Беженцы в Ингушетии в страхе перед выселением

Тимур Акиев
28.5.2019

В Ингушетии чиновники попытались демонтировать аварийные бараки, в которых проживают люди, без решения суда. После вмешательства правозащитников глава республики создал специальную рабочую группу для решения вопроса с жилищным обустройством жителей бараков, однако в течение месяца рабочая группа ни разу не собиралась для обсуждения поставленной перед ней задачи.

30 апреля распоряжением главы РИ была образована рабочая группа для решения вопроса жилищного обустройства вынужденных переселенцев, проживающих в местах компактного проживания в г. Назрани. Согласно этому же распоряжению, рабочая группа до 30 мая должна выработать и представить на рассмотрение руководства республики рекомендации по расселению бараков и прочего печального наследия военных конфликтов на Северном Кавказе.

Спустя почти месяц рабочая группа так и не собралась для обсуждения поставленной перед ней задачей, а люди, судьба которых зависит от решения этой комиссии, пребывают в тревожном ожидании. Ответ на вопрос, почему чиновники не торопятся с обустройством обитателей трущоб, напрямую связан с ответом на вопрос, что же стало причиной для создания рабочей группы.

15 марта 2019 года представитель администрации Центрального административного округа г. Назрани вручил жильцам трех бараков, расположенных по ул. Фабричная, требование освободить занимаемые помещения до 15 апреля на том основании, что бараки признаны аварийными и подлежат сносу. При этом представители администрации не предъявили судебного решения, на основании которого они могли бы выселить жильцов данных бараков.

23 апреля к одному из бараков подъехали рабочие и стали разбирать крышу, однако возмущенные жильцы не дали им завершить эту работу. По счастливому совпадению в Ингушетии в это время находилась группа правозащитников из Москвы. Один из жителей бараков попросил правозащитников вмешаться в ситуацию и защитить их от произвола городских властей.

24 апреля с жителями бараков встретились сотрудники ПЦ «Мемориал», они выяснили, что демонтаж барака производят без решения суда и без предоставления жителям альтернативного жилья. Более того, со слов местных жителей стало известно, что земли, на которых расположены бараки, проданы частным инвесторам, и именно это обстоятельство побудило городские власти ускорить процесс сноса бараков без учета интересов людей, проживающих в них.

25 апреля делегация правозащитников в составе председателя комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, членов Совета ПЦ «Мемориал» Александра Черкасова и Олега Орлова и сопредседателя Московской Хельсинкской группы Валерия Борщева на встрече с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым озвучила данную проблему, и глава республики пообещал создать специальную комиссию, чтобы разобраться с этим вопросом.

В течение последующих четырех дней рабочие по инерции продолжали демонтировать барак, и только повторное вмешательство правозащитников остановило этот процесс. 30 апреля из администрации главы республики в мэрию Назрани поступило указание приостановить все работы до тех пор, пока специальная комиссия не разберется в этой проблеме. Мэр города Алихан Тумгоев лично приехал проверить, как выполняется указание главы республики, и заверил жильцов, что никто их выселять не собирается. О том, что работы по демонтажу барака продолжались, он, как оказалось, не знал.

2 мая на странице Юнус-Бека Евкурова в Инстаграм было опубликовано сообщение о том, что во время его инспекционного выезда в г. Назрань к нему обратились жительницы частично разобранного барака. Глава республики заверил их, что созданная рабочая группа будет разбираться по каждому случаю. Если подтвердится факт того, что у жителей этих бараков действительно нет другого жилья, при помощи инвесторов будет решаться вопрос с их жилищным обустройством. Но, как говорится, воз и ныне там. Разбираться никто не спешит. Рабочая группа, для того чтобы приступить к работе, очевидно, нуждается в дополнительном указании сверху, а жители бараков опасаются, что в конечном итоге интересы собственников земли возобладают над их правом на жилищное обустройство.

Таким образом, если бы не вмешательство правозащитников, возможно, от браков уже остались бы одни воспоминания, и как действовать в новых обстоятельствах, когда право сильного временно дезавуировано, чиновники пока не знают.

Данная проблема не уникальна: на территории Назрановского административного округа, да и в других районах Ингушетии еще сохранились подобного рода поселения компактного проживания людей без собственного жилья. С начала 90-х годов в них заселялись разные люди, по разным причинам, в основном это были вынужденные переселенцы из Северной Осетии и Чечни. Часть жителей со временем получали или приобретали жилье и выселялись, но кто-то так и не смог решить жилищную проблему, ко всему прочему, утратив последнюю защиту в виде статуса вынужденного переселенца.

Европейская конвенция о защите прав и свобод человека, которую Россия ратифицировала еще в 1998 году, защищает право на личную и семейную жизнь, а решение Европейского суда по правам человека от 21 ноября 2017 года по жалобе «Панюшкины против России» признает, что потеря единственного жилья является самой крайней мерой вмешательства в право на уважение жилища. Любой человек, которому угрожает вмешательство такого масштаба, должен иметь адекватные меры защиты, определяемые независимым судом в свете принципов статьи 8 Конвенции. То, что, согласно национальному законодательству, право на жилье человека было прекращено, не означает, что его следует выселить без анализа его жизненной ситуации и положения семьи.