Дело антифашистов

В октябре – ноябре 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности России были арестованы шесть антифашистов: в Пензе задержали пять человек – Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Егора Зорина, Василия Куксова и Андрея Чернова; в Санкт-Петербурге был задержан Арман Сагынбаев. В конце января 2018 года в Санкт-Петербурге были арестованы Виктор Филинков и Игорь Шишкин.

ФСБ утверждает, что все они входили в организацию под названием «Сеть», созданную в Пензе и намеревавшуюся «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране». По версии спецслужбы, ячейки «Сети» действовали в Москве, Петербурге, Пензе и Белоруссии. Всех предполагаемых участников сообщества в ФСБ считают анархистами. Всем им были предъявлены обвинения по ч.2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе», до 10 лет лишения свободы).

Большинство из фигурантов дела на начальном этапе дали признательные показания. Единственным, кто не сознался в участии в террористической организации и воспользовался правом не свидетельствовать против себя в соответствии со ст. 51 Конституции России, был Василий Куксов. Впоследствии выяснилось, что признательные показания были получены под пытками: в частности, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский и Виктор Филинков заявили, что оговорили себя под пытками. Андрей Чернов по его словам физическому воздействию не подвергался, но также отказался от данных ранее признательных показаний.

Полное досье

Описание дела

17 октября 2017 года был задержан Егор Зорин, студент четвёртого курса Педагогического института им. В. Г. Белинского. По неподтверждённым данным, после этого он написал явку с повинной, которая и легла в основу официально возбуждённого 18 октября уголовного дела №11707560001000036 об организации и участии в террористическом сообществе (части 1 и 2 статьи 205.4 УК). Зорину срок ареста не продлевался — он находился в СИЗО до 18 декабря, а после этого его перевели под домашний арест.

В ночь с 18 на 19 октября 2017 года были задержаны однокурсник Зорина Илья Шакурский и их общий приятель Василий Куксов. При обыске в автомобиле Куксова был найден пистолет. Куксов ​– единственный, кто не признал свою вину, воспользовавшись статьёй 51 Конституции России, и заявил, что оружие ему подбросили.

27 октября 2017 года задержали инструктора по стрельбе Дмитрия Пчелинцева, который знал Шакурского по тусовке левых активистов. В его квартире было найдено зарегистрированное оружие – ​два охотничьих карабина, а также ружьё и амуницию для игры в страйкбол. В машине Пчелинцева силовики обнаружили две гранаты.

6 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге задержали Армана Сагынбаева — он несколько раз приезжал в Пензу на страйкбольные тренировки. В ходе обыска у него дома обнаружили 15-литровое ведро: на треть оно было заполнено алюминиевой пудрой, четыре килограмма аммиачной селитры, два будильника и различные радиодетали, «пригодные для изготовления предохранительно-исполнительного механизма взрывного устройства». Сагынбаев признался, что найденное принадлежат ему. После ареста Сагынбаева этапировали в пензенское СИЗО.

9 ноября 2017 года задержали Андрея Чернова, знакомого Пчелинцева, также увлекавшегося страйкболом.

23 января 2018 года в аэропорту Пулково был задержан гражданин Казахстана антифашист Виктор Филинков, работавший программистом в одной из петербургских фирм.

25 января 2018 года в петербургском СИЗО обнаружили пропавшего накануне петербургского активиста и оппозиционера Игоря Шишкина.

По версии ФСБ, в 2014 году житель Пензы Дмитрий Пчелинцев создал террористическое сообщество «Сеть». Первоначально в объединение ⁠вошли люди, с которыми ⁠Пчелинцев познакомился на концертах музыкальных групп. По информации издания «Republic», сейчас уголовное ⁠дело расследуется по статье «Организация террористического сообщества и участие в нем» (ст. 205.4 ⁠УК РФ), но в ФСБ полагают, что в деятельности «Сети» есть признаки таких преступлений, как «Насильственный захват власти» (ст. 278 УК РФ) и «Вооружённый мятеж» (279 УК РФ). Следствие утверждает, что участники «Сети» с помощью терактов планировали «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» — в качестве жертв были намечены сотрудники силовых структур и главы местных администраций. Они якобы собирались устроить взрывы во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу, а когда наступит «час Ч», поднять вооружённый мятеж.

Издание «Republic» пишет, что из материалов дела следует, что у каждого из членов «Сети» для конспирации было прозвище, связь друг с другом они поддерживали с помощью протокола Jabber (известен тем, что обеспечивает высокую степень анонимности, не требуя, например, привязки к номеру мобильного телефона) и использовали TOR.

С конца 2015 года у каждого члена «Сети» была своя должность и роль: Пчелинцев был лидером и идеологом, его заместитель по кличке Рыжий — разведчиком и вербовщиком, Арман Сагынбаев по прозвищу Андрей-Безопасность — инженером-сапёром, Илья Шакурский (Спайк) — тактиком, Андрей Чернов (Близнец) — связистом, Егор Зорин (Гриша) — стрелком, а некто Борис — также координатором и идеологом.

«Рыжий» — это упомянутый в решении суда Максим Иванкин, а «Борисом» силовики, вероятно, называют Кулькова М.А. По информации издания «Медиазона», оба уехали из России и находятся в розыске.

В материалах дела указывается, что летом 2016 в состав «Сети» вошли ещё несколько ячеек, пензенская получила название «5.11» или «Восход», московская ячейка — «МСК», и две петербургские — «Марсово поле» и «Иордан-СПб». Кроме того, ФСБ считает, что подразделение «Сети» есть и в Белоруссии, а общее руководство ячейками осуществлялось из Пензы.

Точный состав отделений известен не до конца, показания фигурантов по некоторым участникам расходятся. Однако, сравнив допросы, можно сделать вывод, что в «Марсово поле» входили до шести человек, в том числе антифашист Виктор Филинков, в «Иордан-СПб» – семь человек, включая антифашиста Игоря Шишкина, а в московское отделение – от двух до четырёх человек. Всех их ФСБ считает анархистами.

Материалы дела позволяют утверждать, что ФСБ уверена, что съезды «Сети» проходили несколько раз. Первый — в июле или августе 2016 года в Московской области, во время которого активисты отрабатывали захват поста ДПС, дискутировали об анархии и необходимости свержения власти. Второй прошёл в декабре 2016 года — январе 2017 года на даче в посёлке Сапёрное Ленинградской области, а третий — в феврале 2017 года.

К материалам дела приложены видеозаписи тренировок в лесу под Пензой, во время которых молодые люди использовали пиротехнику. По версии ФСБ, совместные тренировки были подготовкой к восстанию, туристические походы — «незаконным овладением навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи».

Признаки политической мотивированности преследования

В отношении всех арестованных антифашистов сотрудниками ФСБ применялись насильственные исчезновения на срок до двух суток. За это время от них с применением пыток добивались признательных показаний. В частности, о пытках ФСБ сообщили Виктор Филинков, Илья Шакурский, Дмитрий Пчелинцев и проходивший свидетелем по этому делу Илья Капустин.

Петербургский антифашист Виктор Филинков пропал 23 января 2018 года. После этого его жена развернула активные поиски мужа. 25 января 2018 года Дзержинский районный суд Петербурга арестовал Виктора Филинкова по подозрению в участии в террористическом сообществе (часть 2 статьи 205.4 УК).

26 января 2018 года Филинкова в СИЗО посетили члены ОНК Санкт-Петербурга, которые зафиксировали многочисленные следы пыток: следы ожогов от элетрошокера на всей внешней поверхности правого бедра, гематому на правой щиколотке, ожоги от электрошокера в области грудной клетки.

Далее приводим выдержки из акта, составленного членами ОНК:

«Виктор Филинков пояснил, что телесные повреждения были получены им 24 января 2018 года в машине, в которую его посадили сотрудники ФСБ. Автомобиль — Volkswagen Transporter темно-синего цвета с тонированными окнами. В эту машину его поместили сорудники ФСБ после задержания в аэропорте Пулково, в ней перевозили в ИВС на Захарьевской, 6, в больницу. Из больницы Филинкова увезли в лесополосу и возили в течение 5 часов. Наносить телесные повреждения стал один из двух неизвестных в масках».

«На первом ряду машины находились сотрудники ФСБ, на третьем Филинков и [два человека в масках], на втором сотрудник ФСБ. Одновременно с нанесением телесых повреждений (наносились в промежутке между 03:00 и 07:00 24.01.2018) сотрудники ФСБ требовали от Филинкова дать признательные показания, а добившись согласия — точных формулировок, которые его заставляли выучить».

«Сотрудники ФСБ угрожали, что позже, если Филинков откажется, это избиение окажется "легкой версией того, что будет". После этого Филинков В.С. подписал объяснительную (в УМВД и УФСБ), сообщив все выученные им "показания". Уже после этого сотрудники ФСБ потребовали от Филинкова не отказываться от показаний на суде, угрожая помещением в СИЗО с туберкулезными больными. Единственные реплики, которые говорили люди в масках, были вида: "Не дергайся, что ты орешь". В лесополосе Филинкова пересадили в автомобиль Lada Priora, люди в масках прибыли следом в УМВД (предположительно). В первый приезд в УМВД люди в масках точно заходили в здание, обсуждая что "нужно закрыть лицо, потому что камеры". При обыске также угрожали, требуя от него сообщить, что он "что-то знает" и тогда "все будет в порядке"».

«Также у Филинкова хорошо заметны следы от наручников на обеих руках. Понятыми были дворники того же дома. Кровь с лица Филинкова отмывали его же шапкой и снегом. Кровь осталась на шапке. Пароли от всех электронных устройств выпытали там же. Угрожали, "что если Филинков В.С. будет плохо себя вести, его жену достанут даже в Киеве"».

25 января 2018 года пропал антифашист Игорь Шишкин. 27 января Дзержинский районный суд Петербурга арестовал его по подозрению в участии в террористическом сообществе (часть 2 статьи 205.4 УК).

27 января 2018 года Шишкина в СИЗО посетили члены ОНК Санкт-Петербурга, которые зафиксировали многочисленные травмы, идентифицируемые как следы пыток.

Сам Шишкин с заявлением о пытках не обращался, однако при посещении членами ОНК он выглядел сильно избитым и подавленным, спрашивал разрешения у сотрудников на каждое свое действие, просил членов ОНК не делать то, что может вызвать недовольство сотрудников. В ответ на вопрос членов ОНК сообщил, что травмы «были получены им на тренировке». На вопрос, какие ещё травмы «были получены им на тренировке», сообщил, что имеется гематома на ноге, однако сотрудники не разрешили ему задрать штанину и показать членам ОНК гематому на ноге, эту (или иную) травму членам ОНК удалось зафиксировать только 2 февраля 2018 года.

25 января 2018 года был похищен Илья Капустин. Хотя Капустин проходил по делу в качестве свидетеля, он также подвергся пыткам со стороны сотрудников ФСБ. Позже он подробно рассказал «Медиазоне», как проходил допрос: «Когда я не понимал, о ком или о чем идет речь, они били меня током из электрошокера в район паха или сбоку от живота». Пытки продолжались пять часов, после чего у Ильи Капустина провели дома обыск, изъяли средства связи и отпустили в статусе свидетеля. Тот зафиксировал в травмпункте все повреждения и обратился за шенгенской визой. Через две недели, получив визу, Илья Капустин выехал в Финляндию и запросил там убежище.

К этому времени часть арестованных в Пензе активистов также заявили, что дали показания под пытками.

Илья Шакурский заявил, что ко всем фигурантам пензенского дела применялись пытки в подвале следственного изолятора:

«Меня закрыли в помещении, где было много коек, сказали сесть и не двигаться. Через некоторое время зашли три человека в масках, сказали повернуться к стене и снять верхнюю одежду. В этот момент мелькнула мысль: "Меня убьют". Мне сказали, не поднимая голову, сесть на лавку. Завязали глаза, руки и заткнули рот носком. Потом я подумал, что они хотят оставить мои отпечатки пальцев на чём-либо. Но потом на большие пальцы на ногах мне прицепили какие-то проводки. Я почувствовал первый заряд тока, от которого я не мог сдержать стона и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово "нет" и говорил все, что мне говорили оперативники».

Дмитрий Пчелинцев сообщил, что его не только пытали током, но и подвешивали вниз головой:

«28 октября 2017 года, когда я был заключён под стражу по решению суда в СИЗО на улице Каракозова, примерно в 16 часов я находился в своей одиночной камере 5.1. Ко мне зашли спецназовец, старший смены и майор УФСИН, они мне сказали выйти из камеры и пройти в рядом расположенную камеру карцера. Так я и сделал. В это помещение сразу зашли 6–7 человек, половина из них были в форменной одежде, камуфляже типа "мультикам", другая половина была в гражданской одежде, но у всех у них на головах были маски-балаклавы. Несмотря на эти головные уборы, скрывающие лица, я могу часть людей этих опознать по голосу, телосложению и одежде. Некоторых я впоследствии узнавал при сопровождении меня и конвоировании. Они стали указывать мне, что мне нужно сделать, я выполнял их команды. Разделся до трусов, сел на лавку, вытянул руки назад, голову наклонил вниз. Вначале я думал, что это какая-то необходимая процедура осмотра, положенная для всех поступивших в СИЗО, поэтому я так добровольно подчинялся. Затем скотчем они сзади связали мои руки, также скотчем ноги привязали к ножке лавки, в рот мне положили кусок марли.

У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги. Другой потрогал мне на шее пульс рукой, в дальнейшем он делал это не раз, он контролировал моё состояние. Он удивился, что пульс спокойный и у меня нет волнения — это было от того, что я вначале не понимал происходящее.

Затем [человек] в перчатках стал крутить ручку "динамо-машины". Ток пошёл до колен, у меня стали сокращаться мышцы икровые у ног, меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, начал биться спиной и головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку. Все это продолжалось примерно 10 секунд, но во время пытки мне это показалось вечностью.

Один из них стал разговаривать со мной. Дословно он сказал: "Слова "нет", "не знаю", "не помню" ты должен забыть, ты меня понял?». Я ответил: "Да". Он сказал: "Правильный ответ, молодец, Димочка". Затем мне в рот снова засунули марлю и по три секунды в течение четырех раз продолжили пытку током. <…> Затем меня швырнули на пол, при падении, будучи связанным за одну ногу к ножке лавки, я упал и сильно разбил колени, они стали сильно кровоточить. С меня стали стягивать трусы, я лежал вниз животом, они пытались присоединить проводы за половые органы. Я стал кричать и просить перестать издеваться надо мной.

Они стали твердить: "Ты лидер". Чтобы они остановили пытки я отвечал: "Да, я лидер". "Вы собирались устраивать террористические акты". Я отвечал: "Да, мы собирались устраивать террористические акты". Один из тех, кто измерял мой пульс на шее, одел свою балаклаву на голову мне, чтобы я их не видел. В один из моментов я потерял сознание на некоторое время. <…> После того как они ушли, в помещение зашёл уфсиновец и сказал мне, чтобы я оделся, он отвел меня в мою одиночную камеру».

Пчелинцев отмечал, что во время пыток у него «был полон рот "крошенных зубов" от того, что [он] сжимал зубы от сильной боли, и была порвана уздечка языка, весь рот был полон крови, и в один из моментов один из пытавших сунул в рот носок».

Имеются основания полагать, что пытки применялись и отношении других фигурантов дела кроме Андрея Чернова, который, по его словам, дал признательные показания после того, как с ним поговорил Дмитрий Пчелинцев, подвергшийся пыткам.

Несмотря на необходимость борьбы с реально существующей террористической угрозой, в случае арестованных антифашистов имеет место фальсификация уголовного дела и фабрикация доказательств с грубым нарушением прав арестованных и российского законодательства. Уголовное дело против Дмитрия Пчелинцева, Ильи Шакурского, Андрея Чернова, Василия Куксова, Армана Сагынбаева и Егора Зорина в Пензе, а также Виктора Филинкова и Игоря Шишкина в Санкт-Петербурге было возбуждено в контексте их оппозиционной общественно-политической деятельности и мотивировано их политическими убеждениями как левых активистов и антифашистов. В контексте развернувшихся с января 2018 года преследований левых активистов в России, это дело выглядит с большой вероятностью политически мотивированным.

Таким образом, обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы в отношении Дмитрия Пчелинцева, Ильи Шакурского, Андрея Чернова, Василия Куксова, Армана Сагынбаева, Егора Зорина, Виктора Филинкова и Игоря Шишкина было применено с целью прекращения их общественной деятельности, при этом лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и было основано на фальсификации доказательств вменяемого преступления.

Включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Развернуть

ФКУ СИЗО-1, ул. Каракозова, д. 30, Пенза, Пензенская обл., Россия, 440039
Сагынбаеву Арману Даулетовичу, 1992 г.р.

ФКУ СИЗО-1, ул. Каракозова, д. 30, Пенза, Пензенская обл., Россия, 440039
Чернову Андрею Сергеевичу, 1989 г.р.

ФКУ СИЗО-1, ул. Каракозова, д. 30, Пенза, Пензенская обл., Россия, 440039, Кулькову Михаилу Алексеевичу, 1994 г.р.

ФКУ СИЗО-1, ул. Каракозова, д. 30, Пенза, Пензенская обл., Россия, 440039, Иванкину Максиму Сергеевичу, 1995 г.р.