Дело севастопольских диверсантов

Штыбликов Дмитрий Анатольевич, Дудка Владимир Михайлович, Бессарабов Алексей Евгеньевич

Обвинены  в подготовке подрывов «объектов военной инфраструктуры и жизнеобеспечения» в Севастополе по заданию военной разведки Украины.

16 ноября 2017 года Дмитрий Штыбликов, признавший свою вину, приговорён к 5 годам колонии строгого режима по ч. 1 ст. 30, по п. а ч. 2 ст. 281 («Приготовление к диверсии в составе организованной группы»), ч. 3 ст. 222 («Незаконное приобретение, хранение оружия, боеприпасов, совершённое организованной группой»), ч. 3 ст. 222.1 («Незаконное приобретение, хранение взрывчатых веществ или устройств, совершённое организованной группой») УК РФ.

4 апреля 2019 года Алексей Бессарабов и Владимир Дудка, настаивающие на своей невиновности, были приговорены к 14 годам колонии строгого режима и штрафам в 300 тыс. руб. и 350 тыс. руб. соответственно по ч. 1 ст. 30, по п. а ч. 2 ст. 281 («Приготовление к диверсии в составе организованной группы»), ч. 3 ст. 222.1 («Незаконное приобретение, хранение взрывчатых веществ или устройств, совершённое организованной группой») УК РФ.

Полное досье

Описание дела

Обвиняемые, действуя организованной группой в Севастополе, утверждало ФСБ в суде по мере пресечения 10 ноября 2016 г., в целях подрыва обороноспособности и экономической безопасности РФ, приискали взрывчатые вещества, самодельные взрывные устройства (СВУ) и иные средства совершения преступления, намереваясь не позднее 10 ноября 2016 года совершить взрывы и иные диверсионные действия на объектах: «Башня радиотелевизионного передающего центра Республики Крым»,  «Мобильная газотурбинная электростанция», «Склад горюче-смазочных материалов» на территории в/ч 62709 (482 мастерская снабжения горючим Черноморского флота (ЧФ) РФ), «Мачта радиоантенны», обеспечивающая связь для объектов ЧФ РФ.

10 ноября 2016 года судья Ленинского райсуда Севастополя Андрей Петрович Грачёв избрал задержанным меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца, которая неоднократно продлевалась.

14 ноября российские телеканалы опубликовали видеоролики ФСБ, на которых Дмитрий Штыбликов и Алексей Бессарабов признались, что являются действующими офицерами Главного управления разведки (ГУР) Минобороны Украины. Штыбликов также сообщил на видео, что проводил в Крыму разведывательную работу и «подбор объектов для совершения диверсий». Владимир Дудка также, по утверждению сына, дал подобные признательные видеопоказания.

Бессарабов и Дудка вину не признают.

Дмитрий Штыбликов признал вину. В соответствие с ч. 2 ст. 218 УПК РФ он дал согласие на постановление приговора без проведения судебного разбирательства в «особом порядке». 16 ноября 2017 года военный аналитик осуждён Севастопольским горсудом под председательством судьи Геннадия Владимировича Никитина  на 5 лет колонии строгого режима.

4 апреля 2019 года Севастопольский городской суд приговорил Алексея Бессарабова и Владимира Дудку к 14 годам колонии строгого режима и штрафам в 300 тыс. руб. и 350 тыс. руб. соответственно по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. а ч. 2 ст. 281 (приготовление к диверсии в составе организованной группы), ч. 3. ст. 222.1 (незаконное хранение самодельных взрывных устройств в составе организованной группы).

По заявлениям украинских властей, задержанные не имеют отношения к военной разведке Минобороны Украины, уволились с военной службы в запас задолго до оккупации Крыма Россией.

Следствие вели старший следователь по особо важным делам СО УФСБ по РК и г. Севастополю С. В. Кулаков (вёл дело политзаключённого Владимира Присича), следователь А. Н. Сердюк.

Признаки политической мотивированности преследования

Как и в делах других крымских «диверсантов», в данном деле зафиксированы серьёзные нарушения прав обвиняемых. В первые дни после задержания, когда все трое дали признательные показания, к ним не были допущены ни адвокаты по соглашению, нанятые близкими родственниками, ни сами родные. Место содержания арестованных скрывалось.

«Четыре дня следователи ФСБ (как минимум Кулаков С. В. и Сердюк А. Н.) достоверно знают о наличии адвоката по соглашению у Дмитрия Штыбликова, но игнорируют и не допускают меня к делу и подзащитному. Вчера же вечером узнаём, что Владимир Дудка отказался от хорошего принципиального адвоката и ему назначили другого, после чего Дудка дал признательные видеопоказания», - написал 15 ноября 2016 года на своей странице в Фейсбуке адвокат Александр Попков.

«Вчера мы целый день безуспешно потратили на поиски арестованного Дмитрия Штыбликова. Его и товарищей якобы нет в СИЗО и ФСБ Симферполя, в ФСБ Севастополя, ИВС Бахчисарая. Чекисты дотошно проверяют мои документы, черкают в блокнотики, а потом жонглируют канцеляризмами, скрывая за пеленой казёнщины любую информацию о деле, задержанных и следователях и противодействуя доступу адвокатов в дело. Всё ровно так же как по делам Сенцова-Кольченко и Панова-Захтея: заплечных дел мастерам можно выбивать любые показания, дорисовывать всевозможные фантазии и "закреплять" их», - писал Попков.

Сын Владимира Дудки Илья Каверников рассказал ПЦ «Мемориал», что его отца задержали утром возле своего дома, когда он шёл в поликлинику по поводу обострившейся язвы: «Его насильно посадили в машину и увезли. Были проведены забор слюны и соскоб эпителия без протокола и без присутствия адвоката. Далее отца привезли к нему в квартиру и стали проводить обыск. Через короткое время был «обнаружен» телефон, не принадлежащий отцу и которого до этого в квартире никогда не было, о чём папа сразу заявил. После нахождения телефона обыск прекратили, не осмотрев ни кухню, ни ванную комнату. Уходя из квартиры, сотрудники ФСБ унесли с собой банку-пепельницу с окурками сигарет, принадлежащую отцу, сказав, что выбросят  мусор».

По постановлению суда о мере пресечения Владимир Дудка должен был содержаться под стражей в ИВС г. Севастополя или СИЗО г. Симферополя. «Более недели я не мог найти его ни в указанных местах, ни в ИВС г. Бахчисарая, куда так же приезжал в надежде узнать что-либо об отце, - сообщил Каверников. - Восемь дней мой отец находился неизвестно где без еды, средств гигиены, теплой одежды и 14 дней - без необходимых ему медикаментов и медицинской помощи».

Адвокат Дудки по соглашению Оксана Железняк смога найти и посетить подзащитного в ИВС Бахчисарая 14 ноября 2016 года, на шестой день после задержания. Разговор адвоката с клиентом смог продлиться 17 минут, поскольку его «увозили из здания ИВС Бахчисарая без объяснения причин». В ходе общения с адвокатом Владимир Дудка полностью отрицал свою причастность к преступлению, а признательные показания ранее, по его словам, дал под принуждением в присутствии адвоката по назначению Оксаны Акуленко. Дудка рассказал тогда, что его вынуждают отказаться от адвоката, приглашенного сыном. 

По данным Ильи Каверникова, от первого государственного защитника по назначению В. Г. Широян Владимир Дудка отказался на третий день после задержания. После этого, назначили Оксану Акуленко, которая не была в списке дежурных адвокатов в тот день и, предположительно, была вызвана по телефонному звонку. По информации О. А. Акуленко, 12 ноября 2016 года были проведены следственные мероприятия, на которых Дудка дал показания против себя. При этом адвокат О. В. Железняк, с которой сын подписал соглашение, не была уведомлена следователем о допросе.

17 ноября 2017 года адвокат Оксана Акуленко была задержана по обвинению в передаче взятки российским силовикам. «О сотрудничестве с ФСБ она говорить не стеснялась», – написал журналист Радио «Свобода» Антон Наумлюк, работающий в Крыму. Оксана Акуленко также являлась госзащитником по назначению другого крымского «диверсанта» - Андрея Захтея.

«Судя по измождённому и болезненному виду моего отца, несвойственной ему дикции на видео «признания», продемонстрированного  федеральными каналами во главе с TК «Россия», у меня есть все основания считать, что к отцу применяется психологическое и, возможно, физическое воздействия», - заявил «Мемориалу» Илья Каверников. По его данным, Владимир Дудка писал жалобу о применении к нему пыток, в частности, током, но в возбуждении уголовного дела было отказано.

На видеозаписи обыска, кадры из которой были показаны по российскому телевидению, у Дмитрия Штыбликова дома и в гараже видны оружие, военная амуниция, на стене висит сувенирная «визитка Дмитрия Яроша». Однако, оказалось, что большая часть оружия - автоматы и пистолеты для страйкбола, которым увлекался Штыбликов.

Вместе с Дмитрием Штыбликовым была задержана его жена Елена, которую сотрудники ФСБ допрашивали до вечера. Елена Штыбликова сообщала, что по характеру вопросов у неё сложилось впечатление, что её хотят привлечь к делу в качестве соучастника — женщину спрашивали, где она была в определённые дни, почему каждый день ставила автомобиль на определённом месте, что говорила по телефону во время звонка в определённое время. Тем не менее, Елену отпустили, в деле она не фигурирует. Однако родные и коллеги Штыбликова по центру «Номос» полагают, что он мог дать признательные показания под угрозой обвинения супруги.

Информации от адвоката Армана Петросяна, который представлял интересы Штыбликова по назначению, не поступало и не поступает, с родственниками, по данным «Медиазоны», защитник не общался. Адвокаты по соглашению не смогли попасть к Дмитрию: долгое время следствие фактически прятало его в ИВС Бахчисарая. Когда адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков, заключивший договор с родными Штыбликова, попытался добиться встречи с заключённым, сотрудник ИВС показал ему записку, где рукой Дмитрия написан отказ от его услуг.

По словам активистки группы поддержки обвиняемых Марины Колдиной, связи с родными Алексея Бессарабова практически нет: «Его жена была со мной на связи, но после задержания адвоката Курбединова, которого просил нанять муж, пропала. На связь не выходит».

По утверждению Михаила Гончара, одного из руководителей неправительственного центра «Номос», в котором работали до захвата Крыма Россией Дмитрий Штыбликов и Алексей Бессарабов, «Номос» был «заточен на продвижение идей вступления Украины (вместе с Крымом) в НАТО и вообще евроатлантического развития пути для Украины». По его мнению, задержание военных аналитиков Центра могло быть связано с их профессиональной деятельностью, в частности с докладами на военную тему. Заказчиками исследований «Номоса» были, в том числе, Европейская комиссия и фонд «Возрождение» (фонд Сороса).

Родственники обвиняемых, их коллеги, власти и общественные организации Украины, заявляют, что дело сфабриковано. По их мнению, признания обвиняемые дали под пытками или шантажом. Украинские правозащитники называют Штыбликова, Дудку и Бессарабова политзаключёнными.

Стоит отметить, что данное уголовное дело ведёт следователь С. Кулаков, которого Правозащитный центр «Мемориал» считает виновным в фабрикации дела политзаключённого Владимира Присича, которого тоже сначала называли причастным к группе Штыбликова, но в итоге осудили за хранение наркотиков.

Другие дела «крымских диверсантов», которые велись и ведутся подобным же образом, также вызывают подозрения в сфабрикованности. Похожие видеопризнания были тремя месяцами ранее, в августе 2016 года, показаны по федеральным российским телеканалам с участием Евгения Панова, Андрея Захтея, Редвана Сулейманова, Владимира Присича. «Первый канал» 21 ноября показал сюжет, в котором утверждалось, что офицеры запаса украинской армии Алексей Стогний и Глеб Шаблий работали на украинскую военную разведку, «выдавая себя за предпринимателей» - их причисляли группе Штыбликова.

Однако в приговорах Присичу и Сулейманову связь с обвиняемыми в диверсиях Пановым и Захтеем отсутствует, как и в приговорах Стогнию и Шаблию связь с «группой Штыбликова». Владимир Присич, несмотря на подобные видеопризнания был обвинён в хранении наркотиков; Редван Сулейманов, вместо настоящей диверсии, осуждён за ложное сообщение об акте терроризма; Глеб Шаблий обвинён в незаконном изготовлении и перевозке взрывчатых веществ, Алексей Стогний осуждён за хранение оружия. Это может означать, что первоначальные показания задержанные дали под пытками и (или) другими видами давления, а позднее ФСБ не смогло подтвердить их «доказательной базой» и обвинение в диверсиях рассыпается.

По мнению руководителя Крымской правозащитной группы (КПГ) Ольги Скрипник, дело Штыбликова-Дуки-Бессарабова сфабриковано и используется в политических целях и для агрессивной антиукраинской пропаганды: «Российская пропаганда таким образом распространяет среди людей мнение, что в Крыму якобы организованно действуют украинские диверсанты. На самом деле, это грубо сфабрикованные уголовные дела, которые расследуются с применением пыток и другими тяжкими нарушениями прав человека».

Обвинения в терроризме в адрес Украины, сделанные сразу после громкого задержания первых «крымских диверсантов» в августе 2016 года, прозвучали из уст Президента РФ. В своём заявлении, Путин назвал бессмысленной встречу об урегулировании ситуации на Востоке Украины в «нормандском формате» в Китае на полях саммита «большой двадцатки».

Таким образом, обстоятельства дела позволяют предполагать, что уголовное дело в отношении Алексея Бессарабова, Владимира Дудки и Дмитрия Штыбликова политически мотивированно, сфабриковано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы, возможно, было применено исключительно по признакам принадлежности к определённой профессии, наличия устойчивой связи с иностранным государством, гражданства, основано на пытках и фальсификации доказательств вменяемого преступления либо при отсутствии его события или состава, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Включение людей в список вероятных жертв не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в список вероятных жертв не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты В. Дудки: Оксана Владимировна Железняк, Сергей Юрьевич Легостов.

Адвокат Д. Штыбликова: Арман Петросян.

Адвокат А. Бессарабова: Сергей Васильевич Деменцевич.

Семьи всех троих заключённых живут в Севастополе.

Самое тяжёлое материальное положение у семьи Алексея Бессарабова: его шестилетний ребёнок болен с рождения, нужны постоянные консультации у невропатолога и медикаментозная поддержка. При этом мать Алексея на пенсии, а жену, по её словам, уволили с работы после ареста мужа, и она устроилась на другую, с потерей в зарплате в два раза. Нуждаются в средствах на передачи и оплату услуг адвоката.

По данным коллег арестантов, все трое уволились в своё время с военной службы по состоянию здоровья.

Дмитрий Штыбликов получил ранение из-за случайно разорвавшегося снаряда.

У Алексея Бессарабова язва желудка.

У Владимира Дудки: язва 12-перстной кишки, частые сердечные и головные боли, хронический простатит. Нуждается в  постоянном медицинском наблюдении и помощи.

Как помочь

Адрес для писем:

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Штыбликову Дмитрию Анатольевичу 1970 г. р. или Дудке Владимиру Михайловичу 1964 г. р. или Бессарабову Алексею Евгеньевичу 1976 г. р.

Счета для помощи:

Пожертвования Владимиру Дудке можно перечислять на счёт его сына Каверникова Ильи Владимировича: № 40817 81004 20400 10623 в банке РНКБ в Крыму.

Пожертвования Алексею Бессарабову и его семье на счёт (карта) его матери Нины Васильевны Бессарабовой: 2200020103140200 в банке РНКБ в Крыму.

Пожертвования Дмитрию Штыбликову можно направлять на его имя по почтовому адресу следственной тюрьмы: 295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Штыбликову Дмитрию Анатольевичу 1970 г. р.

Ссылки на интересные публикации

Крым.Реалии. Виктория Веселова. Крымские «диверсанты» год спустя: крах легенды ФСБ // https://ru.krymr.com/a/28643363.html

Медиазона. Егор Сковорода, Антон Наумлюк. «Крымские диверсанты» год спустя. Как расследуется дело о несостоявшихся терактах на полуострове и что стало с его фигурантами // https://zona.media/article/2017/07/11/crimea

Крымская правозащитная группа. Дело «украинских диверсантов» — инструмент Кремля в информационной войне против Украины // https://crimeahrg.org/delo-ukrainskih-diversantov-instrument-kremlya-v-informatsionnoy-voyne-protiv-ukrainyi

Крым.Реалии. Антон Наумлюк. Под давлением люди могут что угодно подписывать» – адвокат «крымских диверсантов» // https://ru.krymr.com/a/28118869.html

Крымская правозащитная группа. Дела о диверсантах и терроризме помогают укреплять местные силовые структуры и держать людей в страхе, — Скрипник // https://crimeahrg.org/dela-o-diversantah-i-terrorizme-pomogayut-ukreplyat-mestnyie-silovyie-strukturyi-i-derzhat-lyudey-v-strahe-skripnik

Дата составления справки: 25.05.2017 г.

Развернуть

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Штыбликову Дмитрию Анатольевичу 1970 г. р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Бессарабову Алексею Евгеньевичу 1976 г. р.

295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Дудке Владимиру Михайловичу 1964 г. р