Выдворенный из Франции чеченский беженец скончался в СИЗО Грозного

04.04.2022

Также французские власти передали российской стороне конфиденциальные сведения о семье беженца и о российских правозащитных организациях, которые его поддерживали 

Жителя Чечни Дауда Мурадова, 2002 г.р., 11 декабря 2020 года выдворили в Россию из Франции, где он просил убежище. Сотрудники ФСБ задержали его в аэропорту Шереметьево. В тот же день ему было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 205.1 (содействие террористической деятельности) УК РФ — якобы он из Франции вербовал граждан России в незаконные вооружённые формирования (НВФ), которые действуют на Северном Кавказе. Суд в Москве арестовал его на два месяца. Позже, в присутствии приглашённого родственниками адвоката, Дауд отказался от показаний, которые подписал. Он рассказал, что сотрудники ФСБ встретили его у трапа самолёта, увезли в лесистую местность, подвергли там жестоким пыткам и заставили подписать эти признания в преступлении.

В июле 2021 года Мурадову предъявили обвинение в более тяжких преступлениях по ч.4 ст.205.1 (организация террористического акта), ч.3. ст.223.1 (незаконное изготовление взрывчатых веществ в составе организованной группы) и  ч.3 ст.222.1 (незаконное приобретение, хранение, сбыт, передача, перевозка взрывчатых веществ в составе организованной группы) УК РФ. 

По версии следствия, он через Telegram и Instagram* создал террористическую группу в Чечне, члены которой планировали совершить теракт в Грозном. 

Дауд отрицал эти обвинения. Ему грозило от 15 лет лишения свободы до пожизненного. В конце 2021 года его перевезли в Грозный, где вновь подвергли пыткам в отделе полиции Старопромысловского района. 6 февраля 2022 года родным Мурадова сообщили, что он скончался в больнице в Грозном, куда на машине Скорой медицинской  помощи его доставили из СИЗО Грозного. В справке о смерти написано — «внезапная сердечная смерть». Тело родным не отдали, так же как и заключение судебно-медицинской экспертизы. 

Важно отметить, что французская сторона передала российской стороне документы, содержащие конфиденциальные показания Дауда и членов его семьи миграционным службам Франции, когда те просили убежище. Там изложены рассказы о том, как сотрудники МВД Чеченской Республики похитили Дауда в 15-летнем возрасте, как его подвергли жестоким пыткам и держали в заключении 48 дней. Также были переданы данные российских правозащитных организаций и СМИ, которые направляли письма во французские ведомства, протестуя против намерений выдворить Дауда, и показания людей, в том числе проживающих в Чечне, которые свидетельствовали в его пользу. 

  • Выдворение из Франции

В 2017 году семья Мурадовых уехала из России во Францию, где просила политическое убежище. 10 ноября 2020 года Дауда Мурадова письменно пригласили в префектуру города Кольмар — якобы для собеседования. Когда Дауд пришёл в префектуру, сотрудники жандармерии задержали его и отвезли в депортационный лагерь в Страсбурге. Власти страны объяснили такое решение тем, что «в соответствии с данными, полученными вследствие международного сотрудничества, проситель осуществлял вербовочную деятельность в пользу Исламского государства (запрещённая в России террористическая организация), чтобы совершать теракты в отношении сотрудников правоохранительных органов».  МВД Франции мотивирует свои опасения тем, что Мурадов посетил 9 сентября 2020 года сайт Министерства внутренних дел Ингушетии (что законно), в котором публикуются данные разыскиваемых российскими властями членов НВФ (речь о канале в Telegram «Розыск Ингушетия»), и с августа 2020 года регулярно посещал сайт http://chemistry-chemists.com («Химия и химики — журнал химиков энтузиастов», — как написано на сайте), где, в частности, интересовался способами создания самодельной взрывчатки. Эти данные свидетельствуют, что Мурадов может перейти к «актам насилия».

Как нам стало известно, французский адвокат Дауда Мануэла Брийат (Manuela Brillat) обращалась в Европейский суд по правам человека в соответствии с правилом 39 Регламента с просьбой остановить выдворение Дауда, так как на родине ему угрожает серьёзная опасность (согласно этому правилу, Суд может указать государству-ответчику в срочном порядке принять конкретные меры, в данном случае, направленные на обеспечение безопасности Дауда Мурадова). На вопросы ЕСПЧ о причинах выдворения и последующих рисках, французская сторона ответила, что никакие данные о Дауде не будут переданы российским властям.

11 декабря Дауда выдворили в Россию.

  • Возвращение в Россию и пытки

По словам Дауда, в аэропорту Шереметьево его ждали сотрудники УФСБ России, которые забрали его с трапа самолёта. По дороге в отдел по Северному административному округу УФСБ РФ по Москве и Московской области его завезли на лесополосу, раздели догола, избили, облили холодной водой, к ногам и гениталиям присоединили провода и пытали током. Дауду угрожали, что его убьют, закопают там на месте. Яма была уже вырыта. Таким образом его вынудили подписать признательные показания — якобы он вербовал граждан России (жителей Чечни) в НВФ.

Из материалов уголовного дела следует, что 11 декабря в 16:00 на основании рапорта из УФСБ по Чечне, следователь СУ ФСБ России Р. Кондратьев вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Мурадова по ч.1 ст. 205.1 — отметим, что самолёт с Даудом приземлился в 15:05. В тот же день Лефортовский райсуд Москвы арестовал его на два месяца. 

Через несколько дней родственники пригласили адвоката Марьям Махаеву для защиты интересов Дауда, и в её присутствии он подробно рассказал, как его пытали и оказывали на него давление. Он отказался от показаний, подписанных им под пытками. 

По словам адвоката, при поступлении в Лефортово на теле Дауда были обнаружены следы от пыток — раны на местах присоединения проводов. Это указано в журнале учёта и регистрации. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства адвоката о проведении судмедэкспертизы. Также было отказано в возбуждении уголовного дела на незаконные действия силовиков «в связи с отсутствием оснований». 

Дауд также утверждал, что собирал информацию о войне в Чечне и преступлениях, которые тогда военные совершали в отношении мирных жителей. Собранные сведения он  «распространял» в соцсетях. Он общался в группах с разными людьми — говорил о ситуации в Чечне, осуждал преступления военных, критиковал ныне действующий режим, но никого ни к чему не призывал.

  • Первое уголовное дело

Из материалов уголовного дела (постановления о возбуждении уголовного дела  и постановление о привлечении в качестве обвиняемого — от 11 и 25 декабря 2020 года) следует, что Дауд через приложения Instagram* и Telegram в июне 2020 года (точное время не установлено) склонил гражданина России Х.Бистиева к пособничеству НВФ, которые пытаются создать  на Северном Кавказе исламское государство «Халифат». Дауд, по версии следствия, создал Telegram-канал «Ламанхо» с экстремистским контентом и включил туда Бистиева. В сентябре он также склонял к участию в НВФ И. Хасиева. В отношении Бистиева 5 ноября 2020 года возбуждено уголовное дело по ч.5 ст.33 и ч.2 ст.208 УК РФ (пособничество НВФ). По словам адвоката, жители Чечни Бистиев и Хасиев были осуждены на 4 года лишения свободы за пособничество членам НВФ, они заключили со следствием досудебное соглашение.

  • Дополнительные обвинения

29 июля 2021 года СУ СК России по Чеченской Республике предъявил Дауду Мурадову новое обвинение по ч.3 ст. 223.1 и ч. 3 ст. 222.1, ч.4 ст. 205.1 УК РФ. Якобы он в октябре 2020 года, находясь во Франции создал в Чечне террористическую группу, которой руководил через Telegram. Он планировал террористический акт в Грозном — взрыв в кафе-бильярдной «Уют». По поручению Дауда некий «Саид», чьи данные следствию не удалось установить, приобрёл необходимые материалы и изготовил самодельное взрывное устройство, затем спрятал его «недалеко от центра» и сообщил об этом Дауду. Затем некий Р. Байсултанов по поручению Дауда забрал «из неустановленного места изготовленное неустановленным лицом “Саидом” взрывное устройство» и отвёз его на съёмную квартиру.

7 ноября Байсултанов с другим неустановленным лицом «Абу-Хасаном» отвёз самодельную бомбу и спрятал его между улицами Ипподромная и Тверская в Грозном. Но в тот же день бомбу обнаружили сотрудники правоохранительных органов, которые проводили оперативно-разыскные мероприятия. Они заменили её муляжом и установили наблюдение за местностью. Туда приехала из Кисловодска А.Мазанова, которая тоже действовала по указаниям Дауда, надела на себя муляж, отправилась в «Уют» и была там задержана при попытке произвести самоподрыв.

Отметим, что нигде в СМИ нет информации о предотвращении такого громкого теракта, а по неподтверждённым данным несостоявшуюся смертницу приговорили в России только к семи годам лишения свободы.

  • Чечня

6 ноября 2021 года Мурадова перевезли в Чечню и поместили в СИЗО-1 Грозного. Через несколько дней, 11 ноября его отвели в отдел полиции Старопромысловского района Грозного, где, по имеющейся у нас информации, подвергали пыткам, требуя признать инкриминируемые ему деяния. Силовики  предлагали Дауду заключить досудебное соглашение и признать себя виновным по всем обвинениям — обещали, что в таком случае ему «дадут только 10 лет». Несмотря на давление, угрозы и пытки, Дауд не признал себя виновным в организации теракта и вербовке террористов.

В январе 2022 года дело передали в прокуратуру. 18 февраля должно было состояться первое заседание в Гарнизонном военном суде в Ростове. 6 февраля родным Дауда стало известно о его смерти. По официальной версии, 5 февраля ему стало плохо, на машине скорой помощи его отвезли в Республиканскую больницу в Грозном, где он скончался в ночь на 6 февраля. Сначала родным говорили, что Дауд якобы умер от почечной недостаточности, но в справке о смерти написано «сердечная смерть внезапная». Следователь утверждает, что судебно-медицинскую экспертизу тела провели, но отказывается предоставлять её родным. Тело Дауда так и не вернули.

По полученной нами информации, Дауд очень боялся, что его отправят в Чечню, порой был готов  подписать признательные показания, только бы избежать этого. Он верил, что его действительно могут убить. 

Он так и не признал себя виновным в том, что он был организатором или участником готовящегося теракта и утверждал, что никого ни к чему не призывал, не согласился на досудебное соглашение и написал заявление в СК с просьбой привлечь к ответственности силовиков, в том числе сотрудников ФСБ, которые его пытали. Тем не менее его отец отказывался и продолжает отказываться обращаться  за помощью в правозащитные организации, так как боится за своих родных, которые всё ещё находятся в Чечне. 

  • Франко-российское «сотрудничество»

В распоряжении ПЦ «Мемориал» есть документы, которые французская сторона передала российским следственным органам.

Среди прочего там есть резюме показаний, которые Дауд и его родные давали французской миграционной службе, когда просили убежище. Они рассказывали, как 18 января 2017 года, чеченские силовики забрали 15-летнего Дауда, его 13-летнего брата и их отца. Случилось это в интернет-кафе, которое принадлежало семье Мурадовых. В тот день, в кафе задержали ещё 10 человек. Всех их увезли в УМВД по г. Грозный, где проверяли содержимое их телефонов, и подвергали допросам, в том числе с применением насилия. Полицейские утверждали, что из интернет-кафе кто-то посещал сайты «связанные с членами НВФ в Сирии» и «вёл переписку с Сирией». Брата отпустили в тот же день, отца на следующий, а Дауд провёл в заключении 1,5 месяца. Его подвергали издевательствам и пыткам, поскольку  в его телефоне силовики нашли материалы с критикой режима главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Эту переписку он вёл в группе в Whatsapp, в которой было ещё четыре его одноклассника. Их тоже впоследствии задержали. Всех освободили только 7 марта 2017 года. Дауд  рассказал французским властям, как в его избиениях участвовали  высокопоставленные силовики из Чечни. После его освобождения семья решила покинуть Россию.

Кроме этого, французские власти передали российской стороне данные 14-ти человек, которые дали письменные показания в поддержку семьи Мурадовых, в том числе тех, кто проживает в Чечне, а также данные СМИ и правозащитной организации, которые писали заключения, в частности, об истории семьи Мурадовых и в общем о плачевной ситуации с правами человека в Чеченской Республике.. 

Таким образом, власти Франции не только обрекли на пытки и гибель Дауда Мурадова, но подвергли опасности других людей, проживающих в Чечне, российских правозащитников и журналистов. Передача этих документов — грубое нарушение конституционного принципа конфиденциальности прошения о предоставлении убежища (Конституционный совет Франции, апрель 97/389/DC, пункт 26)

Также отметим, что 14 мая 2019 года суд Европейского союза в судебном решении по объединённым делам C-391/16, C-77/17 и C-78/17 «M против Министерства внутренних дел», «X и X против Главного комиссара по делам о безопасности и апатридах» постановил, что при определённых обстоятельствах нельзя высылать из страны пребывания беженцев, даже заслуживающих сурового наказания.

 «У меня  нет сомнений, что речь идёт о России, когда французские власти говорят о “международном сотрудничестве”, благодаря которому получили информацию о Дауде Мурадове. Нам хорошо известно, как правоохранительные органы в России фабрикуют уголовные дела в отношении людей, мы об этом неоднократно писали. Нет никаких оснований доверять их данным. Я не могу в этом конкретном деле говорить о степени вины или невиновности Дауда, хотя прямых доказательств его вины так и не увидел. К сожалению, теперь мы уже не узнаем правду, так как ему не оставили никакого шанса на объективное расследование и справедливый суд. Французские власти отдали его в руки палачей, которые строят свои обвинения в основном на полученных под пытками показаниях. Возмущает то, что Франция не только в нарушение международных норм выдала человека в страну, где его здоровью, и даже жизни угрожала серьёзная опасность, но и передала данные, которые очень сильно усугубили его ситуацию. Впрочем, не только его, но и тех, кто свидетельствовал в его пользу, вступался за него, а ведь многие из этих людей всё ещё находятся в Чечне. Я считаю, что французские власти разделяют ответственность за смерть Дауда. Мне не верится, что он скончался от “внезапных сердечных проблем”, и мы уже не узнаем, что именно с ним произошло, на самом деле. Его лишили даже права на погребение. Очень печально также, что родные Мурадова отказались обращаться в правозащитные организации и продолжают молчать. Мы понимаем, что они боятся, так как у них есть и другие члены семьи в Чечне, но это молчание только потворствует подобным вопиющим нарушениям прав человека», — прокомментировал ситуацию с делом Дауда Мурадова сотрудник ПЦ «Мемориал» Оюб Титиев.

*21 марта 2022 года Тверской районный суд Москвы признал компанию Meta экстремистской. Деятельность организации, которой принадлежит соцсеть Instagram, запрещена на территории России

Поделиться: