Статья УК: 
Написать письмо

443022, г. Самара, ул. Садовый проезд, д. 22, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Самарской области, Ямадаеву Кариму Бекмирзаевичу 1981 г. р.

Ямадаев Карим Бекмирзаевич

Ямадаев Карим Бекмирзаевич родился 29 августа 1981 года, имеет высшее юридическое образование, холост, ранее не судим, временно не работает, до задержания жил в городе Набережные Челны Республики Татарстан. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.2 («Публичные призывы к террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма с использованием Интернета», от 5 до 7 лет лишения свободы), ст. 319 («Оскорбление представителя власти», штраф, обязательные работы либо исправительные работы на срок до 1 года) УК РФ. Находится под стражей с 11 января 2020 года.

Полное описание

Описание дела

По версии обвинения, Ямадаев публично призывал к осуществлению террористической деятельности, публично оправдывал и пропагандировал терроризм.

Согласно обвинительному заключению, в 2019 году Ямадаев был дважды наказан в административном порядке за проведённые им пикеты: в первый раз по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, во второй раз по ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ. Оба пикета были проведены в виде художественных акций с использованием изображений президента РФ Владимира Путина — в одном случае его фотография была приделана к манекену, в другом — к импровизированному надгробию. Пикеты были проведены, как сказано в обвинительном заключении, с целью »формирования у граждан негативного мнения, относительно проводимой Президентом Российской Федерации Путиным В.В. государственной политики и его личности в целом». Несмотря на административные наказания, Ямадаев «должных выводов для себя не сделал» и в декабре 2019 года совершил вменяемое ему преступление.

В качестве преступных деяний Ямадаева в обвинительном заключении описываются следующие его действия. Он приготовил реквизит (мантию судьи, игрушечное ружье, наручники, изображения В. Путина, Д. Пескова и И. Сечина) и технические средства (камеру, штатив, компьютер, микрофон и т. д.), после чего произвёл в своей квартире видеосъёмку сцены своего сериала «Судья Грэмм». Согласно сюжету этой сцены, был изображён «суд» над В. Путиным, Д. Песковым и И. Сечиным — их играли актёры, а сам Ямадаев исполнял роль судьи. В ходе этого «суда» Ямадаев «действуя в продолжение своего преступного умысла, направленного на публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичному оправданию и пропаганде терроризма, обвинил указанных лиц — Путина В.В., Пескова Д.С. и Сечина И.И., в совершении ими в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, являющихся преступлениями, приведшими к гибели миллионов людей». По результатам «суда» персонажи Д. Пескова и И. Сечина были приговорены к смертной казни, которая была «исполнена» путём имитации расстрела персонажа Д. Пескова из игрушечного ружья и имитации отрубания головы персонажу И. Сечина. После этого данная видеозапись была выложена на YouTube. Так в документе изложены действия Ямадаева, квалифицированные следствием по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ.

Этими же действиями, согласно обвинительному заключению, Ямадаев »публично оскорбил Путина В.В. и Пескова Д.С., чем унизил их честь и достоинство как представителей власти», то есть, эти же действия являются преступлением, предусмотренными второй вменённой Ямадаеву статьёй — ст. 319 УК РФ.

Доказательства обвинения по обеим вменённым Ямадаеву статьям — ч. 2 ст. 205.2, ст. 319 УК РФ — одни и те же.

По версии обвинения, в результате мониторинга сети Интернет сотрудниками правоохранительных органов была обнаружена в YouTube и во «В Контакте» »видеозапись продолжительностью 6 минут, оскорбляющая личность Президента Российской Федерации Путина В.В., заместителя руководителя Администрации Президента Пескова Д.С.».

После этого в жилище Ямадаева был проведён обыск без предварительного судебного разрешения, так как следствие сочло, что имел место «случай, не терпящий отлагательства». В ходе обыска были обнаружены технические средства и реквизит, использованные для видеосъемки данного ролика. Обнаруженные предметы были оформлены в качестве вещественных доказательств. Почему данный случай относится к случаям, не терпящим отлагательства, следствие не объяснило.

Ключевым доказательством обвинения является заключение психолого-лингвистической судебной экспертизы, проведённой экспертами Набережночелнинского института «Казанского Федерального Университета», согласно которому в данной видеозаписи «содержатся значения, направленные на публичное оскорбление представителей власти при исполнении своих служебных обязанностей — Президента Российской Федерации Путина В.В. и заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации, пресс-секретаря Президента Российской Федерации Пескова Д.С.». Экспертизой выявлено наличие в видеоролике «фраз, содержащих признаки обвинения в преступлении лиц, замещающих государственную должность Российской Федерации», а также признаков оправдания идеологии насилия и разрушительных действий, выраженные демонстрацией казни персонажей. Следует отметить, что «казни» непосредственно не показаны — они происходят за кадром, и о них свидетельствуют только характерные звуки (звук выстрела, звук удара топором).

Согласно экспертному заключению, «наличие в видео фактов оскорбления или сведений, порочащих честь и достоинство, умаляющих деловую репутацию В. В. Путина и Д. С. Пескова контекстуально выражено в течение всего времени демонстрации видеоролика». Также, согласно заключению, в видеоролике выявлено «присутствие фраз, содержащих вымышленные, бездоказательные факты негативно оцениваемой деятельности В. В. Путина и Д. С. Пескова, которые не соответствуют действительности», что также подтверждает факт оскорбления представителей власти.

Отвечая на вопрос, содержится ли в видеоролике «оправдание идеологии насилия и/или разрушительных действий», эксперты заключили, что признаками оправдания насилия является использование «дефиниций, которые определяются как суд на людьми», символики «орудий уничтожения (топор и дробовик)», а также косвенный показ казни «обвиняемых». Также эксперты отметили, что «речевая цель высказываний-оправданий автора заключается в демонстрации своих взглядов, убеждении адресата и заинтересованности в солидаризации с ним».

Также в качестве доказательств вины Ямадаева следствие приводит в обвинительном заключении показания нескольких свидетелей, видевших ролик в интернете, как знавших Ямадаева лично, так и тех, кто с ним знаком не был, однако, никто из них ничего не сообщил об обстоятельствах съемки и размещения ролика, о каких бы то ни было преступных мотивах и целях его автора. Все они лишь подтвердили, что видели данный видеоролик либо в YouTube, либо во «В Контакте». Некоторые из этих свидетелей дали видеоролику негативную оценку, посчитав, что он «явно призывает население к негативному отношению к вышеуказанным политическим деятелям», включая президента РФ.

Свидетель, исполнивший в ролике роль Сечина, сообщил, что Ямадаев заверил его в том, что видеороликом он не намерен никого оскорблять, действие происходит в вымышленном мире, а цель его съемки и размещения, в первую очередь, коммерческая — набрать много просмотров и заработать на этом. С этим свидетелем Ямадаев обещал рассчитаться за участие в съемке после того, как необходимое число просмотров будет достигнуто.

Понятые, присутствовавшие при просмотре видеоролика в здании ФСБ в г. Набережные Челны, отметили в своих показаниях, что хотя в начале видеорлика и «была табличка, что это вымысел и любые сходства с реальными людьми, фамилиями и именами просто случайны», для них было очевидно, кто имелся в виду под именами «В. Путин», «Д. Песков» и «И. Сечин». Оба понятых сообщили о своём негативном отношении к содержанию ролика, поскольку он явно «оскорбляет политических деятелей как за их политическую деятельность, так и как обычных граждан страны. На видеоролике видно, что он целенаправлен на унижение и оскорбление политических деятелей страны» и «так делать нельзя».

Сам Ямадаев в своих показаниях утверждал, что «сериал является художественным фильмом, все действия сериала происходят в 2022 году, сериал по жанру является фантастикой — комедией с черным юмором (боевик, криминал). Сериал не может служить призывом к осуществлению противоправных действий. Данный веб-сериал является бизнес-проектом и снят им исключительно для коммерческого использования». То, что ролик был снят исключительно с коммерческой целью, неоднократно звучит в показаниях Ямадаева, а также в показаниях некоторых свидетелей, которым он об этом говорил. Он также утверждал, что не намеревался съемкой данного сериала кого-либо оскорбить, унизить или призвать к противоправным действиям. Об этом, а также о том, что все события и персонажи в сериале вымышленные, он специально сделал заставку в начале сериала.

Следствие выделило в качестве отягчающих обстоятельств совершение преступления по мотивам политической ненависти — п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ и совершение преступления в отношении лица, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности — п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Свою вину Ямадаев не признаёт полностью.

Обвинительное заключение подготовлено следователем по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел подполковником юстиции Г. В. Королевой, согласовано заместителем руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Республике Татарстан подполковником юстиции Р. М. Абдрахмановым, и утверждено заместителем прокурора Республики Татарстан старшим советником юстиции Ю. И. Наумовой

Основания признания политзаключённым

Кариму Ямадаеву не вменяются насильственные действия, обвинение основано исключительно на видеоролике, являющемся, по утверждению автора, частью фантастического сериала, речь в котором идёт о вымышленных событиях. Оскорбление кого-либо, а также призыв к каким-либо противоправным действиям, по утверждению автора сериала, не являлись его намерением. Содержание ролика не дает оснований для иных выводов. Данная позиция автора отражена в дисклеймере, который он демонстрирует в начале первой серии, таким образом доводя его содержание до всех зрителей.

Три персонажа видеоролика изображают публичных фигур: президента РФ В. Путина, пресс-секретаря президента РФ Д. Пескова и президента «Роснефти» И. Сечина. Четвёртый персонаж серии — «судья», который производит импровизированный «суд» над этими персонажами. В результате «суда» персонажи Пескова и Сечина приговариватся к смертной казни, затем за кадром происходит имитация её исполнения.

В связи с изготовлением и публикацией данного видеоролика Кариму Ямадаеву вменяются все три варианта состава ч. 2 ст. 205.2 УК РФ, то есть — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание и пропаганда терроризма.

В обоснование обвинения по этой статье в обвинительном заключении сказано, что съемкой и размещением данного видеоролика в интернете Ямадаев преследовал цель »воздействия на принятие решения органами государственной власти Российской Федерации, дестабилизации их нормальной деятельности, устрашения населения и побуждения неопределенного круга лиц к совершению преступления, предусмотренного статьёй 277 УК РФ (прим. посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля) в отношении государственных и общественных деятелей, оправдывая идеологию насилия и разрушительных действий», но это утверждение никак не подтверждается. В ролике нет никаких призывов, в том числе и призывов к совершению каких бы то ни было преступлений. Каким именно образом ролик «устрашает» население или побуждает кого-либо к совершению преступлений, в обвинительном заключении не объясняется.

Фактически следствие таким образом пытается обосновать один из трех составов преступления, предусмотренного ст. 205.2 УК РФ, вменяемых Ямадавеву, — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности. Однако согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» и Примечанию 2 к ст.205.2 УК РФ, «под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности в статье 205.2 УК РФ следует понимать обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической деятельности, то есть к совершению преступлений, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 УК РФ». Таким образом, для признания лица виновным в осуществлении таких призывов должно быть доказано наличие у него цели побуждения других людей к совершению какого-то или каких-то из указанного перечня преступлений. Мы полагаем, что ни наличие такой цели, ни побуждение к совершению преступлений, в частности, предусмотренного ст.277 УК, следствием не доказаны. Приведенные в обвинительном заключении мнения экспертов и свидетелей, имеют мало отношения к содержанию обвинения и никоим образом не указывают на наличие состава преступления в действиях Ямадаева.

Обвинения в публичном оправдании и пропаганде терроризма следствие в обвинительном заключении оправдать даже и не пытается. Согласно упомянутому выше Постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Примечанию 1 к ст. 205.2 УК РФ, «публичное оправдание терроризма выражается в публичном заявлении о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании». Согласно Примечанию 1.1 к ст. 205.2 УК РФ, «под пропагандой терроризма понимается деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности». «При этом под идеологией и практикой терроризма понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных, насильственных действий (пункт 1 статьи 3 Федерального закона „О противодействии терроризму“)». Ничего подобного в ролике нет и никакого обоснования вменения этих обвинений в обвинительном заключении не содержится.

Основным доказательством вины Ямадаева является заключение психолого-лингвистической судебной экспертизы, в котором, в частности, сказано: «На видеозаписи содержатся лингвистические и психологические признаки оправдания идеологии насилия и разрушительных действий. Данные признаки выражены демонстрацией в фильме смертной казни людей (заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации, пресс-секретаря Президента Российской Федерации Пескова Д.С. и главного исполнительного директора (Президента) нефтегазовой компании ПАО „НК „Роснефть“ Сечина И.И.)“.

Перед экспертами не был поставлен вопрос об оправдании терроизма или призывам к нему, им был поставлен вопрос об „оправдании идеологии насилия и/или разрушительных действий“. На этот вопрос в заключении экспертизы дан положительный ответ. На наш взгляд, демонстрация смертной казни, даже если и содержит признаки оправдания насилия, не является преступлением и, в частности, не образует состава преступления, предусмотренного по ст. 205.2 УК РФ. Следует также отметить, что выбранный Ямадаевым сюжет, показывающий псевдо-юридическую процедуру суда над представителями власти за их предполагаемые преступления, несмотря на грубость и упрощение, изображает юридическую процедуру суда, т. е. уполномоченного органа, действующего от имени государства, вынесения и приведения в исполнение его приговора, что явным образом противоречит понятию терроризма, изложенному в ФЗ „О противодействии терроризму“.

Никто из свидетелей не характеризует ролик как призывающий к террористическим или преступным действиям или оправдывающий терроризм, свидетели говорят лишь о том, что им ролик не понравился, поскольку он выражает неуважительное отношение к президенту.

Также Кариму Ямадаеву вменяется ст. 319 УК РФ — „Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением“ — а именно, согласно обвинительному заключению, публичное оскорбление президента РФ Владимира Путина и заместителя руководителя Администрации Президента Дмитрия Пескова. Официальная должность Д.Пескова — заместитель руководителя Администрации президента Российской Федерации — пресс-секретарь президента Российской Федерации. Согласно примечанию к ст. 318 УК РФ, „Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости“. Администрация Президента РФ не является органом власти, а Д. Песков не наделён в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, пресс-секретарь Президента РФ. Следствие никак не обосновывает отнесения Д. Пескова к категории должностных лиц. Мы полагаем, что при таких обстоятельствах относить его к данной категории нет никаких оснований.

Обоснование вины Ямадаева по данной статье якобы содержится в заключении экспертизы, где сказано: »В результате психолого-лингвистического анализа высказываний главного персонажа видеоролика выявлено присутствие в них фраз, содержащих признаки обвинения в преступлении лиц, замещающих государственную должность Российской Федерации — Президента Российской Федерации Путина В.В. и заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации, пресс-секретаря Президента Российской Федерации Пескова Д.С.». Но оценка реальных действий указанных лиц как преступных не является оскорблением, напротив, она является правомерным выражением мнения Ямадаева.

Также обвинение неоднократно ссылается на мнения свидетелей, понятых и других лиц о том, что ролик «настроен против политической власти в стране», «так делать нельзя», «это плохо кончится» и тому подобное. В своих показаниях свидетели прямо указывают, что расценивают критику действий власти как неприличные и оскорбительные действия. Поскольку это не соответствует юридическому понятию оскорбления, такие оценки никак не могут являться обоснованием уголовного преследования. Более того, ссылки на эти оценки, содержащиеся в обвинительном заключении, подчеркивают политический характер обвинения Ямадаева. Они подтверждают, что реальные мотивы преследования связаны с его общественно-политической позицией, критической по отношению к действующей российской власти.

Что касается публичного оскорбления президента РФ Владимира Путина, согласно обвинению, в ролике оно выражено с помощью »фраз, содержащих признаки обвинения в преступлении». Согласно юридическому словарю, оскорбление — это умышленное унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Утверждать, унижает ли ролик честь и достоинство Владимира Путина, невозможно, поскольку сам Владимир Путин допрошен не был, и своё отношение к ролику не высказывал. В ролике не используется нецензурная лексика, нет нарушения норм общественных приличий, так что понятие «неприличная форма» здесь не применимо. Само по себе то обстоятельство, что ролик содержит выражение нелицеприятного критического мнения о В. Путине не дает основания для уголовного преследования. Оно явно вступает в противоречие с ч. 1 ст. 10 ЕКПЧ, утверждающей, что «Каждый имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». Уголовное преследование Ямадаева с применением к нему ограничительных мер в виде заключения под стражу за выражение и распространение своего мнения в форме художественной постановки является прямым вмешательством публичных властей в данное право Ямадаева, гарантированное ЕКПЧ.

Более того, в данном случае применим принцип «повышенной терпимости» публичных фигур (в том числе политиков) к критике в свой адрес, которым руководствуется ЕСПЧ при рассмотрении жалоб. Согласно данному принципу «в отношении политического деятеля, в сравнении с частным лицом, пределы допустимой критики могут быть расширены». ЕСПЧ неоднократно обращал внимание властей РФ на недопустимость нарушения данного принципа, в частности, например, в решениях по делам Гринберг против России (Grinberg v. Russia), Федченко против России (Fedchenko v. Russia) и Дюндин против России (Dyundin v. Russia). В своём решении по последнему делу ЕСПЧ, в частности, напомнил российскому правительству, что свобода выражения мнения применима так же и в отношении информации и идей, «которые шокируют, оскорбляют или вызывают обеспокоенность; таковы требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых нет «демократического общества». В этом же решении суд подчеркнул, что «границы допустимой критики в отношении гражданских служащих при исполнении своих служебных обязанностей, так же как и политиков, шире, чем в отношении частных лиц».

Таким образом, обвинение не приводит конкретных доказательств вменённых Ямадаеву преступлений — ни призывов к террористической деятельности, оправдания и пропаганды терроризма, ни оскорбления представителя власти.

По сути, Ямадаеву вменяются неуважительные и критические высказывания в адрес действующего президента и аффилированных с ним лиц. Подобные действия сами по себе не являются не только преступлением, но даже и правонарушением. Этим следствием и обвинением напрямую нарушены права Ямадаева на свободу мысли и слова, выражение мнения, гарантированные ст. 29 Конституцией РФ.

Дополнительное давление со стороны правоохранительных органов усматривается также в том, что к Ямадаеву уже длительное время — 11 месяцев — применяется избыточная мера пресечения в виде заключения под стражу, никак не соотносящаяся с общественной опасностью вменяемых деяний.

Необоснованность уголовного преследования Ямадаева и суровость ограничительных мер указывает на то, что целью этого дела является не охрана прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, а прекращение законной публичной активности Ямадаева и устрашение других лиц, желающих публично выразить негативное отношение к действиям власти.

Мемориал не оценивает этические и эстетические аспекты ролика, дающие серьезные поводы для критики, но определённо не содержащие оснований для уголовного преследования. Вопросы защиты чести и достоинства лиц, изображённых в ролике, могут решаться в гражданском порядке, если эти лица обратятся в суд с соответствующим иском.

Мы полагаем, что лишение свободы было применено к Ямадаеву исключительно из-за его политических убеждений, в связи с ненасильственным осуществлением им свободы выражения мнения; по политическим мотивам власти, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и недобровольное прекращение характера публичной деятельности Ямадаева, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, при отсутствии в его действиях состава правонарушения; продолжительность лишения свободы явно непропорциональна правонарушению, в котором Ямадаев обвиняется. На основании вышеизложенного Правозащитный центр «Мемориал» считает Ямадаева Карима Бекмирзаевича политическим заключенным и требует его немедленного освобождения.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Красиков Владимир Владимирович (предоставлен ассоциацией «Агора»).

Как помочь

Адрес для писем:

443022, г. Самара, ул. Садовый проезд, д. 22, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Самарской области, Ямадаеву Кариму Бекмирзаевичу 1981 г. р.

Сбор средств на защиту и передачи идёт на карты «Сбербанка России» № 5336 6902 0754 1055 и «Тинькофф» № 5536 9138 9752 1908, а также на Яндекс. Кошелёк 41001366565195.

О других способах помочь Кариму Ямадаеву вы можете узнать на сайте его группы подержки (http://delokarima.ru/kak-pomoch).

Вы также можете перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелёк 410011205892134: http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Ссылки на публикации в СМИ:

Медуза. Карим Ямадаев из Татарстана установил первое в России «надгробие Путину». А потом снял видео про суд над президентом — и стал подозреваемым по статье о терроризме // http://meduza.io/feature/2020/01/12/karim-yamadaev-iz-tatarstana-ustanovil-pervoe-v-rossii-nadgrobie-putinu-a-potom-snyal-video-pro-sud-nad-prezidentom-i-stal-podozrevaemym-po-statie-o-terrorizme

Idel.Реалии. Активист из Челнов Карим Ямадаев заявил о возможной предвзятости экспертов по его делу. Его обвиняют в оскорблении власти // http://idelreal.org/a/30856067.html

Новая газета. Многосерийный «терроризм». Обвинения в терроризме и экстремизме поставлены на поток. Автору несостоявшегося сериала о «суде над окружением Путина» грозит 7 лет тюрьмы. // http://novayagazeta.ru/articles/2020/02/18/83978-mnogoseriynyy-terrorizm

Коммерсантъ. Автора интернет-сериала оставили в СИЗО. Татарстанского активиста обвиняют в оскорблении российского президента. // http://kommersant.ru/doc/4269035

Дата обновления справки: 18.01.2021 г.

Развернуть