Ялтинское дело о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Алиев Муслим Нуриевич, Бекиров Энвер Небиевич, Сирук Вадим Андреевич, Куку Эмир-Усеин Кемалович, Алимов Рефат Маметович, Джеппаров Арсен Бормамбетович.

Алиеву вменяется ч. 1 ст. 205.5 УК РФ Организация деятельности террористической организации», максимальная санкция — пожизненное лишение свободы), остальным фигурантам — ч. 2 ст. 205.5 УК РФУчастие в деятельности террористической организации», максимальная санкция — 20 лет лишения свободы). Кроме того, всем фигурантам вменяется ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФПриготовление к насильственному захвату власти организованной группой по предварительному сговору», максимальная санкция — 10 лет лишения свободы). Все обвинения связаны с причастностью к деятельности «Хизб ут-Тахрир» — международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической.

Алиев, Бекиров, Сирук и Куку под стражей с 11 февраля 2016 года, Алимов и Джеппаров — с 18 апреля 2016 года. Дело слушается Северо-Кавказским окружным военным судом.

Лишены свободы при отсутствии события или состава преступления с нарушением российского и международного права. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Полное досье

Алиев Муслим Нуриевич. Родился 4 марта 1971 года в Узбекистане, проживал в Алуште. Тракторист, работал строителем. Председатель мусульманской общины. Женат, четверо детей.

Бекиров Энвер Небиевич. Родился 1 января 1963 года в Таджикистане. Проживал в Краснокаменке. Работал строителем и сторожем. Женат, трое детей.

Сирук Вадим Андреевич. Родился 20 февраля 1989 в с. Семенное, проживал в Ялте. Работал продавцом цветов. Женат, двое детей.

Куку Эмир-Усеин Кемалович. Родился 26 июня 1976 года в Новороссийске. Проживал в Ялте. Работал специалистом центра информационного и материально-технического обеспечения ялтинской мэрии. Женат, двое детей.

Член Контактной группы по правам человека. До аннексии Крыма боролся за сохранение крымскотатарского кладбища, мониторил случаи дискриминации мусульман. С 2014 года участвовал в помощи крымских политзаключённым и в поисках пропавших людей, был организатором митинга памяти депортации крымских татар в 2014 году.

В апреле 2015 года Куку был схвачен людьми в камуфляже без опознавательных знаков, его доставили домой, где был проведён обыск, а затем на допрос в ФСБ. Утверждалось, что следственные действия проводятся в рамках уголовного дела по ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды»). Куку утверждает, что его избивали по дороге на допрос. Позже ему зафиксировали в медучреждении ушиб почки. В декабре 2015 года сообщалось, что дело об экстремизме против Куку возбуждено, однако позднее эта информация не подтвердилась.

Алимов Рефат Маметович. Родился 28 октября 1991 года в Таджикистане. Проживал в Ялте. Работал торговым представителем. Холост, детей нет.

Джеппаров Арсен Бормамбетович. Родился 28 января 1991 года в с. Снегиревка. Проживал в Ялте. Работал оператором на газовой котельной и строителем. Женат, воспитывает дочь.

По утверждению Джеппарова, за две недели до ареста к нему дважды подходили сотрудники ФСБ и требовали уличающих показаний на других фигурантов дела. Он отказался давать такие показания.

Описание дела

Алиев, Бекиров, Сирук и Куку под стражей с 11 февраля 2016 года, Алимов и Джеппаров — с 18 апреля 2016 года.

Алиеву вменяется ч. 1 ст. 205.5 УК РФ Организация деятельности террористической организации», максимальная санкция — пожизненное лишение свободы), остальным фигурантам — ч. 2 ст. 205.5 УК РФУчастие в деятельности террористической организации», максимальная санкция — 20 лет лишения свободы). Кроме того, всем фигурантам вменяется ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФПриготовление к насильственному захвату власти организованной группой по предварительному сговору», максимальная санкция — 10 лет лишения свободы). Все обвинения связаны с причастностью к деятельности «Хизб ут-Тахрир» — международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической. Второе обвинение было добавлено в январе 2017 года.

Все обвинения связаны с причастностью к деятельности «Хизб ут-Тахрир» — международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана в России террористической (далее — ХТ). По данным следствия, они проводили собрания, на которых изучали литературу ХТ, представления данной организации о правильном обществе, обсуждали общественно-политическую ситуацию (в частности отношение к России, Украине, Турции и Меджлису крымскотатарского народа).

Следствие по делу было завершено 2 июля 2017 года. Дело вёл старший следователь по особо важным делам российского УФСБ по Республике Крым Сергей Махнёв, обвинительное заключение утвердил заместитель российского прокурора по Республике Крым Сергей Булгаков.

Предварительные слушания в Северо-Кавказском окружном военном суде начались 4 декабря 2017 года. Дело слушает судья Николай Васильчук. 31 января 2018 года должно было состояться первое судебное заседание по существу дела, оно было отложено из-за неявки одного из адвокатов на 14 февраля.

Никто из фигурантов не признаёт вину, все отказались давать показания на предварительном следствии.

Основания для признания политзаключёнными:

1. Лица лишены свободы при отсутствии события или состава преступления

Предполагаемое участие фигурантов дела в ХТ квалифицировано по ст. 205.5 УК РФ в связи с тем, что данная организация 4 февраля 2003 года была объявлена Верховным судом РФ террористической и запрещена на территории России именно в таком качестве. Начиная с ноября 2013 года, когда указанная статья была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

В решении Верховного Суда деятельности ХТ посвящены три абзаца, в первом из которых декларируется ее цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет ее деятельности в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а следовательно неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: только поиск и убеждение новых сторонников, проведение собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ, обсуждение международной обстановки.

Никаких планов по захвату власти в России или на Украине на этих собраниях не озвучивалось. В материалах дела нет указаний ни на одно действие, предпринятое фигурантами для «захвата власти». Фигуранты обсуждали, в каком административно-территориальном статусе Крым мог бы войти в состав Халифата (если бы Халифат существовал), однако, это относится к неопределённому будущему и такие обсуждения, с нашей точки зрения, не могут быть криминализованы.

2. Лица лишены свободы с нарушениями международного и российского права.

Во-первых, мы присоединяемся к позиции Amnesty International (http://amnesty.org.ru/node/2927/), утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация ситуации соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим Россия как оккупирующая держава обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований (ЖК IV, ст. 64).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начало оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству данная организация легальна.

Кроме того, согласно ст. 76 ЖК IV покровительствуемые лица могут содержаться под стражей, а также отбывать наказание в форме лишения свободы только на территории оккупированного государства. Международное гуманитарное право запрещает вынужденное перемещение гражданского населения оккупированной территории по мотивам отличным от обеспечения безопасности населения и веских соображений военного характера (ЖК IV, ст. 49). Между тем, суд над фигурантами дела проводится в Ростове-на-Дону, а фигуранты предыдущего крымского дела об участии в ХТ уже этапированы в колонии в различных регионах России) что влечёт за собой нарушение вышеуказанной нормы.

Во-вторых, фигурантам вменены сразу по два обвинения: организация/участие в террористической организации и покушение на насильственный захват власти. Фабулы этих обвинений совпадают: и то, и другое «доказывается», по мнению следствия, принадлежностью к ХТ и проведением партийных собраний. Двойное наказание за одно и то же продолжительное действие нарушает ст. 4 Протокола №7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 50 Конституции РФ.

3. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Несмотря на то, что ХТ не разделяет идеи демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих ее международных актов, в демократических государствах Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации существует лишь в Германии, он связан с антиизраильскими публикациями и высказываниями. Некоторые страны СНГ (Казахстан, Кыргызстан), в которых организация запрещена, применительно к ХТ используют для обоснования запрета формулировку «экстремистская» (что отражает неприятие идеологии всемирного халифата), но не используют термин «террористическая».

Политический мотив:

Более 15 лет «Мемориал» наблюдает за различными формами давления на мусульман

в России, фабрикации уголовных дел по несуществующим преступлениям экстремистской и/или террористической направленности. Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости террористических преступлений (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. После появления ст. 205.5 в УК РФ «раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ предельно упростилось, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Однако этим не исчерпывается политический мотив преследования мусульман в аннексированном Крыму. За 4 года аннексии Крым вошёл в тройку регионов с самыми масштабными преследованиями участников ХТ российскими властями. Целью российских силовиков стала исторически нелояльная группа — крымские татары (за редкими исключениями все фигуранты дел об участии в ХТ идентифицируют себя с этой национальностью). Упрочение власти в регионе достигается как арестами, так и десятками обысков в домах и мечетях.

В случае с Эмиром-Усеином Куку имело место и недобровольное прекращение публичной правозащитной деятельности.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Ссылки на интересные публикации:

«Дело Хизб ут-Тахрир»: ялтинские мусульмане накануне суда // Крым.Реалии: http://ru.krymr.com/a/28896455.html

«А Коран – это террористическая книга?» // Liga.Net: http://liga.net/projects/presledovanie_tatar/

Обращение фигуранта «ялтинского дела Хизб ут-Тахрир»: мы никогда не смиримся с ярлыком «террористы» // Крым.Реалии: http://ru.krymr.com/a/news/28986932.html

Как помочь:

Написать письмо:

344022, Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219. ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Ростовской области. [ФИО, год рождения адресата]

Яндекс-кошелек Фонда помощи политзаключенным Союза солидарности политзаключенным для помощи всем политзаключенным http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

Дата обновления справки: 27.02.2018 г.

Развернуть

346519 г. Шахты, п. Кирпичный, ФКУ СИЗО-4 ГУФСИН России по Ростовской области, Алиеву Муслиму Нуриевичу 1971 г.р.

344022 г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Алимов Рефат Меметович 1991 г.р.

344022 г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Бекирову Энверу Небиевичу 1963 г.р.

344022 г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Джеппаров Арсен Бормамбетович, 1990 г.р.

346519 г. Шахты, п. Кирпичный, ФКУ СИЗО-4 ГУФСИН России по Ростовской области, Куку Эмир-Усеину 1976 г.р.

344022 г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Сируку Вадиму Андреевичу 1989 г.р.