Дело геленджикских правозащитников

Члены Геленджикского правозащитного центра Аванесян Гагик Эдуардович, родившийся 1 июня 1965 года, Ачилов Зуфар Каршеевич, родившийся 29 октября 1958 года, Иванов Владимир Викторович родившийся 22 мая 1959 года, и Семергей Валерий Викторович, родившийся 22 мая 1951 года, были осуждены 30 апреля 2013 года к 8, 11, 13 и 8 годам строгого режима соответственно. Обвинялись по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (Вымогательство с целью получения имущества в особо крупном размере); Аванесян, Ачилов и Иванов также по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (Вымогательство группой лиц по предварительному сговору в крупном размере). Под стражей находятся с 20 февраля 2012 года.

Полное досье

Описание дела

20 февраля 2012 года в городе Геленджике Краснодарского края были задержаны четверо правозащитников: руководитель Генелджикского правозащитного центра (ГПЦ) Иванов Владимир Викторович, член совета ГПЦ Ачилов Зуфар Каршеевич, член ГПЦ и главный редактор независимой газеты «Имею право» Семергей Валерий Викторович, правозащитник Аванесян Гагик Эдуардович. Они были обвинены по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ («Вымогательство с целью получения имущества в особо крупном размере») в вымогательстве в феврале 2012 года 2 млн. рублей у застройщиков А.А. Петросяна и Х.Г. Акрида, строивших с нарушениями 9-этажный многоквартирный дом. В изоляторе временного содержания (ИВС) у задержанных были зафиксированы побои, в отношении всех четверых была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Позже Аванесяну, Ачилову и Иванову было предъявлено дополнительное обвинение по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ («Вымогательство группой лиц по предварительному сговору в крупном размере») в вымогательстве в апреле-мае 2011 года 500 тыс. рублей у незаконно строившего 7-этажный дом Н.Г. Шихиди.

30 апреля 2013 года судья Геленджикского городского суда М.В. Дрепа признал Аванесяна, Ачилова, Иванова и Семергея виновными по п. «б» ч. 3 ст. 163 и п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, приговорив их, соответственно, к 8, 11, 13 и 8 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы в колонии строгого режима. 13 августа 2013 года Краснодарский краевой суд оставил без изменения приговор правозащитникам.

Признаки политической мотивированности преследования

Мы имеем основания полагать, что уголовное преследование геленджикских правозащитников было вызвано публикацией ими информации, широко растиражированной СМИ и получившей скандальную известность, о строительстве в природоохранной зоне т.н. «дачи Путина» и «дворца патриарха Кирилла». Необходимо учесть, что Краснодарский край является регионом, в котором и раньше отмечались неоднократные случаи преследования журналистов, гражданских активистов и правозащитников по политически мотивированным делам (дела Рожкова, Саввы и др.), в т.ч. в отношении лиц, разоблачавших факты незаконного захвата земель и строительства на них резиденций представителями российской политической элиты (дело Газаряна и Витишко). Уровень репрессий в отношении лиц, в той или иной форме оппонирующих власти в Краснодарском крае заметно выше, чем в среднем по России, особенно, в преддверии сочинской Олимпиады 2014 года. Дополнительной  причиной преследования, упоминаемой правозащитниками, мог стать конфликт Владимира Иванова с председателем Геленджикского городского суда В.А. Краснопеевым, в 2010 году уже приведший к осуждению правозащитника к 10 месяцам лишения свободы по ч. 1 ст. 318 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти»), ст. 319 («Оскорбление представителя власти») УК РФ.

Имеются свидетельства правозащитников, в т.ч. членов ОНК Краснодарского края, о применении к обвиняемым пыток на этапе предварительного следствия с целью получения от них признательных показаний. Это позволяет критически отнестись к первоначальным показаниям обвиняемых, признав их формой самооговора. Выводы следствия и суда, изложенные в приговоре, представляются односторонними и  трактующими законную правозащитную и общественную деятельность, а именно борьбу с незаконной застройкой в форме реализации прав, предусмотренных Конституцией РФ, как часть преступного замысла. Вызывает сомнение и то, что приписываемыми подсудимым действиями (подача жалоб и пикетирование стройки) можно было нанести такой ущерб интересам застройщика, что он бы добровольно согласился выплатить 2 млн. рублей за их прекращение. Версия правозащитников, в соответствии с которой в интересах и по поручению соседей, давших правозащитникам нотариально заверенные доверенности, они вели с застройщиками переговоры о материальной компенсации, представленная на суде, напротив, представляется заслуживающей доверия.

Действия активистов, с нашей точки зрения, должны быть дополнительно исследованы на предмет соответствия вменяемому им составу вымогательства под угрозой оглашения позорящих сведений, определяемому п. 3 Постановления Пленума ВС РСФСР № 3 от 4 мая 1990 года (в редакции постановлений Пленума ВС РФ от 21 декабря1993 года № 11 и от 25 октября 1996 года № 10) как «требование передачи имущества, сопровождающееся угрозой разглашения сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких». Сведения о предполагаемых нарушениях закона застройщиками были оглашены сразу после поступления информации о ведущихся стройках, более того, немедленно были написаны заявления и жалобы в правоохранительные и иные контролирующие органы. В действиях Аванесяна, Ачилова, Иванова и Семергея был значимый общественно полезный компонент, выразившийся в защите права граждан, страдавших от незаконного строительства, выполнении функции медиаторов между застройщиками и жителями, препятствовании незаконному строительству.

Таким образом, обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы было применено к ним с целью недобровольного прекращения их публичной деятельности, в частности, деятельности, направленной на защиту прав человека и основных свобод. Лишение свободы было применено в нарушении права на справедливое судебное разбирательство, а продолжительность назначенного лишения свободы представляется явно непропорциональной совершенным ими действий.

Включение конкретного человека или группы людей в список вероятных жертв не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека или группы людей в список вероятных жертв не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты:

Аванесяна Гагика Эдуардовича – Эрицян А.Э.;

Ачилова Зуфара Каршеевича – Некрасов А.Н.;

Иванова Владимира Викторовича – Кряколов Д.И.;

Семергея Валерия Викторовича – Кузнецова О.В.

Текст приговора  Геленджикского городского суда от 30 апреля 2013 года:

http://tinyurl.com/prigovor30-04-2013

Ссылки на интересные публикации в СМИ:

http://tvrain.ru/articles/razoblachitelej_dachi_putina_i_dachi_patriarha_posadili_za_moshennichestvo-349358

http://grani.ru/Society/Law/m.217908.html

http://news-nomad.ru/society/837.html

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключённых:

http://kavkaz-uzel.ru/articles/228638

Развернуть