Спящий адвокат и ШИЗО из-за поддержки Собчак

11.10.2018

Фигурант «дела 26 марта» рассказал о ходе следствия и жизни в колонии

Обвиненный в избиении полицейского на акции 26 марта 2017 года столяр из Люберец Александр Шпаков 12 сентября вышел на свободу, проведя полтора лет в ИК-3 под Смоленском. Он рассказал «МБХ медиа», что написал признательные показания, потому что в этом его убедил адвокат по назначению, который спал на одной из очных ставок, а также о том, что попал в ШИЗО после обращения Собчак к Путину с просьбой освободить его и других политзаключенных.

О деле

На митинге 26 марта 2017 года в Москве Шпаков был со своей дочерью. Мужчина шел по Тверской с флагом России и увидел, как толпа ринулась к автозаку из-за задержания Алексея Навального. Он присоединился к людям и, уже у автозака, его ударили по голове дубинкой. По дороге в отдел полиции избиение продолжилось — били по почкам. В ОВД Шпакову стало плохо, и его отвезли в больницу, где зафиксировали гематомы. Потом он уехал домой, там его застали силовики, провели обыск и увезли с собой.

Уже 28 марта 2017 года столяру предъявили обвинение в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти (часть 1 статьи 318 УК). По версии следствия, он нанес «не менее двух ударов кулаком руки в левую часть лица» сотруднику полиции Валерию Гоникову, который ранее уже был потерпевшим по «болотному делу». Произошло это, утверждает следствие, когда Шпаков пытался открыть двери служебного автобуса, куда увели задержанного Алексея Навального.

 Алексей Абанин / Коммерсантъ

Александр Шпаков во время акции 26 марта 2017 года. Фото: Алексей Абанин / Коммерсантъ

Сначала у Шпакова был адвокат по назначению Константин Спивак. Во время первого же разговора он посоветовал своему подзащитному дать признательные показания, что тот впоследствии и сделал. Потом, как рассказывает столяр, адвокат дремал во время последней очной ставки: «Кабинет прямоугольной формы, я сижу спиной ко входу, лицом к следователю. Рядом со мной сидит адвокат Спивак. Заходит полицейский, который должен меня опознать. Я сижу к нему спиной, голова уже бритая. Следователь спрашивает, узнает ли он во мне человека, который его ударил на митинге. Тот отвечает, что узнает, что это был именно я. Когда все это происходило, мой адвокат сидел и дремал».

Дело, по которому проходил обвиняемым Шпаков, было объединено с делами актера Юрия Кулия, Станислава Зимовца, и Андрея Косых, которых также задержали на антикоррупционном митинге Навального в Москве. Всех четверых обвинили по одной и той же статье.

Во время одной из поездок в суд, Шпаков рассказал Юрию Кулию, как проходит дело, и о спящем адвокате. Юрий помог столяру найти хорошего адвоката. Им стал юрист Правозащиты Открытой России Сергей Бадамшин. «Если бы Сергей начал защищать меня раньше, думаю, такого срока я бы не получил, и признания бы не написал», — сказал мужчина.

Тверской районный суд Москвы 24 мая 2017 года признал Шпакова виновным в насилии над полицейским и приговорил к полутора годам колонии общего режима.

О колонии

В ИК-3 во время распределения по отрядам заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе Антон Цимбалов хотел отправить Шпакова отбывать наказание в строгих условиях содержания. Такие условия предполагают множество ограничений, к примеру, за год мужчина смог бы получать только одну передачу и иметь лишь два краткосрочных свидания в год.

Но этого удалось избежать: «Один из заместителей начальника колонии сказал Цимбалову: „Давайте не будем горячиться и отправим его во второй отряд“. Так я и остался в жилой зоне. Были намеки на то, что меня закроют, но я старался поводов не давать». Шпаков уверен, во многом помогла огласка дела. По его словам, в ИК-3 были еще четыре осужденных по подобным статьям, всех их содержали в строгих условиях.

«Физического насилия ко мне не применяли, потому что у меня была поддержка в лице моего адвоката и правозащиты, было освещение в прессе. Когда такое внимание общественности, у правоохранителей мозги встают на место. А другие люди, у которых такой поддержки не было, страдали».

 Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Александр Шпаков в Тверском суде. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

В колонии Шпаков не работал. Как он объяснил, не было производства, которое подошло бы ему по профессии. Вместо этого он учился в техникуме. Денег мужчина не зарабатывал, средства на жизнь ему отправляли родные и знакомые.

Спустя полгода нахождения в ИК-3 столяр задумался о подаче заявления на условно-досрочное освобождение. В тот же период, 19 марта, Ксения Собчак передала Владимиру Путину прошение о помиловании 16 политзаключенных. В этом списке был и Шпаков. После этого, по словам мужчины, ему начали постоянно выписывать взыскания, которые были не более чем придирками, а потом отправили на десять суток в ШИЗО. Это был единственный случай за весь срок, когда он попал в штрафной изолятор.

После этого об условно-досрочном освобождении Шпакову пришлось забыть. Из колонии мужчина освободился 12 сентября, на 13 дней раньше — суд пересчитал срок из-за закона, который приравнивает один день в СИЗО к полутора дням в колонии. Впрочем, при правильном пересчете, столяр должен был выйти на свободу еще 6 августа, но руководство ИК-3 отказывалось передать заявление осужденного о пересчете в суд.

О планах на будущее

Строить большие планы на будущее Шпаков пока не готов. Сейчас главное для него — обеспечить семью. Мужчина уже вышел на работу. Возможно, потом он вместе со своим адвокатом напишет жалобу в ЕСПЧ: «Насчет жалоб будем чуть позже думать. В голове много чего есть, многое не нравится. Хорошего в этой системе ничего нет. Для заключенного сделано все так, чтобы он страдал».

Митинг 26 марта 2017 года был первым, на который пошел столяр: «Я пошел на митинг спонтанно. Сыграло во мне что-то и решил пойти». После полутора лет в колонии он не стал бояться выходить на массовые акции. Мужчина готов присоединиться к протесту, если тот покажется ему важным и значимым для общества и для него самого.

Программа: Поддержка политзеков

26 марта 2017 года в десятках городов России прошли массовые антикоррупционные акции. Власти ответили на них беспрецедентными по количеству задержаниями.

Программа: Поддержка политзеков

Шпаков Александр Юрьевич родился 5 июля 1977 года, проживает в городе Люберцы Московской области, столяр, участник антикоррупционного митинга 26 марта 2017 года в центре Москвы.