Тольяттинское дело Мамедова и Хайрутдинова о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Мусульмане из Тольятти Эльмар Мамедов и Радик Хайрутдинов обвиняются в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, находятся под стражей с 24 сентября 2020 года. Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений, уголовное преследование имеет признаки политической мотивированности. 2 ноября 2020 года дело начинает слушаться в Приволжском окружном военном суде.

Полное досье

Хайрутдинов Радик Исламович родился 11.03.1986, житель г. Тольятти Самарской области, имеет среднее техническое образование, женат, на иждивении - трое малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической», до 20 лет лишения свободы). Лишён свободы 24 сентября 2019 года.

Мамедов Эльмар Расул оглы 05.11.1988 года рождения, житель г. Тольятти, имеет среднее образование, женат, на иждивении - двое малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической», до 20 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичное оправдание терроризма с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет», до 7 лет лишения свободы). Лишён свободы 24 сентября 2019 года.

В чём они обвиняются

Мамедову и Хайрутдинову вменяется участие в деятельности ячейки международного религиозного объединения «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль Ислами», в дальнейшем ХТ), признанного постановлением ВС РФ террористической организацией и запрещённого на территории РФ (ч. 2 ст. 205.5 ).

Мамедов также обвиняется в размещении на своей странице Facebook двух видеороликов и фотографии с текстовым комментарием, оправдывающих террористическую деятельность.

В их обязанности, как членов террористической организации, входило «изучение литературы и идеологии организации, отчет об изученной литературе перед учителем, соблюдение мер конспирации».

Их деятельность заключалась в том, что они

« - умышленно и целеустремленно, совместно и согласованно, овладевали знаниями в области идеологии указанной террористической организации

- приобретали навыки и специальные познания, позволяющие воздействовать на религиозные чувства верующих, вводить их в религиозное заблуждение, обосновывать и оправдывать деятельность указанной террористической организации»,

что позволяло им

«воздействовать на религиозные чувства мусульман, вводить их в религиозное заблуждение, подменяя традиционное в исламе понятие распространения этой религии в обществе идеями подстрекательства верующих к организованной антиконституционной деятельности на территории Российской Федерации, основанными на доктрине непременного поэтапного создания теократического унитарного государства – «Всемирного исламского Халифата», противоречащей традиционному толкованию в исламе».

Кроме того, Мамедову по обвинению в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205.2) вменяются в публикации на своей странице Facebook в 2016 году трех материалов о гуманитарной катастрофе в Алеппо во время штурма города правительственными войсками Асада. В частности, ролика «Как убивали Алеппо. Смерть крупнейшего города Сирии», репост видеосюжета «Радио Свобода» с официальной страницы издания, и репост ссылки на материал ВВС «В ООН заявили об убийстве 82 мирных жителей силами Асада в Алеппо», который автор исходного поста (пользователь Али Чаринский) прокомментировал следующими словами:

«Союзники России взяли под контроль Алеппо. Сирийские правительственные войска и воюющие на их стороне иракские ополченцы врываются в дома мирных жителей Алеппо и убивают их, заявил, ссылаясь на данные источников, официальный представитель управления Верховного комиссара ООН по правам человека Руперт Колвилл. ИГИЛ такое зверство даже не снилось. Вот она реальность современного мира и его понятиях о правах человека».

Описание дела

Уголовное дело заведено 24 сентября 2019 года, в день задержания всех фигурантов. До этого все действия в отношении подозреваемых (включая «осмотры» их квартир, гаражей и автомобилей) проводились в качестве оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) Центром противодействия экстремизму (ЦПЭ) Самарской области.

Доказательства по обвинениям в участии в ХТ

  1. Показания Ишмеева Р.Р., жителя Казани, осужденного в 2018 году за участие в казанской ячейке ХТ. Согласно ОЗ, он познакомился с обвиняемыми в Тольятти, где скрывался от возможного преследования, и узнал, что они тоже принадлежат к ХТ.

  2. Показания Ботвы А.В., третьего участника тольяттинской ячейки, который признал вину и дал показания на Мамедова и Хайрутдинова. После чего дело в отношении него было выделено в отдельное производство и будет слушаться в особом порядке.

  3. Показания трех засекреченных свидетелей, каждый из которых дал совершенно одинаковые по тексту показания (изменены только имена) на Мамедова, Хайрутдинова и Ботву о том, что они знакомились со свидетелями в мечети и предлагали им читать запрещенную литературу ХТ.

  4. Видеозаписи трех собраний, тайно в рамках ОРМ сделанных в июле 2019 года в квартире Ботвы.

  5. Заключение религиоведческой экспертизы по этим видеозаписям о том, что «лица, чьи голоса записаны на видеозаписях … , оглашают идеи, принадлежащие религиозной организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», … а также встречи имеют признаки собрания членов ячейки, на которых выявлены формы деятельности вышеуказанного объединения - изучение и обсуждение идеологических источников с использованием специфической терминологии, а так же предоставление отчета и составления планов для вовлечения других лиц в деятельность».

  6. Заключение комплексной психо-лингвистической судебной экспертизы о том, что на записях «имеются высказывания побудительного характера, директивные предписания и призывы. В представленных на экспертизу материалах имеются цели и намерения, которые заключаются в спорных речевых действиях: пропаганда определенных взглядов, идеологии».

  7. Изъятые у обвиняемых книги и «распечатки формата А4» с фрагментами религиозных текстов.

Доказательства по обвинению Мамедова в оправдании терроризма

Следственные действия по этому обвинению проходили в мае 2020 г., уже после задержания всех по обвинению в причастности к ХТ. В отличие от сети Вконтакте, Facebook обычно не предоставляет российским следственным органам личных сведений пользователей. По этой причине принадлежность Мамедову самой страницы и публикаций на ней доказывается показаниями двух свидетелей, общавшихся с Мамедовым в интернете (один играл с ним в Counter Strike). По их словам, они знали, что личная страница Мамедова сперва называлась его именем, а затем он переименовал ее в «Kakto Tak». Впоследствии сам Мамедов это подтвердил на допросе.

Психолого-лингвистическая экспертиза сочла, что в двух видеороликах (в т.ч. «Радио Свобода») содержится оправдание террористической деятельности, а в тексте, сопровождающем ссылку на материал ВВС - «информация, оправдывающая террористическую деятельность, в частности деятельность организации «Исламское государство»».

2 октября 2020 г. дело передано в суд. 2 ноября начинаются слушания в Центральном окружном военном суде (в здании ПОВС, Самара), судья - Тимошечкин Дмитрий Александрович.

На сегодняшний день оба обвиняемых имеют адвокатов по назначению.

Основания признания политзаключёнными

  1. Предъявленные обвинения не соответствуют совершенным и описанным в обвинении деяниям.

1.1 Обвиняемым не вменяются какие-либо действия, связанные непосредственно с террористической деятельностью — ни подготовка терактов, ни наличие у них оружия или взрывчатых веществ, ни вообще какие-либо действия насильственного характера.

Якобы «террористическая» деятельность осуждённых даже по версии обвинения сводилась к чтению исламской литературы, привлечению новых сторонников и проведению совместных собраний, криминализированных исключительно из-за «террористического» статуса ХТ.

В сущности, исходя из фабулы обвинения следует, что они обвиняются в пропаганде искаженного понимания ислама («вводили верующих в религиозное заблуждение»). В чем заключается «организованная антиконституционная деятельность», к которой якобы подстрекали обвиняемые мусульман, обвинение не поясняет. Однако решение о «правильности» трактовки религиозно-философских вопросов верующими никоим образом не входят в компетенцию государства и следственных органов в частности и не соответствует вменяемым им статьям УК.

Как и в других делах о причастности к ХТ, обвинение основывается на том, что данная организация 4 февраля 2003 года была объявлена Верховным судом РФ террористической и запрещена на территории России именно в таком качестве. Начиная с ноября 2013 года, когда статья 205.5 была введена в УК РФ, одного факта присоединения к ХТ или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по террористической статье, санкция которой предполагает даже пожизненное заключение для организаторов «ячеек». Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических (и каких бы то ни было насильственных) преступлений стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности ХТ к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на интернет-сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

1.2 В материалах, вмененных Мамедову по обвинению в оправдании терроризма, не усматривается такового. Рассказ о трагедии мирного населения в военном конфликте и даже обвинение одной из сторон в применении незаконных способов ведения войны (неизбирательных бомбардировок, оружия массового поражения), от которых страдает мирное население, невозможно интерпретировать как оправдание терроризма.

Упоминание ИГИЛ, оправдание деятельности которого нашла экспертиза в одном из репостов, встречается лишь однажды во фразе «ИГИЛ такого и не снилось». Оценка при этом давалась действиям другой стороны. Мы также не находим в этих словах оправдания деятельности ИГИЛ и терроризма в целом.

  1. Достоверность показаний всех основных свидетелей вызывает серьезные сомнения. В качестве свидетелей фигурируют один ранее осужденный, находящийся в заключении, и один заключивший сделку со следствием, то есть пребывающие в зависимости от органов дознания, а также трое засекреченных свидетелей (давших совпадающие до буквы показания).

  1. Уголовное преследование является политически мотивированным.

Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости террористических преступлений (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной.

После появления ст. 205.5 УК РФ «раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ предельно упростилось, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых по некоторым делам) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

  1. Вменение репостов материалов таких изданий, «Радио Свобода» и ВВС, фактически голословное обвинение этих СМИ в оправдании терроризма (при отсутствии каких-либо претензий на этот счет со стороны Прокуратуры и Роскомнадзора к самим изданиям) представляется пропагандистским шагом в рамках популистской антизападной кампании, проводимой государством, то есть также имеют целью упрочение субъектами власти властных полномочий.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключённый» мы считаем Мамедова и Хайрутдинова политическими заключёнными в связи с тем, что они лишены свободы с целью упрочения и сохранения субъектами власти властных полномочий, а лишение свободы было, по имеющимся данным, применено при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и права на свободу совести.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Адрес для писем:

ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Самарской области, 443022, Самарская обл., г. Самара, ул. Садовый проезд, 22, Мамедову Эльмару Расул оглы 1986 г. р., Хайрутдинову Радику Исламовичу 1988 г. р.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

  • на Яндекс-кошелёк 410011205892134

  • по платежной системе PayPal на адрес helppolitic[email protected]

Публикации в СМИ:

«Наш папа не преступник» // Idel.Реалии // http://idelreal.org/a/30823422.html

Дата составления справки: 20.11.2020 г.

Развернуть

ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Самарской области, 443022, Самарская обл., г. Самара, ул. Садовый проезд, 22, Мамедову Эльмару Расул оглы 1986 г. р.

ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Самарской области, 443022, Самарская обл., г. Самара, ул. Садовый проезд, 22, Хайрутдинову Радику Исламовичу 1988 г. р.