Дело о «массовых беспорядках» в Москве 27 июля 2019 года

Участники акции оппозиции 27 июля 2019 года в Москве Данил Беглец, Айдар Губайдулин, Егор Жуков, Кирилл Жуков, Евгений Коваленко, Эдуард Малышевский, Иван Подкопаев, Самариддин Раджабов, Сергей Фомин и Никита Чирцов в рамках одного уголовного дела необоснованно обвинены в участии в массовых беспорядках, насилии к силовикам и подготовке такого насилия. Егор Жуков и Сергей Фомин находятся с 3 сентября 2019 года под домашним арестом, Айдар Губайдулин  17 октября 2019 года уехал из России, остальные - под стражей в СИЗО.

Полное досье

Беглец Данил Юрьевич родился в 1992 году. Житель Мытищ Московской области. Имеет среднее техническое образование. Индивидуальный предприниматель. Имеет двоих малолетних детей. 3 сентября 2019 г. осуждён к 2 годам колонии общего режима по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение не опасного для жизни и здоровья насилия к представителю власти», до 5 лет лишения свободы). Сначала обвинялся также по ч. 2 ст. 212 УК РФ. Под стражей с 9 августа 2019 года.

Губайдулин Айдар Наилевич родился 10 сентября 1993 года. Житель Москвы. Работает программистом в IT-компании «Сбербанк-технологии». Имеет высшее образование. Изначально обвинялся по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 318 («Покушение на применение насилия к представителю власти», до 3 лет 9 месяцев лишения свободы) УК РФ. Обвиняется по ч.1 ст. 318 УК РФ («Угроза применения насилия к представителю власти»). Находился под стражей с 8 августа по 18 сентября 2019 года, когда был отпущен под подписку о невыезде. 17 октября 2019 года стало известно, что Губайдулин уехал из России, опасаясь уголовного преследования.

Жуков Егор Сергеевич родился 28 июля 1998 года. Житель Москвы. Оппозиционный активист, видеоблогер, незарегистрированный кандидат в Мосгордуму. Студент Высшей школы экономики. Обвиняется по ч. 2 ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности с использованием Интернета», до 5 лет лишения свободы), первоначально обвинялся по ч. 2 ст. 212 УК РФ, однако следствие отказалось от этого обвинения. Был под стражей с 1 августа 2019 года. 3 сентября 2019 года переведён под домашний арест.

Жуков Кирилл Сергеевич родился 13 октября 1990 года. Гражданский активист.  Обвиняется по ч. 2 ст. 212 и ч. 1 ст. 318 УК РФ. 4 сентября 2019 года приговорён к 3 годам колонии общего режимаПод стражей с 1 августа 2019 года.

Коваленко Евгений Дмитриевич родился в 1971 году. Житель п. Столбовая Чеховского района Московской области. Имеет высшее образование. Работает охранником на железной дороге. Обвиняется по ч. 1 ст. 318 («Применение не опасного для жизни и здоровья насилия к представителю власти», до 5 лет лишения свободы) УК РФ. 4 сентября 2019 г. осуждён к 3 годам 6 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 1 августа 2019 года.

Малышевский Эдуард Вадимович родился 23 марта 1972 года. Житель г. Химки Московской области. Мастер по ремонту квартир. Обвиняется по ч. 1 ст. 318 УК РФПод стражей с 30 августа 2019 года.

Подкопаев Иван Романович родился 28 октября 1993 года. Имеет среднее специальное образовавние. Работал в библиотеке. Обвинялся по ч. 2 ст. 212 и ч. 1 ст. 318 УК РФ. 3 сентября 2019 г. осуждён по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 3 годам колонии общего режима, 9 октября 2019 года Мосгорсуд сократил срок до 2 лет колонии общего режима. Под стражей с 27 июля 2019 года.

Раджабов Самариддин Садридинович родился 17 апреля 1998 года. Житель Москвы. Рэп-музыкант. Изначально обвинялся по ч. 2 ст. 212 и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 318 УК РФ.  Обвиняется по ч.1 ст. 318 УК РФ («Угроза применения насилия к представителю власти»). Под стражей с 27 июля 2019 года.

Фомин Сергей Викторович родился 14 апреля 1983 года. Житель Москвы. Волонтёр штаба кандидата в Мосгордуму Любови Соболь. Индивидуальный предприниматель. Обвиняется по ч. 2 ст. 212 УК РФ. Был под стражей с 8 августа 2019 года. 3 сентября 2019 года переведён под домашний арест.

Чирцов Никита Максимович родился 9 апреля 1997 года. Житель г. Березняки Пермского края. Программист, индивидуальный предприниматель. Обвиняется по ч. 1 ст. 318 УК РФПод стражей со 2 сентября 2019 года.

Описание дела

20 июля 2019 года на «согласованном» многочисленном оппозиционном митинге лидерами общественного мнения было объявлено, что если за последующую неделю власти не допустят независимых кандидатов к участию в выборах городского парламента (назначенных на 8 сентября 2019 года), то 27 июля 2019 года с 14:00 состоится встреча избирателей с кандидатами в депутаты Мосгордумы (МГД) и с действующими муниципальными депутатами у мэрии на Тверской улице. В публичном заявлении 16 независимых кандидатов в депутаты (многие из которых являются также действующими мундепами), указывалось, что такая встреча легальна: «Мы призываем правоохранительные органы не чинить препятствий легальным действиям граждан и независимых кандидатов в защиту своих прав и предостерегаем полицию от незаконного применения силы в отношении людей».

Однако, Росгвардия и полиция 27 июля заранее перекрыли подходы к зданию московской мэрии.

«В результате стекающиеся в центр протестующие, — описывает «Медиазона» — образовали несколько больших групп — у ресторана «Армения» на Пушкинской, в Столешниковом переулке и на Большой Дмитровке, в Брюсовом переулке. В Столешниковом начались столкновения с полицейскими и бойцами Нацгвардии, они били людей дубинками. В Брюсовом переулке разбили голову мундепу Александре Парушиной. К вечеру несколько сотен человек собрались на Трубной площади, где до этого проходили регулярные акции в поддержку незарегистрированных кандидатов». 

По подсчётам «ОВД-Инфо», за весь день было задержано 1 388 человек (по данным полиции 1 074). На ночь в отделах полиции остались как минимум 256 человек. «ОВД-Инфо» известны имена 25 человек, которых избили силовики; по информации телеграм-канала Baza, травмы получили 77 человек. В течение последующей недели не менее ста задержанных были оштрафованы, а десятки — отправлены под административный арест. В последних протоколах задержаний манифестантов полиция указывала, что в акции приняло участие 10 тысяч человек, что можно считать минимальной оценкой числа участников.

По утверждению мэра столицы Сергея Собянина, 27 июля протестующие вели себя агрессивно — пытались перекрывать движение и нападали на силовиков. Демонстранты сами вынудили правоохранительные органы применить силу, настаивает мэр.

«Оцениваю как массовые беспорядки, заранее спланированные и хорошо подготовленные. Никаких заявок на проведение согласованной акции не было», — сказал Сергей Собянин 30 июля 2019 года.

Почти одновременно с заявлением главы города Следственный комитет (СК) сообщил о возбуждении уголовного дела по «факту» массовых беспорядков. Релиз ведомства повторял слова Собянина: по версии следствия, участники акции «применили насилие в отношении представителей власти, прорвали оцепление, и, выйдя на проезжую часть, парализовали движение автотранспорта на Садовом кольце в городе Москве». Подчёркивалось, что накануне митинга «группа» в интернете призывала выходить на улицы. 

В ночь на 31 июля 2019 года у участников митинга начались обыски, проект «ОВД-Инфо» рассказывал о двух — у Василия Кузьмина и Сергея Фомина. После обысков обоих допросили в Следственном комитете и отпустили в статусе свидетелей. Источник ТАСС отмечал, что обыски проводят сотрудники службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ и главного и московского управлений Центра по противодействию экстремизму МВД.

1 августа 2019 года Следственный комитет России (СКР) отчитался о задержании пяти человек по делу о «массовых беспорядках». Оперативно была создана следственная группа из 84 следователей. В течение дня сообщалось, что следственные действия проходят в спецприёмниках полиции для арестованных в административном порядке с отбывающими арест за участие в несанкционированной акции 27 июля 2019 года.

Постановления о привлечении к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 212 УК («Участие в массовых беспорядках»), подписанные в начале августа 2019 года руководителем (на тот момент) следственной группы следователем по особо важным делам ГСУ СКР по Москве майором юстиции Ерёминым, повторяют друг друга слово в слово, кроме ФИО обвиняемого. В них указано, что «неустановленные лица» использовали отказ в регистрации независимых кандидатов в Мосгордуму «в качестве повода» для организации «массовых беспорядков» в столице. 27 июля эти лица «организовали прибытие не менее 3 500 участников протестной акции» на Тверскую улицу и Пушкинскую площадь Москвы, которые, «поддавшись противоправным призывам» и применяя физическую силу, «прорвали оцепление, совершили противоправные действия, а, выйдя на проезжую часть, парализовали движение автотранспорта на Садовом кольце».

«Продолжая противоправные действия, неустановленные участники массовых беспорядков, в том числе и Жуков Е. С., применили насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел и Росгвардии путём нанесения последним ударов в область головы, а также бросали в них камни и бутылки, распылили слезоточивый газ из заранее приисканного аэрозольного устройства. Таким образом, Жуков Е. С. своими умышленными действиями совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 212 УК РФ, а именно участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием и уничтожением имущества», - говорилось в постановлении о привлечении к уголовной ответственности Егора Жукова. Постановления в отношении остальных обвиняемых по этой статье абсолютно идентичны.

В судах об избрании мер пресечения следствие представило более подробные обоснования вины фигурантов дела.

Айдар Губайдулин. В материалах дела имеется кадр из видео, где он заносит над головой пластиковую бутылку, якобы с целью бросить её в сторону силовика. Адвокат Максим Пашков подчеркивал: качество снимка настолько скверное, что человека по нему едва ли можно опознать. Вину не признает.

Алексей Миняйло. Следователь Силахов зачитал в суде ходатайство об аресте. Он сказал, что Миняйло задержан по подозрению в массовых беспорядках. Обвиняемый и его адвокат заявили, что в документах нет никакой конкретики, и он не участвовал в массовых беспорядках.

Сергей Фомин. Судья Валентина Левашова и следователь Валерия Башаева перечисляли в ходе судебного заседания названия документов (схема движения по бульварам 27 июля, протокол допроса и др.) в материалах, представленных следствием, фамилии потерпевших силовиков, которые фигурируют в деле — Дементьев, Кириллов, Мелкозеров и Салиев, - это касалось всего большого уголовного дела в отношении всех обвиняемых. Какие преступные действия совершил непосредственно Фомин, сказано не было. По ходатайству следствия 3 сентября 2019 года суд изменил ему меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест. 

Егор Жуков. «Причастность Жукова подтверждается результатами следственных действий и оперативно-розыскной деятельности», — сказал следователь в суде, не называя конкретных доказательств. Перечисляя материалы дела, судья назвала видеозапись, на которой «указанные лица делают жесты направо». Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов рассказал, что ему показали видео, где молодой человек «руководит» колонной протестующих: «Он с проезжей части колонну переводит на пешеходную часть. То есть он из беспорядка вводит в порядок». «Новая газета» опубликовала видео, на котором видно, что «руководит» колонной другой человек. 3 сентября 2019 года СК снял обвинения с Жукова по ст. 212 УК РФ и предъявил новые по ч. 2 ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности с использованием Интернета»). По данным следствия, в 2017 году Жуков разместил на своем канале на видеохостинге «Ютуб» видеозаписи, содержащие публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности по мотивам политической ненависти и вражды, включая насильственное изменение конституционного строя, мятежи и воспрепятствование законной деятельности сотрудников правоохранительных органов. Это четыре ролика: «Митинг 7 октября или как сливают протест», «Мирная революция возможна (доказательства)», «Митинги. Что дальше», «Бойкот выборов — это лишь начало». По ходатайству следствия суд изменил Жукову меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест. 

Евгения Коваленко обвинили по ч. 1 ст. 318 УК РФ в том, что он швырнул металлическую мусорную урну и попал бойцу московского ОМОНа Максиму В. Салиеву в спину. Уголовное дело против него было возбуждено в день событий - 27 июля 2019 года. СМИ публиковали видео, на котором урна летит и падает рядом с силовиками и людьми, которых они пытаются «скрутить». Коваленко признал, что бросил урну, но не считает, что попал в М. Салиева и причинил ему вред.

Первым в качестве обвиняемого в участии в массовых беспорядках привлечён Иван Подкопаев. При задержании в районе проведения акции у него из рюкзака силовики изъяли нож, молоток, газовый баллончик, канцелярский нож и противогаз. Видео этого досмотра показали федеральные телеканалы с грифом «оперативная съёмка». В суде Подкопаев объяснил, что противогаз нужен ему ежедневно для работы, он по профессии — техник, газовый баллончик — для защиты от злых собак, а нож «не является холодным оружием» и нужен ему «в хозяйственных целях». 21 августа 2019 года ему предъявили обвинение и по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Следствие утверждает, что Иван Подкопаев распылил перцовый газ в сторону бойцов Росгвардии. Обвиняемый не отрицает это. Потерпевшие росгвардейцы: командир отделения младший сержант Евгений Мелкозеров, стрелок-радиотелефонист рядовой К. В. Дементьев. 3 сентября 2019 года Тверской районный суд Москвы рассмотрел с его согласия дело в особом порядке без исследования доказательств. Судья Александр Меркулов приговорил Ивана Подкопаева к 3 годам колонии общего режима.

Кирилл Жуков, которого поначалу за участие в акции 27 июля оштрафовали, как и десятки других участников, по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ, через несколько дней был доставлен в Следственный комитет, где ему после допроса предъявили обвинение уже по уголовному делу по ч. 2 ст. 212 и ч. 1 ст. 318 УК РФ. Однако, обвинительное заключение предъявлено (в рекордно короткие сроки) только по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Вину он не признаёт. Государственные телеканалы показывали запись, на которой человек, похожий на Жукова пытается приподнять забрало шлема у одного из бойцов в оцеплении; когда демонстрант поворачивается вполоборота к камере, видно, что он улыбается. В программе телеведущего Владимира Соловьева это видео показали с титрами, объясняющими, что протестующие «сознательно провоцировали ОМОН». Ведущий «Первого канала» Анатолий Кузичев в эфире назвал демонстранта на видео «провокатором».

При рассмотрении в 2 августа в Пресненском районном суде Москвы ходатайства следователя о заключении Самариддина Раджабова под стражу, представитель СК заявила, что на акции 27 июля он швырнул пластиковую бутылку в сторону полицейских и попал одному (по фамилии Линник) в шею, причинив ему «физическую боль». «Я почувствовал удар в заднюю часть шеи, от которого почувствовал физическую боль», — говорил на допросе полицейский. Линника признали потерпевшим. Раджабов вину не признал. 

Данил Беглец. На видео с акции 27 июля якобы Беглец подбегает к силовикам, которые, применяя силу, задерживают протестующих, и, вероятно, тянет кого-то из них за руку, пытаясь спасти лежащего на асфальте участника акции от задержания. По версии следствия, Беглец потянул за руку полицейского Никитина, который задерживал протестующих: «Препятствуя задержанию правонарушителя, он схватил полицейского за запястье правой руки и, сильно сдавив, отдернул в сторону, тем самым причинив физическую боль». Данил Беглец вину признал и ходатайствовал об особом порядке рассмотрения дела в суде. Обвинительное заключение было предъявлено по ч. 1 ст. 318 УК РФ. 3 сентября 2019 года Тверской районный суд Москвы рассмотрел с его согласия дело в особом порядке без исследования доказательств. Судья Анатолий Беляков приговорил Беглеца к 2 годам колонии общего режима.

В течение первого месяца хода уголовного дела среди обвиняемых также были четыре молодых человека, обвинявшихся только по ч. 2 ст. 212 УК РФ: Сергей Абаничев, Владислав Барабанов и Даниил Конон находились под стражей с 3 августа 2019 года, а Валерий Костенок с 12 августа 2019 года. 3 сентября 2019 года СКР заявил, что не смог собрать доказательств их участия в массовых беспорядках, снял обвинения и освободил их.

Так как истории преследования Абаничева, Барабанова, Конона и Костенка показательны для данного дела, приведём их.

Владислав Барабанов. В суде по мере пресечения 3 августа 2019 года озвучен рапорт сотрудника Центра «Э», где говорится о видеозаписи в Интернете «Наша первая попытка свергнуть власть», на которой запечатлено, как манифестанты стоят, а потом идут в сторону цепи силовиков 27 июля в районе Петровского бульвара. На этом видео якобы виден Владислав Барабанов в чёрной футболке и шортах. Он стоит, чуть выступив из ряда остальных демонстрантов. Примерно в девять часов вечера, согласно рапорту, он принял участие в митинге и «осуществлял координацию» протестующих. Приведены скриншоты, на которых якобы изображен Барабанов. Согласно справке Центра «Э», он принимал «активное участие в противозаконной акции» 27 июля и координировал её участников в Палашевском переулке столицы.  

Сергей Абаничев. Следствие считало, что он бросил банку в сотрудника полиции. Абаничев вину не признает. Он утверждает, что выкинул «в сторону от себя» бумажный стакан из-под «Кока-колы» из кафе «Бургер-Кинг». СК представил суду протокол осмотра интернет-страницы с видеозаписью «Митинг», на которой запечатлен Сергей Абаничев в синей одежде. Также справку Центра по противодействию экстремизму (Центра «Э», ЦПЭ) ГУ МВД России по г. Москве, согласно которой он принимал «активное участие» в акции 27 июля, рапорт оперативника 4-го отдела ЦПЭ, согласно которому Абаничев участвовал в мероприятии.

Даниил Конон. Следователь заявил, что вина подтверждается данными оперативно-розыскной деятельности (ОРД), «видеозаписями с незаконной акции», протоколами допросов потерпевших. Какие конкретно действия он совершил, в суде не прозвучало.

Валерий Костенок. Кадры видео: он что-то маленькое и лёгкое бросил в омоновца, который бьёт другого манифестанта дубинкой. В суде оглашён протокол допроса Костенка, в котором он говорил, что подобрал пластиковую бутылку, выпавшую из мусорного бака, брошенного Евгением Коваленко, и кинул её в омоновца «без цели причинить вред здоровью представителя власти»; потом он бросил другую пластиковую бутылку в ещё одного бойца. Одна из них попала в каску. «Думаю, что от моих действий испытать боль сотрудники полиции не могли», - заявил Костенок на допросе и извинился за свои «эмоциональные» действия.

Среди подозреваемых в участии в массовых беспорядках был и режиссёр Дмитрий Васильев. 9 августа его вызвали на допрос в СКР и ночью 10 августа 2019 года поместили в изолятор временного содержания (ИВС), откуда госпитализировали. Адвокат Татьяна Прилипко сообщала, что у Васильева диабет, в изолятор ему не разрешили взять с собой глюкометр и инсулин, из-за чего у него резко подскочил уровень сахара в крови и его доставили в реанимацию 20-й горбольницы. 11 августа следствие попросило Басманный суд Москвы о заочном аресте Васильева, но суд вернул это ходатайство. Позже, в тот же день, режиссера выписали, а в ночь на 12 августа его освободили, поскольку истек срок его предварительного задержания. Спустя 10 дней обвинение Васильеву так и не было предъявлено, что, по словам адвоката, означает его перевод в статус свидетеля. 3 сентября 2019 года СК также уточнил, что дело в отношении Дмитрия Васильева прекращено.

9 августа адвокат юридической службы «Апология протеста» правозащитной организации «Агора» Григорий Червонный сообщил ОВД-Инфо, что около двух часов ночи ему пытался дозвониться Илья Анохин, которого 3 августа задерживали и допрашивали по делу о «массовых беспорядках» в отделе полиции. 20 августа Преображенский районный суд оштрафовал Анохина на 10 000 рублей за участие в митинге 3 августа. По сообщению ТАСС, находится в розыске: «Следователи разыскивают предполагаемого участника массовых беспорядков в Москве 27 июля активиста Анохина Илью Игоревича, 1994 года рождения, уроженца Москвы, проживающего в Электростали, для проведения с ним следственных действий». Другой источник ТАСС сообщил, что «Анохин покинул РФ» после составления на него протокола на митинге 3 августа.

На акции 27 июля 2019 года в Москве, как сотни других людей, был задержан 22-летний Никита Чирцов. На видео телеканала «Дождь», четверо полицейских поднимают лежащего на асфальте Чирцова и несут за руки за ноги в автозак. В ОВД «Нижегородское» ему оформили протокол об административном правонарушении и отпустили. Через два дня судья выписал ему штраф в 12 тысяч рублей по статье о нарушении правил проведения массовых мероприятий (ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ).

28 августа 2019 года Никиту Чирцова задержали в Минске. Белорусские милиционеры сообщили ему, что он находится в розыске по статьям о применении насилия к силовику и участии в массовых беспорядках. В итоге Чирцову запретили въезд в Беларусь на десять лет и 30 августа выслали в Москву. 2 сентября 2019 года его задержали и предъявили обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

3 сентября 2019 года судья Басманного районного суда Москвы Евгения Николаева удовлетворила ходатайство СКР и поместила Никиту Чирцова под стражу на два месяца, на время предварительного следствия. По версии обвинения, которую озвучил в суде следователь Олег Шачнев, во время несанкционированной акции 27 июля на Тверской улице, Чирцов толкнул сержанта полиции двумя руками в область грудной клетки и плеча, причинив ему физическую боль. По словам следователя, показания обвиняемого подтверждают данные СК. В интервью «Медиазоне», Никита Чирцов так описал этот инцидент: «Стали толкать забор, образовалась дыра, я зачем-то в неё прыгнул и побежал. Меня стали сотрудники [задерживать], я выставил руки и начал от них убегать. И всё. Меня задержали».

30 августа 2019 года судья Басманного районного суда Наталья Дударь арестовала «фигуранта дела о массовых беспорядках в центре столицы» 47-летнего Эдуарда Малышевского. Суд удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Малышевскому вменяется ч. 1 ст. 318 УК. Обвинение считает, что, будучи задержанным на акции 27 июля 2019 года, Малышевский ногой выбил стекло в автобусе полиции, которое упало на полицейского. По словам защитника, он рассказал, что стал пинать стекло, когда увидел, как полицейские бьют двух женщин, и решил защитить их.

Постановление о привлечении Малышевского в качестве обвиняемого гласит: «Малышевский Эдуард Вадимович, находясь в автобусе полиции ПАЗ, расположенном у д. 17 по ул. Тверской в Москве, имея умысел на применение насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, намереваясь причинить боль сотруднику полиции, стоящему на улице под окном указанного автотранспорта, выбил ногой стекло автобуса, которое при падении упало на находящегося в непосредственной близости командира отделения 1 роты 4 батальона 2 оперативного полка полиции ГУ МВД России по г. Москве Астафьева Д. А., от чего последний испытал физическую боль».

Протокол осмотра 12-минутной оперативной видеосъёмки описывает, как митингующие пытаются прорваться через металлические ограждения, из-за чего к ним подбегают двое полицейских в полном обмундировании — касках и бронежилетах. Один из них находится рядом с автозаком в то время, «как неожиданно у автобуса полиции с правого борта вылетает стекло из окна, расположенного в задней части, которое попадает на старшего сержанта, ударяя его в область головы и правого плеча по касательной, и падает на митингующих», после чего из проёма показывается нога в бежевых туфлях и тёмных шортах. Сам потерпевший — 24-летний Дмитрий Астафьев — рассказал, что около 14:30 находился рядом с автобусом, препятствуя прорыву протестующих, когда «услышал грохот и почувствовал удар по голове и по правому плечу». «В момент удара я был в защитной каске и находился спиной к автобусу, так как всё внимание было на толпу, активно пытающуюся прорвать ограждение. Однако, почувствовав удары, я сразу обернулся и увидел, что с правого борта окно выбито, и оно находится частично на мне и в руках у митингующих. Травмы, уточнял Астафьев, он не получил «только из-за того», что находился в средствах индивидуальной защиты; удар же по плечу, признавал он, прошёл лишь по касательной.

Сам обвиняемый настаивает, что стекло не упало на Д. Астафьева, а «было аккуратно поставлено на землю». 

29 июля 2019 года Тверской суд Москвы арестовал его на 13 суток, признав виновным в мелком хулиганстве (ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ). Согласно этому постановлению суда, Эдуард «вёл себя агрессивно, громко кричал, выражался нецензурной бранью, размахивал руками»; «на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить свои противоправные действия не реагировал», а при задержании «упирался ногами и руками в кузов, отталкивая от себя полицейских», и попытался покинуть автобус через заднюю дверь, «выбив окно с металлическим ограждением» и «повредив дверь служебного транспорта».

7 августа 2019 года председатель СКР Александр Бастрыкин передал уголовное дело из московского в Главное следственное управление СК. Следственную группу возглавляет старший следователь по особо важным делам при Председателе СК РФ генерал-майор юстиции Рустам Рашитович Габдулин, который в 2012 году вёл «Болотное дело».

18 сентября 2019 года Мещанский районный суд города Москвы вернул уголовное дело Айдара Губайдулина в прокуратуру и изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде.

26 сентября 2019 года Басманный районный суд Москвы освободил Алексея Миняйло из-под стражи в зале суда. В этот же день уголовное дело в его отношении было закрыто в связи с отвутствием в его действиях состава преступления.

Адвокаты:

Д. Беглеца – адвокат «Агоры» Ильнур Шарапов

А. Губайдулина – Максим Пашков

Е. Жукова – адвокат «Агоры» Леонид Алексеевич Соловьев, Илья Сергеевич Новиков

К. Жукова – адвокат «Зоны права» Светлана Байтурина

Е. Коваленко – адвокат «Агоры» Мансур Гильманов

Э. Малышевского – адвокат «Агоры» Александр Альдаев

И. Подкопаева – адвокат «ОВД-Инфо» Николай Фомин

С. Раджабова – адвокат «Правозащиты Открытки» Анри Цискаришвили

С. Фомина – Алексей Веселов

Н. Чирцова – Александр Борков

Основания признания политическими заключёнными

В ст. 31 Конституции РФ записано: «Граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

Ст. 15 основного закона страны провозглашает два важнейших положения:

  • Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие, правовые акты не должны противоречить ей;

  • Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью её правовой системы. Если договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Признание международных стандартов в сфере гражданских прав дополнительно подчеркнуто в ч. 1. ст. 17 Конституции: В РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Принцип свободы мирных собраний зафиксирован в многочисленных международных соглашениях, в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Копенгагенском документе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ); Международном пакте о гражданских и политических правах (МПГПП).

С 1998 года Российская Федерация приняла на себя вытекающие из Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) обязательства в сфере защиты прав человека и признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

В том числе, наше государство обязалось исполнять ст. 11 этой Конвенции: «1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний… 2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц» и ст. 17, запрещающей заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

Российское законодательство о публичных мероприятиях и правоприменительная практика в этой сфере ещё в 2011-м году, до последовавших позднее ужесточений, подвергались критике Европейской Комиссии за демократию через право (Венецианской Комиссии) в Заключении №658/2011 от 20 марта 2012 г. CDL-AD (2012)003, рекомендовавшей по результатам анализа Закона «О митингах…»:

• включить в Закон положения о презумпции в пользу проведения собраний, принципах пропорциональности и отсутствия дискриминации
• предусмотреть разрешение стихийных и срочных собраний, если они носят мирный характер и не представляют прямой угрозы насилия или серьезной опасности общественной безопасности;
• предусмотреть, чтобы основания для ограничения собраний были сужены для применения принципа пропорциональности, а основания для приостановления и прекращения собраний были ограничены общественной безопасностью или угрозой неизбежного насилия.

При подготовке Заключения Венецианская комиссия руководствовалась, в частности, Руководящими принципами по свободе мирных собраний, подготовленных советом экспертов Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ по вопросам свободы собраний и Европейской комиссией за демократию через право (Венецианской комиссией) Совета Европы, вышедших во 2-ом издании в 2011 г. (далее: Руководящие принципы).

Руководящие принципы содержат вполне конкретные и чёткие требования к национальным законодательствам и толкования международно признанных правовых норм.

Так, «презумпция в пользу проведения собраний» отнесена к Основным регулирующим принципам:

«2.1 …Всё то, что в явной форме не запрещено законом, следует считать разрешённым, и от желающих собраться не следует требовать получения разрешения на то, чтобы провести собрание. В законодательстве должна быть чётко и недвусмысленно установлена презумпция в пользу свободы собраний.

2.2 …Государство всегда должно стремиться способствовать проведению мирных собраний в предпочтительных для их организаторов местах, защищать эти собрания, а также должно обеспечить отсутствие помех при распространении в обществе информации о предстоящих собраниях».

Относительно стихийных (срочных) собраний Руководящие принципы указывают:

4.2 Стихийные собрания. Если законодательство требует подачи предварительного уведомления, в его положениях должен быть прямо предусмотрен отказ от этого требования в тех случаях, когда подача такого уведомления оказывается невозможной с практической точки зрения. Такое исключение действует только в тех обстоятельствах, когда невозможно уложиться в установленный законом срок. Власти всегда должны обеспечивать защиту любого стихийного собрания и содействовать его проведению при условии сохранения его мирного характера».

Относительно принципа пропорциональности п. 2.4 раздела А Руководящих принципов требует: «Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть пропорциональными. В процессе достижения органами власти законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства».

Однако, несмотря на принятые Россией международные обязательства, подвергшиеся критике положения Закона о митингах не были пересмотрены, а текущая практика выявила в корне расходящееся с международными правовыми нормами толкование Закона со стороны власти, отчетливо проявившееся во время разгона мирного собрания 27 июля 2019 года и последовавшего за ним уголовного преследования его участников.

Так, Руководящие принципы содержат развёрнутые положения относительно условий допустимого прекращения мирных собраний и применения силы при их принудительном прекращении. §§163 – 168 Раздела Б указывают:

«§163. Если организаторы не обеспечивают выполнение каких-либо обязательных предварительных условий для проведения собрания (включая требование о надлежащем уведомлении, а также необходимые и пропорциональные ограничения, установленные законом) или отказываются их выполнять, то они могут быть привлечены к ответственности. Европейский суд по правам человека (дела Букта и другие против Венгрии, 2007 г., Эва Мольнар против Венгрии, 2008 г.) постановил, что решение о разгоне таких собраний «на основании лишь отсутствия требуемого предварительного уведомления, и при том, что его участники ведут себя в соответствии с законом, является непропорциональным ограничением свободы мирных собраний»...

§165. Правоохранительным органам не следует прибегать к разгону собраний, если они проходят мирно. Разгон собрания должен быть самой крайней мерой, и органы власти обязаны учитывать возможные последствия, руководствуясь международными стандартами...

§166. Разгон собрания следует проводить лишь в том случае, если сотрудники правоохранительных органов приняли все разумные меры для содействия собранию и для защиты его от нанесения ему вреда (включая, например, усмирение враждебно настроенных зрителей, угрожающих применением насилия), а также, если существует прямая угроза насильственных действий».

Объявляя об общественном собрании в форме встречи избирателей с кандидатами в депутаты Мосгордумы и с действующими муниципальными депутатами, лидеры оппозиции, как и пришедшие на мероприятие граждане реализовывали свое право на свободу мирных собраний. Подать уведомление властям о проведении акции в форме митинга или демонстрации в порядке, прописанном в федеральном законе № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее: закон «О митингах») оппозиционеры не могли, т. к. до дня выборов оставалось всего полтора месяца, а причины акции: отказ в регистрации кандидатов в депутаты Мосгордумы и игнорирование избирательными комиссиями требований митинга 20 июля, стали явными только за несколько дней до её проведения. Эти обстоятельства придали акции срочный, стихийный характер и исключали возможность подачи уведомления не менее, чем за 10 дней, как требует российский закон, не делающий для стихийных акций исключения. Между тем, из Руководящих принципов по свободе мирных собраний БДИПЧ ОБСЕ и прецедентных решений ЕСПЧ однозначно следует, что «стихийные собрания следует считать законными и их следует рассматривать в качестве ожидаемого (а не исключительного) признака здоровой демократии». Однако, несмотря на отсутствие уведомления в прописанном в законодательстве порядке, фактически, власти за семь дней знали о запланированной на 27 июля 2019 года акции, как минимум, из средств массовой информации и готовились к тому, чтобы помешать её проведению.

Помимо того, инициаторы акции обосновано исходили из сложившейся практики – до этого такие собрания власти не разгоняли. Так, с 19 по 23 июля 2019 года ежедневно проходили собрания на Трубной площади столицы с количеством участников от нескольких сотен до двух тысяч человек – там дежурило только несколько сотрудников полиции, не было ни задержаний участников или организаторов, ни каких-то ограничений в проведении мероприятий. От митинга они отличались только отсутствием звукоусиления и минимальным количеством плакатов и флагов.

Заметим, что порядок уведомлений о публичных акциях в законе прописан, согласно букве и духу российского права и международных договоров РФ, для того, чтобы дать властям время на обеспечение порядка, безопасности, соблюдения прав и свобод человека в ходе их проведения, в первую очередь, – конституционного права на мирные собрания. Запрещать мирные собрания граждан только на основании отсутствия согласования или подачи уведомления, не говоря уже об их силовом разгоне и уголовном преследовании их участников, недопустимо и незаконно. Незаконное воспрепятствование проведению митинга, демонстрации или собрания наказывается по ст. 149 УК РФ лишением свободы на срок до трех лет.

Представители Правозащитного центра «Мемориал» находились на месте событий 27 июля 2019 года в Москве. Мы также подробно изучили видеозаписи акции протеста и «столкновений» манифестантов и силовиков, материалы уголовного дела.

Мы убеждены: манифестация носила мирный характер. Все данные свидетельствуют о том, что никаких массовых беспорядков в Москве не было. Власти не имели права препятствовать проведению акции, разгонять её, задерживать её участников, тем более, применяя насилие.

«Основания и цели применения сотрудниками правоохранительных органов специальных средств (и физической силы) установлены ст. 20 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» (далее – Закон о Росгвардии) и ст. 21 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (далее – Закон о полиции). В нарушение указанных норм в ряде случаев сотрудники правоохранительных органов применяли специальное средство – палку специальную (и физическую силу) в целях, не предусмотренных ст. 20 Закона о Росгвардии и ст. 21 Закона о полиции, и в том числе в ситуациях, когда необходимость его применения явно отпала, а задерживаемое лицо обезврежено, окружено сотрудниками правоохранительных органов и не оказывает сопротивления», - заявил в своём обращении в правоохранительные органы с требованием расследовать применение насилия силовиками 27 июля в Москве Совет по правам человека при Президенте РФ.

Ч. 2 ст. 212 УК РФ, в нарушении которой обвиняется большинство фигурантов этого дела, гласит: «Участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооружённого сопротивления представителю власти…».

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в постановлении от 15 мая 2018 года по делу «Луцкевич против Российской Федерации» указывает, что наличие одного признака (только поджогов, или только применения оружия) для привлечения по ст. 212 УК РФ недостаточно.

ЕСПЧ отдельно отметил, что только «насилие в отношении представителя власти» не может служить основанием для установления факта массовых беспорядков, поскольку существует самостоятельная ст. 318 УК РФ с меньшими сроками наказания, указывает юрист «Правозащиты Открытки» Виктор Лурье.

Субъективная сторона указанного преступления, согласно российскому праву, характеризуется прямым умыслом. Никаких данных о наличии умысла на совершение массовых беспорядков 27 июля 2019 года в Москве у обвиняемых нет. Обязательным признаком преступления является массовость, т. е. участие в насилии и погромах значительного числа людей – и этот признак в данном уголовном деле отсутствует.

Несмотря на огромную следственную группу, материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что силовики не нашли реальных признаков преступления, изложенных в указанной ст. 212 Уголовного кодекса.

Факты «насилия», которые инкриминируют нескольким фигурантам дела по ст. 318 УК РФ, в большинстве случаев, таковыми не являются.

Так, Самариддин Раджабов, очевидно, не мог причинить вреда силовикам в шлемах и «броне», бросив в них пластиковую бутылку. Невозможно считать насилием и прикосновение пальцами одной руки Кирилла Жукова к шлему спецназовца и хватание за руку полицейского Данилом Беглецом. Кроме того, необходимо учитывать, что все эти инциденты, явно, произошли, как ответная спонтанная реакция на незаконное насилие силовиков против демонстрантов.

Никита Чирцов толкнул полицейского, который, очевидно, его незаконно задерживал с применением силы. Тем самым, он пытался избежать незаконного задержания. Никакого вреда здоровью, как видно из материалов дела, «потерпевшему» сержанту он не причинил. Недоказуемая «физическая боль» таковым не является. Тем не менее, Чирцов понёс административное наказание в виде штрафа.

Необходимо учитывать, что все эти инциденты явно произошли, как ответная спонтанная реакция на незаконное насилие силовиков против демонстрантов.

Мог бы получить (но не получил) «вред здоровью» сотрудник ОМОНа от броска урной Коваленко. Из видеозаписей непонятно, задела ли урна при падении хоть одного человека (манифестанта или росгвардейца), но видно, что омоновец даже не обернулся, не отвлёкся от своего занятия – «скручивания» и избиения дубинками участников акции. Несомненно, мы осуждаем его поступок. Однако, после просмотра нескольких видеозаписей инцидента, снятых с разных сторон, становится понятно, что до того, как бросить урну, Коваленко тянул за руку полицейского, пытаясь помешать избиению силовиками лежащих на асфальте безоружных и не применяющих насилие людей, за что получил удар от полицейского рукой.

Совет по правам человека (СПЧ) при Президенте РФ так описал ситуацию, в ходе возмущения которой Коваленко бросил урну, а Костенок две пустых пластиковых бутылки: «27 июля 2019 года на углу Центрального детского магазина, расположенном на пересечении ул. Рождественка и Театрального проезда, имело место применение неустановленным сотрудником специального средства – палки специальной в отношении одновременно нескольких неустановленных лиц, которые находились на предназначенной для отдыха граждан лавочке, не совершали нападения на сотрудников правоохранительных органов и не оказывали им сопротивления. Даже если исходить из того, что данные граждане совершали административное правонарушение, к моменту применения специального средства оно уже было пресечено, а необходимость в его применении отсутствовала (http://vk.com/video-29534144_456247198)». Требование расследовать эти действия силовиков СПЧ направил руководителям ФСБ, МВД, Росгвардии и СКР.

От выбитого Эдуардом Малышевским окна автозака «потерпевший» полицейский, согласно его собственным показаниям, никакого вреда не понёс. За это правонарушение Малышевский уже отбыл 13 суток административного ареста.

Мы осуждаем и распыление в росгвардейцев Иваном Подкопаевым перцового газа. Однако, насколько известно, и в этом случае бойцы не получили вреда здоровью, а действия Подкопаева были реакцией на неправомерные действия представителей власти, поэтому мы полагаем имеющее место лишение его свободы (содержание под стражей) явно несоразмерным возможной общественной опасности его действий.

В любом случае, эти несколько инцидентов являются единичными, а не массовыми и не дают оснований для утверждений об имевших место массовых беспорядках.

Обвинение Егора Жукова в призывах экстремизму в четырёх своих видеороликах основано на заключении замначальника Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ эксперта Александра Коршикова, кандидата физико-математических наук. Защита не согласна с его выводами и ставит под сомнение компетентность эксперта. Ранее Коршиков участвовал в проведении судебной комплексной психолого-лингвистической экспертизы по делу Варвары Карауловой, осужденной за попытку примкнуть к «Исламскому государству» (организация признана террористической и запрещена в России). На суде Коршиков говорил, что является аттестованным судебным экспертом в области проведения лингвистических и автороведческих исследований. У защиты Карауловой возникли вопросы к уровню подготовки эксперта в связи с отсутствием у него филологического и психологического образований, они поставили под сомнение достоверность выводов заключения и возможность их использования в суде.

Просмотрев инкриминируемые Егору Жукову ролики - «Митинг 7 октября или как сливают протест», «Мирная революция возможна (доказательства)», «Митинги. Что дальше», «Бойкот выборов — это лишь начало» - мы не нашли в них призывов к насилию, экстремизму. Наоборот, в них Жуков рассказывает о методах ненасильственной политической борьбы.

О политическом характере преследования обвиняемых по данному делу свидетельствуют оппозиционный по отношению к власти характер мирной публичной акции 27 июля 2019 года, в которой они участвовали, и контекст преследования, происходящего на фоне резкого усиления репрессий в отношении участников мирных демонстраций и митингов. Мы уверены, что это уголовное дело направлено на оказание давления на участников акций протеста, идущих в Москве в связи с отказом в регистрации независимых кандидатов в Мосгордуму с целью их прекращения.

Арестованных оппозиционеров приговорили, практически, заранее — об их виновности, как указано выше, заявил мэр Москвы, а также, косвенно, пресс-секретарь Президента России, тем самым оказав давление на правоохранительные органы и суды. Государственное телевидение и другие провластные СМИ сообщили ложь о мнимых «массовых беспорядках», заклеймив протестующих как преступников, спонсируемых Западом, называя их «иногородними» (т. е. лицами, чьи права якобы не могли быть нарушены отказами в регистрации кандидатов в депутаты МГД). Мы считаем, что эти, противоречащие нормам права и элементарной морали действия властей, осуществляются с целью изолировать оппозицию, заставить граждан бояться участвовать в протестном движении, лишить движение поддержки общества.

В связи с вышеизложенным, мы считаем Данила Беглеца, Егора Жукова, Кирилла Жукова, Евгения Коваленко, Эдуарда Малышевского, Алексея Миняйло, Ивана Подкопаева, Самариддина Раджабова, Сергея Фомина и Никиту Чирцова политзаключёнными, а Айдара Губайдуллина – незаконно преследуемым по политическим мотивам. Их преследование осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за их убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, а также свободы мирных собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных международными договорами и российским законодательством.

Мы требуем немедленного освобождения Данила Беглеца, Егора Жукова, Кирилла Жукова, Евгения Коваленко, Эдуарда Малышевского, Ивана Подкопаева, Самариддина Раджабова, Сергея Фомина и Никиты Чирцова и привлечения к ответственности виновных в их незаконном уголовном преследовании.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия Правозащитного центра «Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Как помочь

Адреса для писем:

  • 123308, г. Москва, 1-й Силикатный проезд, д. 11, корп. 1, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по городу Москве, Беглецу Данилу Юрьевичу 1992 г. р.
  • 127081, Москва, ул. Вилюйская, д. 4, ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по городу Москве, Жукову Кириллу Сергеевичу 1990 г. р.
  • 107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Коваленко Евгению Дмитриевичу 1971 г. р.
  • 125130, Москва, ул. Выборгская, д. 20, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по городу Москве, Малышевскому Эдуарду Вадимовичу, 1972 г. р.
  • 107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Подкопаеву Ивану Романовичу 1993 г. р.
  • 107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Раджабову Самариддину Садридиновичу 1998 г. р.
  • 125130, Москва, ул. Выборгская, д. 20, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по городу Москве, Чирцову Никите Максимовичу 1997 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

Предложить свою помощь обвиняемым по делам о событиях 27 июля 2019 года можно в телеграм-чате команды сайта «Дело 212» (http://t.me/peredachi_212).

Расписание всех заседаний по делу публикует Афиша «Медиазоны»: http://afisha.zona.media

Сбор финансовой помощи для всех обвиняемых ведётся инициативной группой поддержки обвиняемых: http://delo212.ru/#help

Подписать петицию «Новая газета» с требованием закрытия уголовного дела по ст. 212 УК РФ можно по ссылке: http://change.org/Delo212

Яндекс-кошелёк 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзекам.

Ссылки на публикации в СМИ:

Доклад «Свобода собраний в России. Антиконституционные нормы и незаконное правоприменение». Общественная комиссия «Круглого стола 12 декабря» // http://ovdinfo.org/documents/2015/04/04/svoboda-sobraniy-v-rossii-antikonstitucionnye-normy-i-nezakonnoe

Доклад «ОВД-Инфо» «Московский эксперимент. Преследования участников акций в поддержку кандидатов в Мосгордуму» // http://ovdinfo.org/reports/mgd-2019

Московское Дело. Сайт Павла Елизарова // https://mosdelo.org

Новая газета. Вера Челищева. Лилит Саркисян. Андрей Карев. Дело 212 // http://novayagazeta.ru/articles/2019/08/02/81476-delo-212

Медиазона. Анна Козкина, Дима Швец, Елизавета Пестова. Максим Литаврин, Александр Бородихин. Дело о московских выборах. Что мы знаем о первых обвиняемых в участии в «массовых беспорядках» // https://zona.media/article/2019/08/01/figuranty

Медиазона. Анна Козкина, Елизавета Пестова, Дарья Гуськова, Егор Сковорода, Александр Бородихин. Дело о московских выборах. Что мы знаем о новых обвиняемых в участии в «массовых беспорядках» // https://zona.media/article/2019/08/04/figuranty-2

Медиазона. Анна Козкина, Елизавета Пестова. Третья волна «московского дела». Что мы знаем о Даниле Беглеце, Айдаре Губайдулине, Дмитрии Васильеве и Валерии Костенке // https://zona.media/article/2019/08/12/figuranty-3

Медуза. Максим Литаврин. Исчерпывающий путеводитель «Медузы» по всем делам, связанным с выборами в Мосгордуму и уличными протестами // http://meduza.io/feature/2019/08/14/ischerpyvayuschiy-putevoditel-meduzy-po-vsem-delam-svyazannym-s-vyborami-v-mosgordumu-i-ulichnymi-protestami

Телеканал Дождь. Мария Борзунова. Из чего состоит «московское дело»: гид по главному процессу лета // http://tvrain.ru/teleshow/vechernee_shou/ugolovnye_dela_avgusta-491755

Медиазона. Никита Сологуб. «Отец Абсолют. Как эзотерик-рецидивист из Удмуртии оказался на митинге и попал в СИЗО по «московскому делу»» // http://zona.media/article/2019/09/12/malyshevsky

Медиазона. Анна Козкина, Дарья Гуськова, Кирилл Петров. «Я сдаваться не собираюсь». Объявленного в розыск участника акции 27 июля выслали из Минска, но не задержали в Москве // http://zona.media/article/2019/08/30/chirtsov#more

Правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключённых:

Заявление Международной федерации по правам человека (FIDH) и её членских организаций - ПЦ «Мемориал», Антидискриминационного центра «Мемориал» и «Гражданского контроля». «Российские власти должны прекратить жестокие репрессии против участников протестов» // http://memohrc.org/ru/news_old/rossiyskie-vlasti-dolzhny-prekratit-zhestokie-repressii-protiv-uchastnikov-protestov

Заявление ученых: остановить каток политических репрессий! // http://trv-science.ru/2019/08/22/protiv-repressiy

Такие дела. «Агора» попросила ООН оценить действия российских силовиков при разгоне мирных акций протеста // http://takiedela.ru/news/2019/08/21/agora-oon

The New Times. Речь «болотника» Алексея Полиховича на митинге 10 августа, после которого его задержали // http://newtimes.ru/articles/detail/183750

Политологи выступили против репрессий в России // http://colta.ru/news/22154-politologi-vystupili-protiv-repressiy-v-rossii

Ведомости. СПЧ попросил МВД, Росгвардию и СКР проверить случаи применения силы к протестующим // http://vedomosti.ru/politics/news/2019/08/20/809245-spch-poprosil-mvd-rosgvardiyu

Ведомости. Кудрин назвал беспрецедентным применение силы полицией на акциях протеста в Москве // http://vedomosti.ru/politics/news/2019/08/21/809318-kudrin-nasilie

Дата обновления справки: 17.10.2019 г.

Развернуть
УК: 318 ч.1

123308, г. Москва, 1-й Силикатный проезд, д. 11, корп. 1, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по городу Москве, Беглецу Данилу Юрьевичу 1992 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

УК: 318 ч.1

107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Коваленко Евгению Дмитриевичу 1971 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

УК: 318 ч.1

125130, Москва, ул. Выборгская, д. 20, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по городу Москве, Малышевскому Эдуарду Вадимовичу, 1972 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests)

УК: 318 ч.1

107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Подкопаеву Ивану Романовичу 1993 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

УК: 318 ч.1

107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве, Раджабову Самариддину Садридиновичу 1998 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).

УК: 318 ч.1

125130, Москва, ул. Выборгская, д. 20, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по городу Москве, Чирцову Никите Максимовичу 1997 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org/arrests).