Права человека в Туркменистане (обзор событий за январь-апрель 1999 г.)

Дата публикации: 25.04.1999

Обзор ситуации с правами человека в Туркменистане в январе-апреле 1999 г. включает эксклюзивную информацию о политических и религиозных преследованиях, комментарии к официальным сообщениям об отмене смертной казни и выходе Туркменистана из соглашения о безвизовом режиме со странами СНГ, описание инцидента с депортацией сотрудников ПЦ "Мемориал" и др. В приложении публикуется текст приговора по делу политзаключенных Гараева, Аймурадова и др., письмо Евангельских христиан-баптистов президенту Туркменистана и др. 

В январе-апреле 1999 г. в своих выступлениях президент Туркменистана Ниязов неоднократно затрагивалвопрос о введении в Туркменистане многопартийной системы.

14 января, выступая на совещании, посвященном вопросам работы с письмами граждан, президент признал, что в стране “многие высказываются за многопартийность”. Он пообещал, что “в Туркменистане будетмногопартийность, но только тогда, когда мы научимся пользоваться плодами свободы”1. Суть последней, по словамНиязова, в том, чтобы граждане соблюдали закон. Иначе говоря, по мнению президента, переход к демократиисдерживается исключительно низким уровнем сознания населения.

5 февраля по первому каналу туркменского ТВ транслировалось выступление Ниязова, в котором он заявил, что в Туркменистане якобы “разрешено создание любых типов партий”, кроме партий, основанных эмигрантами, которые “не имеют права учить нас свободе”. “Многопартийная система или оппозиция не могут быть привнесеныискусственно, по приказу”, - подчеркнул президент, отметив способность туркмен построить “собственнуюдемократию”.

21 апреля, выступая в Национальном институте демократии и прав человека, Ниязов вновь повторил, чтонаселение “плюет на законы”, что является едва ли не основным тормозом развития демократии в стране. Онподчеркнул, что недовольные могут объединяться и обмениваться мнениями с другими недовольными, даже могутсоздать свою организацию (“пусть это будет 10-20 человек, не нашедших достойного места в обществе”), но они недолжны нарушать порядка на улицах2.

По мнению авторов бюллетеня, все эти заявления президента, в действительности, носят демагогическийхарактер, поскольку право на свободу ассоциаций в Туркменистане грубо нарушается властями, а секретная полицияпреследует любые проявления оппозиционной активности. Кроме того, многочисленные, как признает Ниязов, требования о введении многопартийности плохо согласуются с утверждением о неготовности туркменского общества кдемократии.

Интересно, что в ходе встреч высших туркменских чиновников с делегацией правозащитной организации в конце января – начале февраля 1999 г. заместитель председателя Меджлиса Абат Ризаевазаявила о неприятии населением идеи многопартийности, ссылаясь на отсутствие желающих вступить в новуюпроправительственную партию, которую пытался создать спикер парламента. А директор Национального институтадемократии и прав человека Владимир Кадыров заявил, что демократия на предстоящих парламентских выборахбудет обеспечена не путем многопартийности, а через право выдвигать кандидатов собраниями граждан из 200 чел. “Human Rights Watch”

На совещании 14 января Ниязов также остановился на вопросе выборности руководителей регионов: “В рядеписем предлагают избирать арчинов и хякимов... Для проведения свободных выборов необходимо, чтобы людивнутренне освободились, чтобы их решение ни от кого не зависело. Когда народ станет богаче, когда появятсякрупные собственники, тогда и можно будет выбирать арчинов и хякимов. Сейчас же каждое племя захочет своегопредставителя видеть избранным...”3

Скачать ZIP (182 Кб)

1 “Нейтральный Туркменистан” 11.02.99.

2 Нейтральный Туркменистан” 28.04.99.

3 “Нейтральный Туркменистан” 11.02.99.