Дело 26 марта

26 марта 2017 года в десятках городов России прошли массовые антикоррупционные акции. Власти ответили на них беспрецедентными по количеству задержаниями. Только в Москве было задержано около 1050 человек, а всего по стране — более 1500, в том числе, около 70 несовершеннолетних. В ходе задержания и доставления в отделения полиции многие задержанные были избиты. Около 70 человек были подвергнуты административным арестам, большинство остальных наказаны штрафами в размере 10–20 тысяч рублей.

Ознакомление с ходом судебных разбирательств, материалами административных дел и решениями суда по статьям КоАП позволяет утверждать, что все известные нам судебные решения носят ярко выраженный неправосудный характер.

Задержанные несовершеннолетние, их родители и учителя также подверглись давлению.

Параллельно, уже с вечера 26 марта в Москве и некоторых других городах начали заводиться уголовные дела по разным статьям. Допрашивая задержанных на акции прямо в отделениях полиции и спецприемниках, куда их отправляли отбывать административный арест, следователи и оперативники прямо намекали, что готовят новое «Болотное дело». 

После разгона акции в интернете появились призывы (возможно, провокационные) отреагировать на задержания очередной акцией протеста 2 апреля на Манежной площади. Несмотря на анонимность авторов и то, что на акцию практически никто не пришел, по этому случаю также заведено уголовное дело. Явная связь с событиями 26 марта позволяет нам отнести преследуемых по этому делу к тому же досье

Потерпевшими по делу в Москве признаны семь полицейских, а также «другие неустановленные сотрудники органов внутренних дел РФ и Росгвардии России». Согласно постановлению СК РФ, «неустановленные лица, действуя группой по предварительному сговору, в ходе несанкционированного митинга, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, с применением предметов, исполуемых в качестве оружия, оказывая сопротивление представителям власти, применили насилие в отношение сотрудников полиции». Следственная группа, занимающаяся расследованием событий 26 марта, насчитывает 145 человек, возглавляет ее генерал-майор Рустам Габдуллин, руководивший следствием по "Болотному делу". Число потерпевших, следователей и угрожающий тон документа позволяет предположить, что обвинения могут быть предъявлены и другим участникам акции.

Отказ в согласовании в Москве

14 марта 2017 года согласно ст. 7 ФЗ-54 Навальным А.А., Ждановым И.Ю., Замятиным Е.М. была подано уведомление о проведении 26 марта 2017 года с 14 до 17 часов публичного мероприятия в форме шествия от площади Тверской заставы до ул. Охотный ряд с митингом в конце мероприятия. 16 марта департамент региональной безопасности ответил письмом, в котором, не отказывая в проведении мероприятия, отметил что акция может «создать помехи движению пешеходов и транспортных средств и нарушить права и интересы граждан, не участвующих в мероприятии». При этом не было предложено ни альтернативного места для проведения акции, ни способов устранения возможных проблем. Организаторы и участники сочли ответ незаконным и приняли решение о проведенрии акции. Позднее юристы сделали правовой анализ вопроса о согласованности публичного мероприятия 26 марта.

Запреты на проведение акции в других городах

Из 100 городов, где была предпринята попытка согласовать акцию (митинг или пикет), только в двух было получено согласование в полном соответствии с планами организаторов (Йошкар-Ола и Гатчина). В 13 городах пикет или митинг были согласованы в иных, чем было заявлено, местах. В остальных 85 получен отказ.

Нарушения при задержаниях

В Москве в акции приняло участие от 10 до 20 тысяч человек, разместившихся на тротуарах вдоль всей Тверской улицы. Полиция практически сразу приступила к задержаниям участников. Вначале задерживались отдельные люди, поднимавшие плакаты, но вскоре задержания стали более массовыми и жесткими. В районе Тверской в Москве было задержано около 1050 человек (в т. ч. около 70 несовершеннолетних), что стало рекордным числом за последние 20 лет. Задержания проходили в грубой форме, с применением спецсредств и физического насилия, никак не соответствующего задаче обеспечения безопасности на мирном протестном мероприятии. Из кадров видеосъемок и со слов очевидцев, независимых наблюдателей и журналистов, стало известно, что многие задержанные избивались. В общей сложности во всех городах, где проходила акция, было задержано более 1500 человек.

Административные дела: нарушения в судах

По данным Мосгорсуда на 18 апреля, по статье 19.3 КоАП в Москве к административной ответственности было привлечено 138 человек. По данным ОВД-Инфо, на срок от 2 до 25 суток по этой и ряду других статей к аресту были приговорены 64 человека, в сумме все аресты достигают 646 дней, остальные задержанные по этой статье провели в отделах полиции до 48 часов после чего были отпущены.

По основной «митинговой» статье 20.2 КоАП в Тверском суде к 18 апреля прошли разбирательства по 469 делам, во всех известных случаях судьи признавали задержанных виновными и присуждали им штрафы от десяти до двадцати тысяч рублей (общий объем штрафов превысил 5 миллионов рублей).

По сведениям адвокатов, защищавших задержанных в Тверском суде (все дела слушаются там, по территориальной подсудности), административные дела рассматривались с массой нарушений. Отмечаются типовые, под копирку, протоколы задержаний и рапорты полицейских, отказ в вызове свидетелей и просмотре видеозаписей, неверно указанное время и место задержаний, заочное рассмотрение дел в отсутствие обвиняемых и защитников и другие массовые нарушения.

Давление на несовершеннолетних

Отмечены случаи вызова в СК директоров школ и классных руководителей задержанных на акции несовершеннолетних, вызов детей с родителями в комиссии по делам несовершеннолетних. В частности, о случае вызова в СК директора сообщил Алексей Петунин, сын которого был задержан на акции. Помимо этого, к ним домой приходила следователь СК с целью опроса родителей, не сообщив при этом, в рамках какого уголовного дела ведутся следственные действия. В конце апреля появились свидетельства, что участвовавших в акции 26 марта подростков и их родителей повторно стали вызывать на допросы в СК, задавая, в частности, вопросы о том, насколько хорошо о них заботятся родители.

Давление и запугивание в разных регионах

Во многих городах после акции ее участников задерживали, вызывали на допросы, отчисляли или угрожали отчислением из вуза, беседовали с их родителями.

В Чебоксарах участника акции задержали на репетиции оркестра, в котором он играет на скрипке. В Архангельске полиция силой забрала из больницы пожилую женщину и доставила в суд. В Приморье от директоров школ требовали запрещать ученикам участвовать в митингах оппозиции. В Волгограде в СК вызывали школьников, а полиция ходила по университетам с фотографиями участников и задерживала их прямо на лекциях.

В Чите сотрудники ФСБ позвонили матери организатора акции и просили ее «приструнить сына». В Саратове задерживали студентов прямо в институте; в этом городе, где задержаний на акции не было вовсе, все равно обещают привлечь к ответственности сотню участников; там же вызвали активиста в полицию, позвонив ему с телефона матери. В Красноярске звонили из полиции с вопросами о коррупции и Навальном (в том числе тем, кто вообще не был на акции). В Орске домой к активисту пришли сотрудники угрозыска. В этом же городе участников акции увольняли и отчисляли из университета, а также прямо в судах задерживали свидетелей. В Нижнем Новгороде на родителей молодых активистов полиция составила протоколы о «неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних». Уволенную после митинга воспитательницу из Чебоксар Алену Блинову оштрафовали на тысячу рублей за публикацию в соцсетях фотографии депутата Думы Виталия Милонова в футболке с надписью «Православие или смерть!».

Уголовные дела

Еще до окончания акции в Москве в СМИ распространилась информация о пострадавшем сотруднике полиции. Сообщалось, что он получил черепно-мозговую травму, к вечеру начали распространяться ложные сведения, что полицейский умер. Вечером 26 марта СК сообщил о заведении уголовного дела по ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа — до 20 лет колонии и пожизненного заключения). При этом сообщалось, что полицейский в больнице в тяжелом состоянии. Правда утром следующего дня глава СПЧ М.Федотов посетил в больнице пострадавшего полицейского, тот выглядел неплохо. Выяснилось также, что Евгений Гаврилов уже имел статус потерпевшего в рамках «Болотного дела» — в эпизоде Ивана Непомнящих.

Минимум в 24 из 50 отделов полиции (информация ОВД-Инфо), по которым развезли задержанных, следователи из Следственного комитета допрашивали участников акции по неким уголовным делам. По словам самих задержанных, им сообщали разную информацию о том, в рамках какого уголовного дела ведется беседа: где-то говорили про дело о массовых беспорядках, где-то — про «экстремизм». Представители неизвестных силовых структур допрашивали также осужденных к административному аресту в спецприемниках и на Петровке, 38. При этом арестованным угрожали, к ним применялось бесчеловечное обращение и психологическое давление.

27 марта СК заявил, что уголовное дело заведено уже по трем статьям — 317, 318 (насилие в отношение представителя власти) и 213 (хулиганство). В рамках этого дела, по сообщению СК, проводится проверка «о предложениях вознаграждения в случае задержания за участие в несанкционированной массовой акции 26 марта в Москве не только подросткам, но и другим участникам мероприятия». Сообщение СК появилось вскоре после заявлений пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова о фактах «подкупа» подростков-участников акции.

26 марта появилась также информация о заведеном деле о возбуждении ненависти или вражды (ст. 282 УК): по сообщению пресс-секретаря Алексея Навального Киры Ярмыш, во время обыска в офисе Фонда борьбы с коррупцией эту статью вменили главе избирательного штаба Леониду Волкову. Задержанных в офисе ФБК допрашивали также по этой статье, но дальнейшего развития эта история пока не получила.

Наконец, 13 апреля СК распространяет заявление об аресте четырех человек в рамках единого уголовного дела по ст. 318 (не уточняя части). При этом оказывается, что некоторые из них были арестованы гораздо раньше, со всеми работали адвокаты по назначению.

Дело Александра Шпакова

Александр Шпаков, 39-летний столяр из подмосковных Люберец, пришел на акцию с российским флагом. Он был задержан на Тверской возле автобуса, куда незадолго до этого завели задержанного Алексея Навального. По его словам, при задержании его ударили дубинкой по голове, а после избили в автобусе. Вызванная в ОВД «Скорая» доставила его в больницу, где врачи зафиксировали ссадины и синяки, а также сделали томографию и снимок ребер. После этого он ушел домой. В 3 часа ночи 28 марта к нему домой явились сотрудники СК и после обыска в квартире он был задержан. При обыске изъят телефон, компьютер и российский флаг, с которым он был на митинге и который висел у него на стене над кроватью. Содержится в СИЗО. До 20 апреля его защищал адвокат по назначению, в этот период он признал вину и согласился на особый порядок рассмотрения в суде. Затем Шпаков отказался от услуг назначенного адвоката и в дело вступил Сергей Бадамшин.

Вменятся ч.1 ст. 318 УК РФ. По версии следствия, Шпаков нанес подполковнику Валерию Гоникову два удара, пытаясь открыть дверь автобуса с задержанными. На нескольких имеющихся в свободном доступе видеозаписях плохо видно, что же произошло возле автобуса, но можно утверждать, что Шпаков вел себя спокойно и никакой агресси в отношении полицейских не проявлял. Сам обвиняемый отметил, что его склоняли признать вину. Гоников, как и Гаврилов, был ранее потерпевшим по «Болотному делу». В итоге, Шпаков признал вину и согласился на особый порядок рассмотрения дела в суде. Дело быстро завершено и передано в суд, рассмотрение должно состояться 24 мая.

Дело Юрия Кулия

28-летний актер из Волгограда Юрий Кулий арестован 4 апреля 2017 года, содержится в СИЗО. Официальное сообщение об аресте СКР распространил 13 апреля. До 12 апреля его защищал адвокат по назначению, в этот период Кулий признал вину, согласившись на особый порядок рассмотрения дела в суде.

На следующий день после акции, 27 марта, на YouTube-канале движения SERB был опубликован видеодонос на Кулия. Вступивший в дело адвокат Алексей Липцер сообщил, что показания на Кулия дал активист SERB Александр Петрунько, неоднократно участвовавший в провокациях и подозреваемый в нападении на Алексея Навального. Кулий обвиняется в том, что он схватил за руку бойца ОМОН Гаврютина, причинив тому боль. Никаких повреждений у омоновца не зафиксировано. Вменятся ч.1 ст. 318 УК РФ. На существующей видеозаписи видно, что Кулий пытается помешать задержанию одного из демонстрантов, положив руку на локоть полицейского.

28 апреля Генпрокуратура передала дело в суд. 10 мая Мосгорсуд отклонил апелляционную жалобу защиты на арест Кулия. При этом перевести Шпакова под домашний арест просили как его защитник, так и прокурор. 12 мая в Тверском суде должно было состояться судебное заседание, но Кулий в СИЗО не получил повестку в положенный срок и слушание перенесено на 18 мая.

После задержания на акции Кулий уже представал 28 марта перед судом по административной статье 20.2 ч 6.1 (участие в несанкционированном митинге, повлекшем создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения), ему был назначен штраф.

18 мая Кулий приговорен к 8 месяцам колонии-поселения.

Дело Андрея Косых

История травмы, нанесенной неизвестным демонстрантом полицейскому Гаврилову на Б.Дмитровке, стала широко известна еще вечером 26 марта. Тогда же СК заявил о заведении первого уголовного дела по ст. 317 УК РФ («посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), и 318 («применение насилия в отношении представителя власти»). 13 апреля по этому эпизоду был арестован 31-летний Андрей Косых.

О нем известно меньше всего. Поначалу он содержался в ИВС ГУВД Москвы на Петровке, где его по закону могли держать не более десяти дней подряд. Затем некоторое время информации о его местонахождении не было. В конце апреля от представителей ОНК стало известно, что он находится в московском СИЗО № 5 («Водник»).

Косых обвиняют в том, что он нанес удар в голову сотруднику полиции у перехода станции метро «Тверская», а затем в районе улицы Малая Дмитровка тоже нанес удар полицейскому в голову, от которого тот упал и потерял сознание. Как и остальные обвиняемые, он признал вину. Точный состав предъявленных ему статей неизвестен.

Дело Станислава Зимовца

Станислав Зимовец, 22-летний недоучившийся студент из Волжского, приехавший в Москву на заработки, ремонтировал квартиры. Задержан СОБРом в ремонтной бытовке 30 марта. Вменятся ч.1 ст. 318 УК РФ. По версии следствия, «фрагмент брошенного им кирпича попал в спину заместителя командира батальона ОМОН полковнику полиции Котеневу В.Н., после чего он «переоделся с целью конспирации» и, достав травматический пистолет, «провоцировал присутствующих на незаконные действия». Содержится в СИЗО, по неизвестной причине был помещен в блок для обвиняемых в преступлениях, карающихся пожизненным заключением.

Несмотря на то, что сразу после ареста по месту регистрации Станислава в Волгоградской области у его родственников прошел обыск, долгое время было неизвестно, где он содержится и кто ведет его дело. До 24 апреля у него был адвокат по назначению, который склонял его к признательным показаниям. Станиславу удалось передать жалобу на действия следователя и в дело вошла Светлана Сидоркина. Однако, еще до этого Зимовец частично признал вину и согласился на особый порядок рассмотрения дела. Уже после вступления в дело адвоката Сидоркиной, Мосгорсуд утаил от нее рассмотрение апелляции на арест Зимовца 26 апреля.

Зимовец на очной ставке попросил прощения у сотрудника полиции, сказав, что сделал это не специально, а от отчаяния. Он сказал также, что служил в Чечне и видел, как себя ведут настоящие омоновцы: «Так вот: вы — ненастоящие омоновцы». Дело передано в суд, сроки рассмотрения еще не определены.

Перед арестом Зимовца успели осудить по административной статье 20.2 ч. 5 (нарушение порядка проведения митинга), назначив наказание в виде штрафа.

Дело Дмитрия Богатова

1 апреля СК заявил о возбуждении еще одного дела по ч. 3 ст. 212 УК (призывы к массовым беспорядкам) в связи с появлением в соцсетях анонимных сообщений с призывом выйти на Красную площадь 2 апреля. 6 апреля был задержан первый подозреваемый по этому делу — 25-летний программист и математик Дмитрий Богатов. Суд не удовлетворил ходатайство прокуратуры об аресте Богатова. Однако его не отпустили на свободу: на следующий день ему переквалифицировали обвинения на более тяжкие — в оправдании терроризма (ст. 202.2 УК) и приготовлении к организации массовых беспорядков (ч. 1 ст. 30 ч. 1 ст. 212 УК), после чего поместили под стражу на два месяца.

Богатов преподает математику в Московском финансово-юридическом университете. Он окончил механико-математический факультет МГУ, работал программистом в компаниях Samsung и Skontel.

По версии следствия, Богатов под именем Айрат Баширов разместил на форуме sysadmins.ru призывы к беспорядкам. Единственной уликой служит IP-адрес Богатова, с которого зашел в сеть "Баширов", чтобы разместить криминальный пост.  Но Богатов является администратором сети TOR, и через его адрес в сеть может заходить любой пользователь этой сети. Позднее объявился реальный Баширов, а в результате независимого расследования выяснилось, что на форуме действовало несколько клонов этого ник-нейма, некоторые из их владельцев явно использовали интернет с провокационными целями. К Дмитрию Богатову все это не имеет никакого отношения.

По этому же делу прошли первые допросы «свидетелей». Допрашивали или пытались допрашивать задержанных на разных акциях 2 апреля в Москве. Вопросы им задавали про акцию 26 марта. В Следственный комитет были вызваны как минимум трое задержанных на пикете 2 апреля, одна из них подробно рассказала о содержании вопросов, они касались, в частности, политических взглядов, аккаунтов в соцсетях, хобби.

Уголовные дела в других городах

В Волгограде студент Максим Бельдинов проходит по уголовному делу о применении насилия по отношению к представителю власти (ст. 318 УК), с него взята подписка о невыезде. Бельдинов был задержан при попытке помочь школьнику, которого полиция несла за ноги и за руки. Адвокат Максима Бельдинова сообщил «Медиазоне», что инцидент между его подзащитным и полицейским произошел после митинга 26 марта, «когда митинг уже перерос в шествие, а шествие переросло в хождения по улицам». Защищая подростка, Бельдинов подбежал и ударил полицейского в бок. Он признал вину и раскаялся, следствие по делу уже окончено, защита Бельдинова надеется на наказание, не связанное с лишением свободы.

В Томске возбуждено уголовное дело о заведомо ложном сообщении о теракте (ст. 207 УК) по следам открытия штаба Навального 21 марта — в тот день полиция эвакуировала всех активистов на улицу из-за якобы заложенной в здании бомбы. По этому делу в Центр «Э» вызывали участников акции 26 марта. По словам активистов, большая часть вопросов касается их отношения к Навальному.

Косвенно связанно с 26 марта уголовное дело в Иркутске. 8 апреля было задержано несколько участников акции 26 марта, которые планировали 9 апреля провести собрание, посвященное прошедшим событиям. Позднее выяснилось, что на одного из задержанных, Дмитрия Литвина, заведено дело об оскорблении чувств верующих (ст. 148 УК) за некие публикации в соцсетях, все остальные проходят как свидетели. Тем не менее в Центре по противодействию терроризму им задавали вопросы об акциях протеста и призывах к терроризму. Литвин находится под подпиской о невыезде, с ним работает адвокат «по назначению». Один из допрошенных активистов, Игорь Мартыненко, был арестован на десять суток по административной статье. Суд апелляционной инстанции отправил его дело на новое рассмотрение, после чего было повторно принято решение о его аресте, уже на шесть суток. 24 апреля это решение было отменено.

В Петрозаводске после митинга 26 марта правоохранители попытались привлечь к административной ответственности организатора акции Виталия Флеганова, а неизвестные пытались его похитить. В ходе акции полицейские задержали шестерых участников антикоррупционной акции. Почти все из них были отпущены без составления протоколов за исключением арбитражного управляющего Евгения Владенкова. На него был составлен протокол по части 1 статьи 19.3 КоАП, который дважды возвращался судом. По мнению местных журналистов, правоохранительные органы пытаются завести уголовное дело по части 1 статьи 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). По словам Владенкова, для фабрикации дела майор полиции написал рапорт о том, что ему был нанесен удар. Вероятно, в своем рапорте майор опирается на видеоролик, на котором видно, как Владенков с криком побежал вслед за задержанным, после чего сам был жестко задержан.

Новости по теме

26 мая 2017 г. – 17:53

Защита Юрия Кулия, осуждённого по "делу 26 марта", обжаловала приговор

Адвокаты Юрия Кулия, осужденного на 8 меяцев колонии-поселения по делу о применении насилия в отношении полицейского на антикоррупционной акции 26 марта 2017 года в Москве, подали аппеляционную жалобу на приговор

25 мая 2017 г. – 11:26

Нового фигуранта «дела 26 марта» обвиняют в том, что он ударил по ноге полицейского. Сам он утверждает, что ударил по дубинке

Дмитрия Крепкина, нового фигуранта дела о применении насилия в отношении представителя власти на акции 26 марта в Москве, обвиняют в том, что он ударил по ноге полицейского. Сам он вину не признает и говорит, что удар пришелся по дубинке

24 мая 2017 г. – 21:57

Защита Александра Шпакова, осуждённого на 1,5 года колонии по "делу 26 марта", обжаловала приговор

Защита участника антикоррупционной акции 26 марта 2017 года в Москве Александра Шпакова, осуждённого на 1,5 годам колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти, обжаловала приговор

24 мая 2017 г. – 17:43

Студент из Волгорада получил полтора года условно в рамках «дела 26 марта»

Судья Центрального районного суда Волгограда Игорь Григорьев приговорил участника антикоррупционной акции 26 марта в Волгограде Максима Бельдинова к 1,5 годам условно

СМИ по теме

25 мая 2017 г. – 20:22

Пятый элемент

Следователи нашли еще одного подозреваемого в нападении на полицейских 26 марта

25 мая 2017 г. – 19:51

«Хотелось ответ услышать от властей»: монолог пятого фигуранта дела 26 марта Дмитрия Крепкина

Член Общественной наблюдательной комиссии, журналист «Дождя» Когершын Сагиева посетила Крепкина в СИЗО, и он рассказал ей свою версию произошедшего на митинге 26 марта.