsov

Телеграм-чат кампании поддержки Сергея Кузнецова

https://t.me/joinchat/ozsTfhK3gZ9jNzQy

Друзья Сергея Кузнецова ведут сбор средств на оплату адвоката Сергею Кузнецову. Необходимая сумма — 300 тысяч рублей.

СБЕРБАНК

Номер счёта: 40817810140014756697

Номер карты:

5336 6901 0105 8982

Перевод по номеру телефона:

+79037459283 (Ирина)

Помочь другим политзаключённым можно, сделав пожертвование на счёта Союза солидарности с политзаключёнными на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 

или на кошелёк системы «ЮMoney» 410011205892134.

Ссылки на интересные публикации в СМИ:

ОВД-инфо. «Жителя Подмосковья, арестованного по делу об оправдании терроризма, не могут найти в СИЗО» https://ovdinfo.org/express-news/2021/06/15/zhitelya-podmoskovya-arestovannogo-po-delu-ob-opravdanii-terrorizma-ne-mogut

Новая газета. «Суд арестовал сварщика из Подмосковья за пост об архангельском теракте во «Вконтакте». Его семья сообщает о пытках при задержании ФСБ» https://novayagazeta.ru/articles/2021/06/10/sud-arestoval-svarshchika-iz-podmoskovia-za-post-ob-arkhangelskom-terakte-vo-vkontakte-ego-semia-soobshchaet-o-pytkakh-pri-zaderzhanii-fsb

Сообщение Союза марксистов. «Погром Подольской коммуны»

https://vk.com/sm_video_official?w=wall-172694106_53197

Дата составления справки 29.06.2021 года

Развернуть